ПБЭ/ДО/Америка

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Америка
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 601—610 ( сканъ · индексъ )ПБЭ/ДО/Америка въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[601-602] АМЕРИКА — четвертая часть свѣта, называемая также «Новымъ свѣтомъ», потому что открыта была сравнительно въ недавнее время (1492 г. Христофоромъ Колумбомъ, † 1506 г.), хотя есть данныя въ пользу того, что норманнамъ она извѣстна была еще въ X или XI вѣкѣ. Раздѣляясь на двѣ большія половины — Сѣверную и Южную Америку, соединенныя между собою узкимъ Панамскимъ перешейкомъ, Америка простирается отъ сѣвернаго полюса по направленію къ южному и по величинѣ площади лишь немного уступаетъ Азіи и превосходитъ Африку. Отсылая за подробностями церковно-исторической жизни народовъ, населяющихъ Америку, къ статьямъ объ отдѣльныхъ странахъ, здѣсь ограничимся разсмотрѣніемъ трехъ общихъ вопросовъ: 1) о происхожденіи населенія Америки, 2) объ обращеніи его въ христіанство, и 3) о характерѣ отношеній между церковью и государствомъ (особенно въ Соедин. Штатахъ С. Америки).

1) Происхожденіе американскаго населенія. Было время, когда настойчиво утверждали, что американцы — автохтоны, другими словами, что они произошли въ самой Америкѣ, и что, вслѣдствіе этого, они, составляя одинъ или нѣсколько особыхъ видовъ человѣчества, — поэтому не имѣютъ никакого родства съ расами Стараго свѣта. Такое мнѣніе, очевидно, стоитъ въ противорѣчіи съ богооткровеннымъ ученіемъ о происхожденіи человѣческаго рода, но оно и не выдерживаетъ критики. Всѣ новѣйшія науки, — антропологія, лингвистика, этнографія, наука о религіяхъ, археологія, единогласно свидѣтельствуютъ о существованіи множества родственныхъ связей между расами Стараго и Новаго свѣта. Первая изъ этихъ наукъ признала у многихъ американскихъ племенъ весьма отчетливо выраженный монгольскій или азіатскій типъ. Лингвистика находитъ среди американскихъ языковъ и нѣкоторыхъ изъ старыхъ азіатскихъ или европейскихъ языковъ, напр., языкомъ басковъ, поразительное сходство, которое не могло быть случайнымъ, а нашъ знаменитый миссіонеръ Иннокентій (впослѣдствіи митрополитъ московскій) доказалъ несомнѣнное родство языка жителей Аляски съ жителями Камчатки и др. странъ Азіи. Этнографія показываетъ въ легендахъ, пѣсняхъ, нравахъ и обычаяхъ туземцевъ Новаго свѣта несомнѣнные признаки болѣе или менѣе близкаго родства съ народами Стараго свѣта, особенно съ финнами, такъ что когда извѣстный американскій поэтъ Лонгфелло издалъ свою поэму «Гайявата», составленную на основаніи сказаній америк. индійцевъ, то она поразила всѣхъ своимъ сходствомъ съ знаменитой финской поэмой «Калевала». Изученіе религій дало возможность находить въ американскихъ миѳологіяхъ христіанскія или буддистскія учрежденія въ болѣе или менѣе искаженномъ видѣ. Наконецъ, археологія намъ показываетъ въ Америкѣ тысячи предметовъ, имѣющихъ столь поразительное сходство съ произведеніями промышленности Стараго свѣта, что можно бы сказать, что они сфабрикованы по сю сторону Атлантическаго океана. Въ виду столь многочисленныхъ данныхъ, столь разнообразныхъ и въ то же время столь согласныхъ между собою, едва можно повѣрить, что еще въ наше время находятся люди, настолько ослѣпленные своими предразсудками, что считаютъ возможнымъ отрицать общность происхожденія жителей Стараго и Новаго свѣта, и упорно хотятъ видѣть «въ американскомъ человѣкѣ продуктъ американской почвы». См. также подъ сл. «Единство челов. рода».

2. Исторія обращенія американцевъ въ христіанство. Попытки обращенія американцевъ въ христіанство начались съ первыхъ же лѣтъ послѣ открытія Америки. Хотя у нѣкоторыхъ туземцевъ найдено было довольно чистое понятіе о Богѣ, но въ массѣ это были грубые язычники, погрязавшіе въ суевѣріяхъ и вѣрившихъ во всевозможныя волшебства и заклинанія. Болѣе развитый [603-604] культъ былъ найденъ въ завоеванной Кортецомъ († 1554 г.) Мексикѣ и въ занятой Пизарромъ († 1551 г.) монархіи инковъ Перу, хотя и тамъ найдены были слѣды человѣческихъ жертвоприношеній и людоѣдства. Остальные туземцы стояли на весьма различныхъ ступеняхъ религіознаго и культурнаго развитія. Къ самымъ дикимъ принадлежатъ теперь почти вымершіе караибы, ботокуды въ Бразиліи, жители Огненной земли и сіу въ С. Америкѣ. Со временъ Генриха Мореплавателя († 1463) португальцы старались найти морской путь въ Индію вокругъ мыса Доброй Надежды, и когда Колумбъ на испанскихъ корабляхъ, самъ не зная того, открылъ Новый свѣтъ, то короли Испаніи и Португаліи, желая воспользоваться открытіемъ, предоставили рѣшеніе этого дѣла папѣ, который охотно принялъ на себя это дѣло, при чемъ естественно позаботился и объ интересахъ церкви. Нѣсколько туземцевъ, привезенныхъ съ собой Колумбомъ, порѣшено было приготовить въ качествѣ миссіонеровъ, и уже во второе свое путешествіе (сент. 1493 г.) Колумбъ имѣлъ съ собой аббата и 12 священниковъ, среди которыхъ былъ знаменитый впослѣдствіи Ласъ-Казасъ. За ними послѣдовало и еще много священниковъ, но еще больше искателей золота и всякихъ приключеній. Самъ Колумбъ хотѣлъ обращаться съ туземцами человѣколюбиво, но обстоятельства неблагопріятно сложились для него, и верхъ остался за негодными людьми, жаждавшими только золота. Начались всевозможныя угнетенія туземцевъ. Напрасно благородный Ласъ-Казасъ старался сохранить свободу туземцевъ: ихъ обращали въ рабство, и только ихъ неспособность къ тяжелымъ работамъ навела на мысль воспользоваться для каторжныхъ работъ африканскими неграми, которыхъ и стали ввозить въ Америку огромными массами. Безъ сомнѣнія среди священниковъ, отправлявшихся въ Америку съ проповѣдью Христа, было не мало людей, одушевленныхъ возвышеннымъ стремленіемъ послужить церкви, каковъ былъ Ласъ-Казасъ; но къ несчастью, въ самой сущности римско-католической пропаганды лежитъ зародышъ всякихъ заблужденій, такъ какъ римскіе миссіонеры обязаны проповѣдывать не столько Христа, сколько папу римскаго. Образчикомъ можетъ служить проповѣдь миссіонера Викентія Вальверде, которою онъ въ присутствіи Пизарро хотѣлъ обратить инку Атанальту. Викентій разсказалъ сначала о сотвореніи міра, о грѣхопаденіи первыхъ людей и воплощеніи Бога-Слова, о страданіяхъ, смерти и воскресеніи Христа, и къ этому не преминулъ добавить, что Христосъ передалъ ключи царства ап. Петру, а отъ него они перешли и къ его преемникамъ — папамъ римскимъ. Въ силу этой власти папа Александръ предоставилъ открытыя земли королю Испаніи, и поэтому инка долженъ признать власть и папы и испанскаго короля, который за послушаніе будетъ защищать его, а за сопротивленіе жестоко накажетъ. Когда инка усумнился въ этомъ правѣ папы римскаго, то миссіонеръ сослался на книгу (бревіарій). Къ несчастью инка, не умѣя читать, приложилъ ее къ уху и затѣмъ бросилъ ее на землю, гнѣвно сказавъ, что книга ничего не говоритъ. Достаточно было этого неуваженія къ папскому велѣнію, какъ по знаку миссіонера и Пизарро послѣдовало кровавое избіеніе злополучныхъ туземцевъ. Вся исторія римско-католическаго миссіонерства въ южной Америкѣ сопровождалась подобными ужасами и насиліями. Нѣсколько иной характеръ миссіонерство имѣло въ странахъ, лежащихъ къ сѣверу отъ Мексики и Калифорніи. Впервые христіанство было занесено въ Гренландію еще до открытія Америки крестившимся въ Норвегіи Лейфомъ, сыномъ Эрика Краснаго и уже въ XII вѣкѣ тамъ была благоустроенная епископія, но послѣ 1350 года эта церковь погибла отъ нападеній язычниковъ. Позже, когда значительныя части С. Америки, какъ Канада на сѣверѣ и Флорида и Луизьяна на югѣ, подпали подъ власть Франціи, съ большимъ успѣхомъ трудились французскіе миссіонеры (іезуиты), исторія подвиговъ которыхъ среди кровожадныхъ племенъ, жившихъ особенно близъ большихъ озеръ (гуроны, ирокезы и [605-606] др.) представляетъ поразительную картину самоотверженнаго служенія дѣлу христіанства. Самый отдаленный сѣверозападный уголъ Новаго свѣта — полуостровъ Аляска выпалъ на долю православнорусскихъ миссіонеровъ, которые вмѣстѣ съ христіанствомъ прочно утвердили и русскую культуру, продолжающую сохраняться тамъ и послѣ того, какъ этотъ полуостровъ отошелъ въ 1867 г. подъ власть Соед. Штатовъ С. Америки (см. Миссіи правосл.-русской церкви). Послѣ реформаціи въ Америку двинулись и массы протестантовъ различныхъ сектъ, искавшихъ себѣ свободы отъ религіозныхъ и политическихъ угнетеній Стараго свѣта, и въ настоящее время особенно С. Америка представляетъ собою необычайную пестроту вѣроисповѣданій и сектъ — отъ православія и римскаго католицизма до самыхъ крайнихъ сектъ въ родѣ мормоновъ, уже выходящихъ за предѣлы христіанства. Все населеніе Америки, считающее въ настоящее время болѣе 100 милл. душъ, по вѣроисповѣданіямъ распадается приблизительно такъ: около 55 милл. рим.-католиковъ (въ томъ числѣ до 10 милл. въ Соед. Шт. С. Америки) и до 43½ милл. протестантовъ разныхъ исповѣданій и сектъ, около 1½ милліона язычниковъ-индійцевъ. Миссія православно-русской церкви, въ теченіе цѣлаго столѣтія ютившаяся лишь въ сѣверозападномъ углу Америки, 15 лѣтъ тому назадъ получила обширное поприще дѣятельности по всему материку С. Америки, о чемъ см. подъ словомъ „Сѣверо-американская епархія“.

3) Церковь и государство въ Америкѣ (собственно въ Соед. Штатахъ С. Америки). Еще Токвиль замѣтилъ, что «Америка есть такое мѣсто, гдѣ христіанская религія пріобрѣла величайшую власть надъ душами, какъ нигдѣ еще въ свѣтѣ». И дѣйствительно, въ религіозномъ отношеніи американскій народъ представляетъ глубоко интересный предметъ для изслѣдованія, — неопровержимое доказательство той истины, что религіозная потребность лежитъ въ самой природѣ человѣческаго духа и такъ же вѣчна, какъ вѣченъ человѣческій духъ. Отрѣзанный отъ древнихъ историческихъ центровъ религіозныхъ вѣрованій необъятнымъ океаномъ, этотъ народъ не только не подавилъ въ себѣ религіозныхъ инстинктовъ, а, напротивъ, они получили въ немъ такое развитіе, котораго не имѣютъ въ настоящее время большинство европейскихъ народовъ. Въ то время, какъ послѣдніе, утомленные прозою обыденной многовѣковой жизни, поддались холодному и бездушному скептицизму, разъѣдающему народные организмы, американскій народъ, полный жизни и юношескаго увлеченія, глубоко преданъ своему внутреннему развитію — во всѣхъ его силахъ и отправленіяхъ, какъ въ политико-соціальномъ, такъ и въ религіозно-нравственномъ отношеніяхъ. Въ опроверженіе этого нерѣдко указываютъ на извѣстный фактъ — отдѣленія церкви отъ государства въ С. Америкѣ, но этимъ обнаруживаютъ только непониманіе того, что собственно нужно разумѣть подъ этимъ отдѣленіемъ и какъ оно понимается въ Америкѣ. Въ Европѣ, исторически сроднившейся съ фактомъ единенія церкви съ государствомъ, подъ отдѣленіемъ ихъ обыкновенно понимаютъ полное непризнаваніе со стороны государства церкви или вообще религіи, какъ фактора, не имѣющаго никакого государственнаго или общественнаго значенія. Но такое пониманіе основано на полномъ недоразумѣніи, и примѣръ С. Америки, осуществившей принципъ отдѣленія, показываетъ, что подъ нимъ нужно разумѣть не отчужденіе между государствомъ и религіей, а только иную форму ихъ взаимоотношенія, обусловленную особыми историческими обстоятельствами страны. Извѣстно, что при образованіи С.-Американской республики на конгрессѣ 1787 г. былъ выработанъ и принятъ общій принципъ, по которому «конгрессъ не долженъ постановлять законовъ касательно установленія религіи или свободнаго отправленія оной» (6 ст. Федеральной Конституціи). Въ силу этого принципа государство устранялось отъ всякаго вмѣшательства въ религіозныя дѣла, но отнюдь не отрекалось отъ религіи и въ частности христіанства. Это ясно видно изъ того, какъ понятъ былъ этотъ [607-608] принципъ отдѣльными штатами, вошедшими въ федерацію. Они также признаютъ свободу религіозной совѣсти и невмѣшательство въ религіозныя убѣжденія отдѣльныхъ лицъ, но эта свобода отнюдь не равнозначуща съ полной распущенностью. Она и до сихъ поръ во многихъ штатахъ находитъ юридическое и притомъ строгое ограниченіе, обусловливающее собою даже пользованіе гражданскими правами. Такъ по конституціи штата Мэриландъ для избранія на должность требуется объявленіе о признаніи христіанской религіи, а для еврея — объявленіе о его вѣрѣ въ будущее состояніе награды и наказанія. По конституціи Вермонта не требуется религіознаго свидѣтельства, но тѣмъ не менѣе «каждая секта или исповѣданіе христіанъ должны содержать субботу или день Господень и имѣть какой-либо образъ богослуженія, который будетъ казаться имъ наиболѣе согласнымъ съ откровенною волею Бога». По конституціи штата Пенсильваніи, «никакой человѣкъ, который вѣруетъ въ Бога и будущее состояніе награды и наказанія, не долженъ вслѣдствіе его религіозныхъ воззрѣній быть лишаемъ права на занятіе должности или общественнаго довѣрія въ этой республикѣ». По конституціи штата Теннесси, «никакой человѣкъ, который отрицаетъ бытіе Бога или будущее состояніе награды и наказанія, не долженъ занимать никакой должности въ гражданскомъ отдѣлѣ этого штата». Наконецъ, по конституціи штата Сѣверной Каролины, «никакое лицо, которое будетъ отрицать бытіе Бога, или истины христіанской религіи, или божественный авторитетъ Ветхаго или Новаго Завѣта, или будетъ содержать религіозныя начала, несовмѣстимыя со свободою или безопасностью государства, не долженъ быть правоспособенъ на занятіе какой-либо должности или мѣста общественнаго довѣрія въ гражданскомъ отдѣлѣ этого штата». Другіе штаты не дѣлаютъ никакихъ юридическихъ опредѣленій касательно религіи. Но это не значитъ, что государство въ нихъ совершенно игнорируетъ религію и порываетъ всякую связь съ ней. Если связь эта не выразилась писаннымъ закономъ, какъ въ названныхъ выше штатахъ, то все-таки она существуетъ, признается государствомъ и выражается въ неписанномъ обычномъ правѣ. Эта связь постоянно заявляетъ о себѣ при судебныхъ процессахъ, касающихся религіи. Какъ судъ, такъ и отдѣльные юристы всегда руководятся этимъ обычнымъ нравомъ и своими рѣшеніями подтверждаютъ связь государства не только съ религіей вообще, но даже въ частности съ христіанствомъ. Такъ, верховный судъ штата Пенсильваніи, конституція котораго лишь косвенно касается религіи, положительно признаетъ неразрывную связь государства съ христіанствомъ, когда онъ заявлялъ при одномъ судебномъ процессѣ: «Христіанство есть часть общаго законодательства (common law) этого штата… Его основанія широки, крѣпки и глубоки; они лежатъ въ основѣ власти, интересовъ и чувствъ народа. По отвлеченіи отъ него всѣхъ частныхъ вопросовъ, оно есть чистѣйшая система нравственности, самая твердая помощница и единственно устойчивая опора всѣхъ человѣческихъ законовъ. Невозможно осуществлять (administer) законы безъ принятія св. Писанія какъ ихъ основы… Присяга, въ обычной формѣ, предъ дискредитированной книгой, была бы самой праздной церемоніей». Нѣсколько случаевъ богохульства въ томъ же штатѣ привели къ тому, что законодательное собраніе штата приняло положительный законъ противъ богохульства какъ гражданскаго преступленія, который въ статутѣ 1860 года читается такъ: «Если какое-либо лицо будетъ свободно, преднамѣренно и упорно богохульствовать или распутно и нечестиво говорить о Всемогущемъ Богѣ, Христѣ Іисусѣ, Святомъ Духѣ или Писаніи Правды, такое лицо по уличеніи въ томъ должно быть приговорено къ уплатѣ штрафа не свыше 100 долларовъ и понести тюремное заключеніе не свыше трехъ мѣсяцевъ, или то и другое по заключенію суда». Но еще замѣчательнѣе въ этомъ отношеніи заявленія верховнаго суда въ штатѣ Нью-Іоркъ, конституція котораго совершенно не опредѣляетъ [609-610] юридически связи государства съ религіей. «Христіанство, заявлялъ онъ въ лицѣ своего канцлера Кента, въ своемъ обширномъ смыслѣ, какъ религія богооткровенная и преподаваемая въ Библіи, не неизвѣстна нашему законодательству. Статутъ о предупрежденіи и запрещеніи безнравственности освящаетъ первый день недѣли какъ святое время, и нарушеніе его считаетъ безнравственнымъ... Актъ, касающійся присяги, признаетъ обычный способъ совершенія присяги посредствомъ наложенія руки и цѣлованія Евангелія». «Что подрываетъ христіанство, то явно стремится къ разрушенію гражданскаго правительства», уже совсѣмъ ясно заявляетъ онъ о неразрывности государства съ христіанствомъ, какъ общею церковью. И далѣе онъ же говоритъ: «Богохульство, согласно наиболѣе точному опредѣленію, состоитъ въ злостномъ поношеніи Бога или религіи... въ поношеніи христіанства чрезъ Его Основателя... Такія преступленія всегда считались независимыми отъ религіознаго установленія или правъ церкви. Они разсматриваются какъ дѣйствія, касающіяся существенныхъ интересовъ гражданскаго общества». «Богохульство (blasphemy against God), говоритъ онъ въ другомъ мѣстѣ, и поносительныя нареканія и святотатственныя (profane) насмѣшки надъ Христомъ или Священнымъ Писаніемъ, которыя считаются наравнѣ съ богохульствомъ, суть преступленія, наказуемыя общимъ закономъ, будутъ ли они выражены словами или письменно». «Но мы совсѣмъ не обязаны наказывать подобныя же нападенія на религію Магомета или великаго Ламы, и это на томъ простомъ основаніи, что мы христіанскій народъ, и нравственность страны глубоко коренится въ христіанствѣ, а не въ ученіяхъ или богопоклоненіи этихъ обманщиковъ (impostors)». Ясно, что государство въ штатѣ Нью-Іоркъ не только признаетъ свою внутреннюю связь съ христіанствомъ какъ церковью, но вмѣстѣ съ тѣмъ отрицаетъ свою связь со всѣми другими религіями. Дѣйствіе этого общаго, неписаннаго закона даетъ о себѣ знать во всѣхъ штатахъ. — Общій смыслъ этихъ конституцій, очевидно, тотъ, что свобода религіозной совѣсти предоставляется только въ тѣхъ предѣлахъ, пока она остается дѣйствительно свободой религіозной или даже христіанской совѣсти, и прекращается тамъ, гдѣ она переходитъ въ отрицаніе всякой религіозной или христіанской совѣсти. Это надо твердо помнить всѣмъ поборникамъ свободы совѣсти, а особенно тѣмъ, которые любятъ ссылаться на Америку.

См. Религія въ Америкѣ, соч. А. Лопухина, стр. 122 и сл., а также подъ словами: „Свобода совѣсти“, „Церковь и государство“.