ПБЭ/ВТ/Аугсбург

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аугсбург
Православная богословская энциклопедия
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Археология — Бюхнер. Источник: т. 2: Археология — Бюхнер, стлб. 150—153 ( скан · индекс ) • Другие источники: БСЭ1 : ВЭ : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕПБЭ/ВТ/Аугсбург в дореформенной орфографии


[149-150] АУГСБУРГ — древний город в Баварии, известный еще у римлян под названием Augusta Vindelicorum. Уже с начала IV-го века — епископия‚ имевшая важное значение для церкви. Но особенную известность Аугсбург получил во времена реформации и с ним связаны важные события, которые мы и отметим здесь. Прежде всего с именем его связан главный вероисповедной документ протестантизма, именно:

I. Аугсбургское исповедание — Confessio Augustana. 21 января 1530 г. импер. Карл V, посланием из Болоньи, предложил германскому сейму собраться в Аугсбурге 8 апреля, с целью обсуждения и решения различных важных вопросов, — о войне с турками, о религиозных распрях и проч. Как только послание, написанное в весьма умеренном и примирительном духе, дошло (11 марта) до электора саксонского, главы протестантской партии, то по совету своего канцлера, Брюкка, он созвал главных протестантских богословов — Лютера, Меланхтона, Иону и др. — на собрание в Торгау, и поручил им изготовить изложение протестантской веры, чтобы предложить его императору на сейме. Меланхтон изготовил этот документ на основании прежних подобных трудов Лютера, и получил безусловное согласие со стороны последнего. Он был подписан не только электором саксонским, но также и маркграфом бранденбургским, герцогом люнебургским, ландграфом гессенским, принцем ангальтским и городскими властями Нюренберга и Рейтлингена, и решено было представить его на сейм, как общее исповедание протестантской партии. Император сначала потребовал, чтобы документ был представлен ему неформальным образом; но когда [151-152] государи заявили, что непременно желают во всеуслышание прочитать его на сейме, то император созвал собрание, на котором должно было состояться рассуждение, вместо большого городского помещения, в котором обыкновенно собирались сеймы, в небольшой часовне архиепископского дворца, чтобы, насколько возможно, сделать его менее людным. Наконец, он предложил прочесть исповедание на латинском языке; но избиратели ответили: «мы здесь на немецкой земле»; и 25 июня, после полудня, оно громко было прочитано сейму Байером по-немецки, и столь медленно и отчетливо, что собравшийся народ мог слышать каждое слово. Исповедание произвело глубокое впечатление даже на римских католиков. Подлинник исповедания на латинском и немецком языке не дошел до нас. Тогда император приказал присутствовавшим на собрании римским богословам — Экку, Вимпине, Коклею и др. — приготовить опровержение; но первый набросок он отверг, как крайне несостоятельный, и ответ на «исповедание» протестантов был прочитан на сейме лишь 3 сентября. Большинство немедленно объявило, что протестанты совершенно опровергнуты, и от них потребовано было признать римско-католическое учение, что́, конечно, они отклонили. Между тем Меланхтон приготовил «Апологию аугсбургского исповедания» (см. ниже), Брюкк представил ее императору 22 сентября, но император отказался принять ее. Тогда она была напечатана и издана на латинском и немецком языках, равно как и самое «исповедание». Нужно заметить, однако, что «исповедание» не сразу было принято лютеранами в качестве символической книги. Меланхтон продолжал делать в нем изменения, и таким образом возникли editio variata и editio invariata. На диспуте вормском (1541) Экк обратил внимание на этот факт, и в 1561 Флаций заявил, что editio variata всецело склоняется к кальвинистическим взглядам. Editio invariata легло в основу «Формулы согласия», и сделалось главной символической книгой лютеранской церкви.

II. Апология Аугсбургского исповедания составлена была Меланхтоном, по настоянию лютеран, в опровержение римского опровержения аугсбургского исповедания, прочитанного на сейме, 3 сентября 1530 года. Апология эта была представлена сейму, хотя и не была подписана лютеранскими государями, канцлером Брюкком 22 сентября, но в приеме ее было отказано. 23 сентября Меланхтон оставил Аугсбург, во время странствования вновь переделал этот документ, и издал его вместе с весьма вольным переводом Иуста Ионы, в чем ему помогал и сам Меланхтон, в Виттенберге, в апреле 1531 г. Первоначальный набросок не имеет авторитета; но латинский текст составляет символическую книгу лютеранской церкви. Она в семь раз больше «исповедания», и значительно выше его в отношении слога и учености. Она сильно укрепила доверие ученых к протестантизму. В настоящее время она, главным образом, ценится как авторитетный комментарий «аугсбурского исповедания».

См. G. Plitt, Einleitung in die Augustana, Erlangen, 1867; Die Apologie der Augustana, Erlangen, 1873; H. Kinn, Die augsburgische Confession, mit Einleitung u. Anmerkungen, Gütersloh, 1879; Schaff, Creeds of Christendom, I, 225 и сл.‚ и III, 3 и сл.; М. Ястребов, Учение Аугсбургского Исповедания и его Апологии о первородном грехе. Киев 1877.

III. Аугсбургский интерим. После шмалькальденской войны, Карл V еще раз задумал восстановить религиозное единство в Германии, и на аугсбургском сейме (1547) было решено установить предварительно соглашение, раньше чем закончится тридентский собор. План этого предварительного соглашения, так называемого «интерима», был составлен епископом аугсбургским Пфлюгом, Михелем Гельдингом и Агриколой, но был отвергнут как папой, так и протестантскими государями. Тем не менее, после исправления и [153-154] видоизменения его некоторыми испанскими монахами, он сделался законом для империи (15 мая 1548), и вводим был силою оружия. Из протестантских государей его приняли только Иоахим бранденбургский и Людовик палатинатский; другие дали ему энергический отпор.

IV. Аугсбурский мир заключен был 25 сентября 1555 г.‚ и разрешил религиозный вопрос в Германии. Основным принципом состоявшегося соглашения было знаменитое правило: Cujus regio, hujus religio (чья страна, того и религия); то есть государь мог делать выбор между аугсбургским исповеданием и римскою церковью, — и что́ он предпочитал, то должны были принимать и все его подданные. Тут не допускалось свободы совести, а была своего рода свобода территории. Всем позволялось переходить из одного государства, в котором их религия не совпадала с религией государя, в другое, где она совпадала. Хотя это соглашение представляло собою крайне жалкий компромисс, тем не менее это было крупным поражением для политики Карла V, который всю свою жизнь старался восстановить религиозное единство в империи; сам он лично не присутствовал на переговорах, а предоставил все свои полномочия своему брату, королю Фердинанду.