ПБЭ/ДО/Австрия

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Австрія
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 227—237 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕПБЭ/ДО/Австрия въ новой орѳографіи


[227-228] АВСТРІЯ или Австро-Венгрія (Цислейтанія и Транслейтанія — двѣ половины имперіи) — средне-европейское большое государство, имѣющее до 45 мил. жителей, изъ которыхъ двѣ трети принадлежатъ къ римско-католической церкви, четыре милліона къ греко-католической или уніатской, болѣе 3 милл. къ православной церкви, 11/2 мил. къ лютеранскому вѣроисповѣданію, 21/2 милл. къ кальвинской общинѣ, до 60 т. унитаріанъ, болѣе 10 т. армянъ и до 11/2 м. евреевъ. Римско-католическая церковь, включая греческихъ и армянскихъ католиковъ (уніатовъ), имѣетъ 16 архіепископовъ, 47 суффрагановъ, 2 викарныхъ епископа, 1 военнаго епископа и 950 монастырей, въ которыхъ до 9 т. мон. и 6 т. монахинь, — всего около 40 т. духовныхъ лицъ. Православные имѣютъ архіепископа-митрополита-патріарха въ Сремскихъ Карловцахъ, архіепископовъ-митрополитовъ въ Сибиньи или Германштадтѣ (въ Трансильваніи) и Черновцахъ (въ Буковинѣ), 11 епископовъ (въ карловецкой митрополіи-патріархіи: епархій — будимской, вершецкой, бачской, горне-карловецкой, пакрацкой и темешварской въ сибиньской или германштадтсткой митрополіи: арадской и карансебешской; въ черновецкой или буковинско-далматинской: черновецкой архіепископіи и епископій — далматинско-истрійской и боко-которской), около 4,000 тысячъ священниковъ, и до 40 монастырей, съ 300 монаховъ. Протестантскія церковныя общины имѣютъ 18 суперъ-интенденцій. О введеніи христіанства и исторіи христіанской церкви въ различныхъ частяхъ имперіи будетъ сказано въ отдѣльныхъ статьяхъ, какъ Галиція, Далмація, Моравія, Польша, Угрія или Венгрія, Чехія и др. провинцій нынѣшней Австро-Угорской имперіи. Здѣсь скажемъ только о церковной исторіи собственно Австріи, и объ общей церковной политикѣ монархіи.

Эрцгерцогство Австрія, населенное кельтскимъ племенемъ таурисковъ, частью принадлежало Панноніи, частью Норику, которые со времени импер. Августа были римскими провинціями. Отсюда христіанство распространено было римскими солдатами и гражданами, — съ Востока св. Викториномъ (ум. во время гоненія Діоклитіана), и съ Запада — св. Севериномъ (ум. 482). Древнѣйшая епископская каѳедра находилась въ Лорхѣ. Впослѣдствіи страна была наводняема различными варварскими племенами — готами,гуннами, лангобардами, и др.; въ VI в. авары заняли нын. Венгрію, а во время Карла Великаго они подвинуты были къ востоку отъ Энжи (Энса), а баварцы поселились къ западу. Авары обращены были въ христіанство миссіонерами франкской церкви, и основанное тамъ Карломъ Великимъ графство, составляющее политическій узелъ эрцгерцогства Австріи, въ церковномъ отношеніи отдано было подъ власть архіепископа зальцбургскаго. Однако, во всей Моравіи сильно чувствовалось вліяніе Восточной церкви, которая особенно въ вѣкъ св. Кирилла и Меѳодія утвердилась не только въ предѣлахъ Моравіи и сосѣднихъ съ нею славянскихъ [229-230] земляхъ, но даже и въ тѣхъ частяхъ Панноніи, которыя, будучи германизованы, вошли впослѣдствіи въ составъ эрцгерцогства Австріи. Въ теченіе всего періода среднихъ вѣковъ австрійская церковь, повидимому, сохраняла довольно свободное положеніе по отношенію къ Риму. Въ концѣ этого періода, Турціанъ проповѣдывалъ противъ индульгенцій, монахъ Іаковъ — противъ мощей; Теобальдъ — противъ грѣховной жизни духовенства. Сначала имѣла тутъ весьма значительный успѣхъ и реформація. Павелъ Сператъ открыто проповѣдывалъ ученіе Лютера въ Вѣнѣ; тамъ свободно обращались книги реформаторовъ; почти три четверти населенія приняли новое ученіе, монастыри опустѣли, и въ 1560 г. императоръ Фердинандъ I долженъ былъ поставить нищенствующихъ монаховъ подъ покровительство полиціи. Но правительство оставалось строго римско-католическимъ; и несчастныя распри между самими протестантами, перешедшія, особенно между филиппистами и флаціанами, въ неприличные раздоры и фанатическую вражду, давали іезуитамъ возможность успѣшно бороться съ ними. Императоръ Рудольфъ (1576—1612) былъ ихъ ученикомъ и орудіемъ. Хотя, при своемъ восшествіи на престолъ, онъ подтвердилъ религіозную свободу въ странѣ, тѣмъ не менѣе, вскорѣ затѣмъ, онъ уволилъ всѣхъ чиновниковъ, державшихся протестантской вѣры, закрылъ протестантское богослуженіе во всѣхъ городахъ и деревняхъ, принадлежащихъ къ владѣніямъ монархіи, запретилъ религіозныя собранія безъ особаго дозволенія, и поручилъ епископу Клеслю принять мѣры къ полному искорененію протестантства. Въ 1594 г. произошло возстаніе крестьянъ, и это возстаніе было подавлено лишь въ 1597 г.; но затѣмъ особо назначенные комитеты были отправлены по всей странѣ для изгнанія протестантскихъ пасторовъ, причемъ силою вводились римско-католическіе священники. Это дѣло было закончено при Фердинандѣ III (1637—57). Государственные чины отказались принять ему присягу, если онъ не гарантируетъ религіозной свободы; тогда Фердинандъ угрозой военнаго насилія принудилъ государственные чины къ принятію присяги въ вѣрноподданствѣ. Но когда онъ затѣмъ сдѣлалъ приказъ, чтобы все населеніе сразу возвратилось къ римской вѣрѣ, и всѣ протестантскіе священники и учители въ теченіе недѣли оставили страну, то крестьяне массой подняли мятежъ и въ нѣсколько дней составили войско въ 38,000 человѣкъ. Однако, они были разбиты, и приказъ приводился въ исполненіе еще съ большею суровостью. Вестфальскій миръ 1648 г. ничего не измѣнилъ въ положеніи Австріи, и въ 1652 г. десяти іезуитамъ поручено было пройти по всей странѣ, почти въ качествѣ инквизиторовъ. Семьдесятъ три семейства среди знати все еще принадлежали къ протестантской вѣрѣ, но они едва осмѣливались говорить между собою о религіи. Тѣмъ не менѣе, npoтестантскій духъ, разъ пробудившись, не могъ исчезнуть совсѣмъ: онъ продолжалъ жить тайно. Когда, въ царствованіе Карла VI (1711—40), дано было позволеніе всѣмъ протестантамъ выселиться, то сразу заявили объ этомъ 1,200 человѣкъ. Правительство было удивлено, и пыталось отвратить ихъ отъ выселенія; но они были непреклонны, и въ 1735 г. выселились въ Трансильванію. Результатомъ этого насильственнаго подавленія движенія къ религіозной свободѣ было то, что въ Австріи римско-католическая церковь потеряла свое вліяніе, и во всѣхъ классахъ общества водворились религіозныя равнодушіе и легкомысліе.

Не смотря, однако, на фанатизмъ, съ которымъ правительство пыталось подавить реформацію, оно само весьма ревниво оберегало свою собственную свободу и поддерживало вполнѣ независимое положеніе по отношенію какъ къ папѣ, такъ и къ духовенству. Въ царствованіе Маріи Терезіи (1740—80), особенно послѣ 1765 г., когда Іосифъ II наслѣдовалъ своему отцу, Францу І, мужу Маріи Терезіи, въ качествѣ императора Германіи, вліяніе духовенства было ограничено во всѣхъ отношеніяхъ. У него отнято [231-232] было право имѣть соборы; народное образованіе объявлено было дѣломъ чисто правительственнымъ; связь между монашескими орденами и ихъ генералами, пребывающими въ Римѣ, была уничтожена, а ордена поставлены были подъ власть епископовъ; отмѣнены были многіе праздники, и пр. Когда Іосифъ II сдѣлался единоличнымъ правителемъ (1780—90), то реформы проведены были еще дальше: связь между папой и римско-католической церковью въ предѣлахъ Австріи была совершенно порвана, и вліяніе самой церкви были низведено до минимума. Многіе монастыри были закрыты; латинскій языкъ отмѣненъ при совершеніи таинствъ; церковныя десятины были обращены въ государственную казну; священники поставлены въ одинаковое положеніе съ другими правительственными чиновниками, и проч. 31 октября 1781 г. былъ изданъ знаменитый указъ о вѣротерпимости. Протестанты получили полное право гражданства по всей Австріи, были допущены къ высшимъ должностямъ, и получили свободу богослуженія, даже въ эрцгерцогствѣ Австріи, гдѣ въ Вѣнѣ, подъ главенствомъ евангелической консисторіи, была организована суперъ-интенденція, и въ самомъ городѣ основана семинарія для протестантскаго богословія. Хотя многія изъ реформъ Іосифа были отмѣнены его непосредственными преемниками, и хотя ультрамонтанскія тенденціи становились болѣе и болѣе замѣтными въ теченіе первой половины XIX вѣка, римско-католическая церковь въ Австріи, тѣмъ не менѣе, все еще продолжала занимать подчиненное положеніе по отношенію къ государству до 1855 г. Опасныя политическія уступки, которыя въ 1848 г. заставили Австрійскую монархію трепетать въ самомъ своемъ основаніи, выдвинули мысль о необходимости искать поддержки для трона не только въ войскѣ и полиціи, но также и особенно въ римско-католической церкви, и 18 августа 1855 г. Францъ Іосифъ I подписалъ конкордатъ съ папой, въ силу котораго все церковное законодательство Іосифа II было отмѣнено, римско-католическая церковь установлена въ монархіи какъ государство въ государствѣ, и связь ея съ папой вполнѣ укрѣплена. Вскорѣ затѣмъ была обѣщана реорганизація протестантскихъ церковныхъ общинъ, и въ Венгріи эта реорганизація была вскорѣ выполнена. Но въ нѣмецкихъ и славянскихъ частяхъ имперіи она была надолго отложена, и когда, наконецъ, была совершена въ формѣ временной конституціи (8 апрѣля 1861 г.), то оказалась неудовлетворительной. Пристрастіе, обнаруженное къ римско-католической церкви, оказалось слишкомъ рѣзкимъ. Только римско-католическій священникъ можетъ вести законныя метрики о числѣ рожденій и смертей. Когда римскій католикъ желаетъ принять протестантство, то онъ въ теченіе шести мѣсяцевъ обязанъ отрѣшиться отъ всякаго общенія съ протестантами, и исключительно отдать себя подъ наставленіе римско-католическаго священника; а между тѣмъ протестанту, желающему вступить въ римскую церковь, нужно только сходить къ ближайшему священнику, и отдаться подъ его руководство. Собственно въ Австріи протестантамъ не позволяется имѣть церкви съ музыкой и колоколами, а только часовни безъ входа съ улицы, и проч. Отъ многихъ изъ этихъ мелкихъ стѣсненій, которыми римско-католическая церковь намѣревалась подавить протестантство, протестанты теперь съ успѣхомъ освобождаются; но довольно замѣчательно, что этого они достигаютъ только личными усиліями и прямымъ обращеніемъ къ императору.

Положеніе православной церкви въ Австріи. — Если протестанты-нѣмцы въ Австріи только въ недавнее сравнительно время съ успѣхомъ освобождаются отъ мелкихъ стѣсненій римско-католическихъ вліяній вѣнскаго двора и Ватикана, путемъ непосредственнаго обращенія къ императору и посредственнаго, пожалуй интимнаго — чрезъ императора германскаго, то православные, не принадлежащіе къ нѣмецкой народности, лишены и этихъ средствъ помощи, въ дѣлѣ защиты правъ своей [233-234] церкви и исповѣданія, ибо не только обращеніе, напр. къ православной Россіи, но и сочувствіе послѣдней со стороны австрійскихъ ея единовѣрцевъ вмѣняется имъ чуть не въ государственную измѣну. Поэтому православные подчиняются всѣмъ строгимъ ограниченіямъ закона и — кромѣ того — подвержены еще разнымъ случайнымъ вліяніямъ римско-католической и вообще инославной пропаганды, покровительствуемой при вѣнскомъ дворѣ въ ущербъ православію, духовно единящему православные австрійскіе народы съ православной Россіей. Въ этомъ духовномъ единеніи православныхъ народовъ съ православной Русью и заключается одна изъ главныхъ причинъ подозрительнаго и недоброжелательнаго отношенія къ православной церкви со стороны вѣнскаго двора и вообще австрійскаго правительства. Конечно, и общія начала римско-католической церкви, формально утвержденныя на ватиканскомъ соборѣ 1870 г., всегда имѣли и имѣютъ весьма существенное значеніе для правовыхъ отношеній и фактическаго положенія православной церкви въ предѣлахъ земель не только австрійской или цислейтанской половины двуединой имперіи, но и венгерской короны. Въ данномъ случаѣ рѣчь будетъ только объ отношеніи вѣнскаго правительства къ православной церкви въ предѣлахъ австрійской или цислейтанской половины имперіи (теперь главнымъ образомъ — въ Буковинѣ съ Галичиной и Далмаціи съ Бокой Которской). Что же касается Транслейтаніи или соб. Венгріи, то о положеніи православной церкви на этой территоріи будетъ сказано въ своемъ мѣстѣ (подъ словомъ Венгрія). Прежде всего нужно замѣтить, что государственное положеніе православной церкви въ Австріи нѣсколько разъ изменялось. До 1781 г. православная церковь была тамъ совершенно безправною. А въ этомъ году (25 октября) императоръ Іосифъ II издалъ указъ о вѣротерпимости, которымъ признавалось юридическое существованіе въ государствѣ и православной церкви, на ряду съ римско-католической и протестантскою, но о равноправности ея съ римско-католическою не было и помину. Такъ продолжалось до половины слѣдующаго столѣтія, когда сначала въ 1849 (отъ 4 марта), а потомъ въ 1851 г. (отъ 31 декабря) признано было за всѣми вѣроисповѣданіями равенство предъ закономъ, право для всѣхъ пользованія всѣми вѣроисповѣдными правами — общественнаго богослуженія и самостоятельнаго управленія религіозными, школьными и благотворительными учрежденіями. А по закону отъ 21 декабря 1867 года провозглашена была полная свобода всѣхъ закономъ признанныхъ вѣроисповѣданій въ государствѣ, и слѣд. и православной церкви: „Всякому обезпечивается, говорится въ § 14 упомянутаго закона, полная свобода вѣры и совѣсти; пользованіе гражданскими и политическими правами независимо отъ вѣроисповѣданія, но послѣднее никого не освобождаетъ отъ исполненія государственно-гражданскихъ обязанностей; никто не можетъ быть принуждаемъ къ какой-либо религіозной церемоніи или къ участію въ какомъ-либо церковномъ торжествѣ, поскольку онъ независимъ отъ власти нѣкоего третьяго лица, которое по закону можетъ его къ тому принудить“. А въ § 15 того же закона говорится: „Всякая церковь и всякая церковная община, закономъ признанныя, имѣютъ право публично исповѣдывать свою вѣру, самостоятельно устраивать и управлять своими внутренними дѣлами, владѣть и пользоваться своими учрежденіями, денежными капиталами и имуществомъ, предназначенными для богослуженія, школьного обученія и благотворительности; но всѣ эти (церковныя общины), какъ и всякія другія общества, подлежатъ общимъ государственнымъ законамъ“. Таковы общія государственныя законоположенія, которыми нормируются церковно-государственныя отношенія въ Австріи или Цислейтаніи. Подробности будутъ указаны въ соотвѣтствующихъ мѣстахъ, при характеристикѣ положенія православной церкви въ Буковинѣ и Далмаціи. Повидимому, закономъ признанная „полная свобода вѣры и совѣсти, пользованіе [235-236] гражданскими и политическими правами независимо отъ вѣроисповѣданія“, должны бы быть обезпечены отъ всевозможныхъ мелкихъ и частыхъ стѣсненій также и для православныхъ подданныхъ Австріи. Въ дѣйствительности же прописанная на бумагѣ „свобода“ всего менѣе обезпечена для нихъ. Не говоря уже о времени безправнаго существованія православной церкви въ Австріи до изданія указа отъ 25 октября 1781 года, когда православные подвергались всевозможнымъ стѣсненіямъ и силою принуждались къ переходу или вступать прямо въ римско-католичество (фактическія подробности будутъ приведены въ соотвѣтствующихъ мѣстахъ), не говоря уже объ этомъ времени, даже съ момента изданія законовъ отъ 4 марта 1849 и 31 декабря 1851 гг., а также и 21 декабря 1867 года, послѣ введенія пресловутой конституціонной свободы, фактическое положеніе православной церкви осталось въ значительной зависимости отъ произвола римско-католическихъ властей, назойливой римско-католической пропаганды и другихъ неблагопріятныхъ вліяній мѣстной національной борьбы, поддерживаемой правительствомъ, во имя принципа „divide et impera“ (раздѣляй и господствуй), даже въ средѣ соплеменниковъ и единовѣрцевъ. Отсюда и проистекаютъ, напр., слѣдующія явленія въ современной жизни Австріи или точнѣе — въ ея отношеніяхъ въ частности къ мѣстной православной церкви. „Свобода“ перехода иновѣрцевъ въ православіе обставлена такими неимовѣрными затрудненіями, что, сравнительно съ этимъ, переходъ даже въ іудейство и мусульманство представляется на дѣлѣ болѣе легкимъ и осуществимымъ. Такъ, когда, напр., въ 1881 г. одна уніатская деревня Гнилички (въ Галичинѣ) проявила-было желаніе возсоединиться съ православной церковію, то польско-австрійское правительство съ помощію страшнаго террора не только подавило это движеніе, но и поспѣшило привлечь на скамью подсудимыхъ знаменитаго народнаго дѣятеля о. Іоанна Наумовича (въ то время еще уніатскаго священника), заподозрѣннаго въ прикосновенности къ этому дѣлу. Подъ вліяніемъ этого движенія возбужденъ былъ даже цѣлый галицко-русскій процессъ 1882 г., когда вмѣстѣ съ о. І. Наумовичемъ привлечены были къ суду польско-австрійскимъ правительствомъ и другіе галицко-русскіе патріоты по обвиненію ихъ якобы въ государственной измѣнѣ противъ Австріи въ пользу Россіи. Но, съ другой стороны, явленія такъ называемаго „душехватства“, напр, въ Галичинѣ и Буковинѣ, когда римско-католическая пропаганда улавливаетъ въ свои цѣпкія сѣти не только уніатовъ (въ Галичинѣ), но и православныхъ (въ Буковинѣ), остаются совсѣмъ безнаказанными. Примѣры здѣсь излишни, ибо они повторяются довольно часто — конечно — не вслѣдствіе слабости или нетвердости въ вѣрѣ самыхъ православныхъ, а вслѣдствіе явнаго покровительства римско-католической пропагандѣ со стороны центральнаго вѣнскаго правительства и мѣстныхъ римско-католическихъ властей. Такъ, напр., относительно православной Буковины одинъ мѣстный повременный органъ сравнительно недавно (въ 1898г.) писалъ между прочимъ слѣдующее: „Всѣми силами, всякими средствами и способами проникаютъ католическіе миссіонеры въ самыя отдаленныя захолустья Буковины, стараются прежде поносить, унижать св. православную вѣру въ глазахъ темнаго народа, говорятъ всевозможныя вещи противъ православныхъ священниковъ и служителей церкви, а послѣ противупоставляютъ свою вѣру, свой обрядъ, преимущества своего вѣроисповѣданія, говорятъ, что ихъ вѣра — вѣра панская, ибо она есть вѣра императора, пана-старосты и окружного судьи и пановъ—жандармовъ, а православіе — вѣра хлопская“ и т. п. Плоды этой пропагандной дѣятельности римско-католическихъ миссіонеровъ, при негласной, а иногда и очевидной поддержкѣ правительства, сопровождаются конечно „душехватствомъ“ православныхъ, которыхъ не имѣетъ полной свободы вырвать изъ духовнаго плѣна пропагандистовъ запуганная [237-238] терроромъ мѣстная православная іерархія. Такіе случаи, какъ бывшій въ 1895 г. въ епархіи далматинско-истрійскаго епископа (во Врликѣ), когда совращенные-было въ унію православные сербы были возвращены въ православіе ревностію мѣстнаго православнаго епископа (Никодима), могутъ считаться только счастливымъ исключеніемъ изъ общаго, фактически нестѣсненнаго законными ограниченіями, отношенія римско-католической пропаганды въ Австріи къ православной церкви. А тамъ, гдѣ правительство не разсчитываетъ на успѣхъ религіозной пропаганды своихъ союзниковъ, оно пользуется излюбленнымъ своимъ принципомъ — „divide et impera“ и спѣшитъ при его помощи ссорить между собою единовѣрцевъ (какъ въ Буковинѣ — православныхъ русскихъ и румынъ), извлекая и отсюда выгоды не только для политическаго существованія разношерстной своей державы, но и для успѣха римско-католической пропаганды. Сказанное выше о государственномъ положеніи православной церкви въ Австріи или Цислейтаніи, — имѣетъ въ извѣстной степени отношеніе и къ соб. Венгріи или Транслейтаніи, хотя тамъ, въ земляхъ венгерской короны, какъ въ юридическомъ, такъ и въ фактическомъ положеніи православной церкви есть свои спеціальныя особенности, о которыхъ будетъ сказано въ статьѣ о „Венгріи“.

По вопросу о положеніи православныхъ церквей въ Австріи см.: «Восточная церковь въ Австріи» (Православное Обозрѣніе 1864: № 12); «Церковный вопросъ въ Австріи», А. Кудрявцевъ, (Христ. Чтеніе 1870 № 4 и 11; 1871 № 1 4); «Православная Церковь въ Австріи», Воскресенскій, Сергіевъ Посадъ 1896 г., а также въ ежегодныхъ „Обзорахъ Правосл. Востока» проф. И. С. Пальмова (въ „Церк. Вѣстникѣ“ съ 1894 г. и сл. и въ отдѣльныхъ оттискахъ).

Австрійское священство см. подъ сл. „Бѣлокриницкая іерархія“.