ПБЭ/ДО/Анафема

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

[679-680]

Анаѳема.

По производству отъ греческаго «ἀνατίθημι» — полагаю вверхъ, отдѣляю, слово анаѳема означаетъ все выдѣленное изъ круга житейскаго обихода, посвященное Богу, даръ, пожертвованіе. Въ этомъ смыслѣ оно употребляется греческими классиками — Гомеромъ, Софокломъ, Геродотомъ, авторомъ II кн. Маккавейской — 9, 16 и ев. Лукою — 21, 5. Но такъ какъ вещь, посвященная Богу, т. е. анаѳема чужда житейскому употребленію, и человѣкъ — анаѳема чуждъ человѣческому обществу, то съ даннымъ выраженіемъ стали соединять понятіе отлученія отъ общества. Съ подобнымъ значеніемъ оно встрѣчается у Ездры — 1 Езд. 10, 8 и ап. Павла, когда онъ выражаетъ желаніе быть отлученнымъ (ἀνάθεμα εἶναι) отъ Христа за братьевъ своихъ по плоти (Рим. 9, 3), произноситъ отлученіе (ἀνάθεμα ἔστω) тѣмъ, которые учатъ не такъ, какъ они, наученные Богомъ (Гал. 1, 8, 9), и предаетъ отлученію (ἤτω ἀνάθεμα) не любящихъ Господа Іисуса (1 Кор. 16, 22). Такой именно смыслъ усвояетъ словамъ ап. Павла Іоаннъ Златоустъ. «Послушай, замѣчаетъ онъ, что говоритъ самъ Павелъ: аще кто не любитъ Господа Іисуса, анаѳема да будетъ. Какъ никто не смѣетъ касаться безъ нужды руками или приближаться къ анаѳемѣ, предложенной Богу, такъ и оторваннаго отъ церкви апостолъ въ противоположномъ смыслѣ называетъ симъ именемъ. Къ анаѳемѣ никто не смѣлъ приближаться изъ уваженія, съ отрѣзаннымъ же прерывали связь по другому противоположному чувству. Въ обоихъ случаяхъ одинаково прерывается связь, и предметъ дѣлается для людей чуждымъ. Но одного остерегаются потому, что оно посвящено Богу, а другого потому, что отчуждено отъ Бога, оторвано отъ церкви. Въ послѣднемъ смыслѣ сказалъ Павелъ: я желалъ бы самъ отлученъ быть отъ Христа за братьевъ». Съ значеніемъ «отлученіе» слово анаѳ. перешло отъ апостоловъ въ христіанскую Церковь позднѣйшаго времени. «Сихъ отдѣляющихъ Сына и отчуждающихъ Слово отъ Отца, поставляетъ сардикійскій соборъ 347 г., самихъ надлежитъ отдѣлить отъ церкви. Посему да будутъ они для всѣхъ анаѳемою». «Если, не исправивъ себя, говоритъ 88 пр. Василія Великаго, дерзнешь коснуться священнодѣйствія, то будешь анаѳемою для всего народа, и пріемлющіе тебя будутъ отлучаемы отъ всякой церкви». Соединяя съ анаѳемой подобный смыслъ, отцы и учители церкви видѣли, однако, въ ней не простое изверженіе изъ общества вѣрующихъ, но такой актъ, который, будучи совершенъ на землѣ, утверждался и на небѣ (Іерон. Толк. на Мат. 2, 18), подвергшійся отлученію отдѣленъ отъ живаго тѣла Христова и лишенъ благодати Господа (Август. Толков. на Іоанна 27); отлученіе сопровождается духовною смертію. «Да будетъ онъ жертвою діавола, да не будетъ ему никогда спасенія, будь онъ отверженъ отъ Христа», говоритъ І. Златоустъ въ словѣ объ анаѳемѣ. Подобное значеніе анаѳемы объясняется тѣмъ, что, въ противоположность малому, временному отлученію, она носила характеръ великаго отлученія. Подвергшійся анаѳемѣ, если онъ былъ живъ, всецѣло извергался изъ церкви, лишался права участвовать въ таинствахъ, молитвахъ и общественномъ богослуженіи, и при томъ не одной какой-либо помѣстной церкви, но и всѣхъ, безъ исключенія; если же былъ мертвъ, то имя его исключалось изъ диптиховъ. «Не для чего болѣе увѣщевать сего человѣка, пишетъ Синезій птолемаидскій о нѣкоемъ Андроникѣ, — но, какъ неизлѣчимый членъ, должно его отдѣлить отъ насъ, чтобы отъ него не заразились здоровые члены. Посему птолемаидская церковь опредѣлила сообщить всѣмъ церквамъ, чтобы для Андроника, Ѳоанита и ихъ сообщниковъ заперты были всѣ храмы Божіи. Для діавола нѣтъ никакого участія въ раѣ, и онъ изгоняется, если тайнымъ образомъ поползетъ туда. [681-682] Убѣждая всѣхъ частныхъ людей и правительство не жить съ Андроникомъ въ одномъ домѣ и не имѣть съ нимъ общей трапезы, я особенно убѣждаю священниковъ, которые не должны привѣтствовать ихъ при жизни, ни по смерти предавать погребенію. Если же кто презритъ нашу церковь, какъ малогородную, таковаго, левитъ ли онъ, священникъ или епископъ, мы будемъ почитать наравнѣ съ Андроникомъ; не станемъ ни привѣтствовать его рука въ руку, кольми паче не станемъ пріобщаться Святыхъ Таинъ съ тѣми, которые захотятъ имѣть какое-либо сообщеніе съ Андроникомъ и Ѳоанитомъ». Имѣя въ виду эту практику, Александръ александрійскій, предавъ Арія анаѳемѣ, письменно извѣстилъ о томъ всѣхъ городскихъ епископовъ. Согласія вселенской церкви и признанія ею совершеннаго въ помѣстной церкви отлученія требуютъ также 5 пр. перваго вселенскаго собора, 6 пр. антіохійскаго и 13 пр. сардикійскаго. Въ виду указанныхъ послѣдствій отлученію подвергали лишь за тяжкіе грѣхи, преимущественно за отпаденіе отъ вѣры и ересь и притомъ послѣ того, какъ испробованы были всѣ мѣры и средства къ возвращенію заблудшихъ на истинный путь. «Со скорбію отрѣзаютъ часть тѣла, которая сгнила, говоритъ по этому поводу Амвросій медіоланскій. — О ней разсуждаютъ долгое время и употребляютъ все, что можетъ служить средствомъ къ исцѣленію. Но если врачъ при всемъ своемъ искусствѣ не можетъ достигнуть цѣли, тогда отрѣзаютъ. Таково должно быть стараніе епископа: онъ долженъ желать вылѣчить тѣхъ, коихъ душа больна, отнять язвы, которыя образуются, не отрѣзывая части. И, наконецъ, если отчаявается вылѣчить иначе зло, онъ съ печалію отрѣзываетъ часть». Но какъ ни сильно было по своимъ послѣдствіямъ отлученіе, оно совершалось безъ всякой торжественности и особыхъ обрядовъ. Епископъ съ клиромъ или соборъ составлялъ опредѣленіе, которымъ отлучалъ отъ церкви извѣстное лице, и сообщалъ объ этомъ опредѣленіи другимъ церквамъ. Впрочемъ, на нѣкоторыхъ помѣстныхъ соборахъ, напр. Гангрскомъ 340 году, а равно и вселенскихъ, на общемъ собраніи произносилась анаѳема отлученнымъ отъ церкви. Дальнѣйшее развитіе первоначальной практики отлученія представляютъ дѣянія VII вселенскаго собора. По предложенію присутствовавшаго на немъ представителя папы Адріана — пресвитера Петра обрядъ анаѳематствованія начался вынесеніемъ на средину собранія иконъ и лобзаніемъ ихъ. Затѣмъ отцы собора воздали благодареніе Богу за торжество церкви надъ еретиками; выразили свое послушаніе церкви и произнесли исповѣданіе вѣры, провозгласили анаѳему еретикамъ, многолѣтіе царствующимъ лицамъ, — покровителямъ церкви, вѣчную память умершимъ поборникамъ православія. Въ исторіи отлученія анаѳематствованія VII вселенскаго собора имѣютъ то значеніе, что легли въ основу богослужебнаго чина православія. Во всѣ времена въ немъ указывается 1) выносить для поклоненія и цѣлованія иконы, 2) возносить благодареніе Богу за торжество церкви надъ ересями, 3) произносить исповѣданіе вѣры, 4) провозглашать анаѳему еретикамъ и 5) многолѣтіе живымъ защитникамъ церкви и вѣчную память умершимъ. Первое дѣйствіе вошло въ составъ молебнаго пѣнія, а остальныя образовали, такъ называемый, синодикъ.

Въ первый разъ чинъ православія былъ совершенъ послѣ возстановленія иконопочитанія въ 842 г. Указанія на его обрядовую сторону находятся въ сказаніяхъ IX в. объ обращеніи императора Ѳеофила, лучшимъ представителемъ которыхъ являются тексты двухъ списковъ, изданные В. Э. Регелемъ въ изданіяхъ академіи наукъ. Въ концѣ сказаній заключается слѣдующее сообщеніе о празднованіи возстановленія иконъ. Императрица Ѳеодора повелѣла патріарху Меѳодію дать знать всѣмъ православнымъ: митрополитамъ, архіепископамъ, игуменамъ, клирикамъ и свѣтскимъ людямъ, чтобы они собрались въ Великую церковь съ честными крестами и святыми иконами въ первое воскресенье поста. И когда это было исполнено, и [683-684] безчисленное множество народа собралось въ Великой церкви, прибылъ и самъ царь Михаилъ со святою и православною своею матерью и со всѣмъ синклитомъ, каждый держа въ рукѣ царскую свѣчу. Потомъ патріархъ и всѣ собравшіеся съ пѣніемъ литіи пошли отъ св. престола съ крестомъ и евангеліемъ къ царскимъ вратамъ, называемымъ Ктенаріевыми, и, совершивъ здѣсь ектенію, съ молитвою и возгласами «Господи‚ помилуй» возвратились въ святой храмъ съ радостію великою и веселіемъ для совершенія божественной литургіи. Такъ возстановлено было поклоненіе святымъ иконамъ во храмѣ Божіемъ. Буквальное воспроизведеніе даннаго сказанія встрѣчается въ древнемъ русскомъ хронографѣ и въ синаксаряхъ постныхъ Тріодей, — московской 1589 г. и кіевской 1648 г., въ послѣдней съ замѣчаніемъ, что во время шествія съ иконами поется канонъ, твореніе св. отца Ѳ. Студита. Что касается далѣе синодика, прочитаннаго въ недѣлю православія 842 г., то, за отсуствіемъ прямыхъ данныхъ, относительно его состава возможны лишь одни болѣе или менѣе вѣроятныя предположенія. Какъ думаютъ, чинъ православія 842 г. совершался безъ особенныхъ приготовленій. Тогда не могло быть ни мѣста, ни времени для всесторонняго развитія всѣхъ его подробностей, ибо православіе восторжествовало надъ иконоборствомъ лишь за нѣсколько дней до перваго воскресенія великаго поста. Поэтому можно полагать, что синодикъ 842 г. состоялъ въ прочтеніи актовъ собора 842 г.‚ которыми были отлучены иконоборцы и увѣнчаны похвалами и провозглашеніемъ вѣчной памяти защитники иконопочитанія. Но и о дѣяніяхъ даннаго собора приходится судить не по подлиннымъ актамъ, такъ какъ ихъ не сохранилось, а по указанію постороннихъ источниковъ. Въ одномъ же изъ нихъ, именно — въ Церковномъ словѣ, произнесенномъ при патріархѣ Меѳодіѣ по случаю перенесенія въ Константинополь останковъ патріарха Никифора, говорится, что на соборѣ времени императрицы Ѳеодоры былъ утвержденъ второй Никейскій соборъ, созванный императрицей Ириной и блаженнымъ патріархомъ Тарасіемъ‚ и одобрены всѣ его опредѣленія. Согласно воззрѣнію слова, отцы собора 842 г. отправлялись въ своихъ сужденіяхъ и опредѣленіяхъ отъ актовъ VII вселенскаго собора. И дѣйствительно, это единственно правильный шагъ, который могли сдѣлать ревнители православія: какъ иконоборцы начинали съ анаѳематствованія VII всел. соб.‚ такъ православные должны были утвердить его авторитетъ. Новыхъ постановленій не приходилось дѣлать и потому, что на VII вселенскомъ соборѣ тщательно была собрана вся литература вопроса. Но если отцы собора 842 г. отправлялись въ своихъ рѣшеніяхъ отъ постановленій VII всел. собора, то очевидно, что по крайней мѣрѣ въ той части, которая касалась почитанія св. иконъ, — его утраченные протоколы должны были совпадать съ соотвѣтствующими протоколами собора 787 г. Это заключеніе ведетъ въ свою очередь къ другому: синодикъ недѣли православія 842 г. долженъ быть весьма близокъ къ опредѣленіямъ VII всел. собора. За достовѣрность подобнаго предположенія ручается и тотъ между прочимъ фактъ, что одинъ соборъ времени Алексия Комнина, дважды ссылаясь на синодикъ недѣли православія, различаетъ лишь двѣ его редакціи: синодикъ VII всел. собора и синодикъ XI ст.; существованія особаго синодика собора 842 онъ не предполагаетъ. Наконецъ, въ одномъ изъ древнѣйшихъ списковъ синодика — мадридскомъ XI ст., кромѣ обыкновенной его редакціи, содержится еще другая, какъ нельзя болѣе подтверждающая высказанную мысль о синодикѣ собора 842 г. Синодикъ начинается прологомъ, излагающимъ исторію домостроительства Божія. Совершивъ дѣло искупленія, Сынъ Божій основалъ на землѣ церковь, положивъ Себя во главу ея. Но появились нѣкоторые мужи, имѣющіе внѣшность православія и облеченные саномъ епископскимъ, которые, составивъ синедріонъ, оказались виновниками нечестивыхъ догматовъ и начали борьбу противъ Бога, называя [685-686] православныхъ идолопоклонниками. Желая уничтожить живописаніе св. иконъ, выскоблили тѣ изъ нихъ, которыя были сдѣланы изъ мозаики, и стерли такія, которыя были изъ воска, словомъ сказать, осквернили и смутили церковь и на мѣсто іерарховъ стали ересіархами. Когда такимъ образомъ ложь возобладала надъ истиною, не потерпѣли кротчайшіе, мужественные и православнѣйшіе наши цари Михаилъ и Ѳеодора, чтобы въ ихъ время оставалось такое вредоносное и душепагубное заблужденіе, но рѣшились уничтожить его, дабы устроить на твердыхъ началахъ церковную систему и положеніе всѣхъ своихъ подданныхъ, и дабы царство ихъ управлялось мирно и дабы согласовать насъ и соединить какъ въ другихъ отношеніяхъ, такъ и относительно основанія жизни нашей, которое есть Христосъ... Почему приказали собрать священный сей и многочисленный соборъ въ семъ царствующемъ городѣ съ тѣмъ, чтобы мы прекратили раздѣленіе церквей и привели къ единенію разъединенное... мы, послѣдуя апостольскимъ и отеческимъ преданіямъ, единогласно, по внушенію Св. Духа и по постановленію семи вселенскихъ соборовъ, рѣшили во всемъ принимать св. иконы Господа Іисуса Христа‚ Богородицы, ангеловъ и всѣхъ святыхъ и подвиги ихъ изображать на доскахъ и на стѣнахъ, на священныхъ сосудахъ, какъ изъ древности приняла это святая церковь; не принимающихъ же св. иконы святой и вселенскій соборъ отлучаетъ. Посему и произносимъ здѣсь отлученія: Симону магу и Манесу‚ Арію и Македонію, Аполлинарію, Несторію, Евтихію и Діоскору, Оригену, Дидиму и Евагрію, Сергію, Гонорію‚ Пирру. Затѣмъ слѣдуетъ рядъ положеній противъ иконоборцевъ, встрѣчающихся въ дѣяніяхъ VII всел. собора. Изъ иконоборцевъ подвергнуты отлученію Ѳеодосій, Сисиній Пастилла, Василій, Константинъ и Іоаннъ. Судя по заглавію синодика, мы имѣемъ въ немъ документъ, передающій опредѣленія собора въ періодъ утвержденія православія. Но какъ видно изъ содержанія, онъ сокращенъ изъ граматы Ирины и Константина къ отцамъ VII вселен. собора и изъ той ея части, гдѣ излагаются опредѣленія и анаѳематствованія древнимъ еретикамъ и иконоборцамъ, и тѣмъ самымъ подтверждаетъ ранѣе высказанную мысль о близости синодика 842 г. къ постановленіямъ собора 787 г. Эта древнѣйшая редакція синодика, данная протоколами VII вселенскаго собора, болѣе двухъ столѣтій оставалась безъ всякихъ существенныхъ измѣненій и только въ XI стол. получила литературную обработку и значительную прибавку въ началѣ, разсматриваемую какъ предисловіе. Эта вторичная по времени редакція синодика воспроизведена мадридскимъ спискомъ первой четверти XI вѣка. Синодикъ начинается прологомъ, содержащимъ благодареніе Богу по случаю побѣды надъ иконоборцами и выражающимъ желаніе начертать на сердцахъ братіи печать благословенія исполняющимъ законъ и печать клятвы преступающимъ его. Согласно этой поучительной и назидательной цѣли въ синодикѣ идутъ сначала благословенія (αἰωνία ἡμνήμη), а потомъ клятвы (ἀνάθεμα). Предполагая начертать тѣ и другія и не желая при этомъ ограничиться однимъ перечисленіемъ именъ православныхъ и иконоборцевъ‚ составитель изложилъ въ краткихъ и существенныхъ чертахъ, какъ церковное ученіе, такъ и то, которое было поддерживаемо еретиками и осуждено церковью. Слѣдствіемъ этого является то, что въ синодикѣ допущенъ извѣстный параллелизмъ между статьями положительными, въ которыхъ излагаются благословенія, и отрицательными, въ которыхъ провозглашается анаѳема. Въ статьяхъ перваго рода въ семи положеніяхъ излагается православное ученіе о Богочеловѣкѣ, Богородицѣ и о поклоненіи св. иконамъ, при чемъ каждое положеніе заканчивается возглашеніемъ «вѣчной памяти». Затѣмъ слѣдуетъ заключительная статья, не имѣющая въ концѣ этого возглашенія и представляющая общій выводъ ученія православной церкви о поклоненіи и изображеніи на иконахъ Христа и Его угодниковъ. Параллельно этому въ отрицательной части идутъ [687-688] пять статей съ провозглашеніемъ въ концѣ каждой «анаѳема». Насколько можно судить по приведенному содержанію, въ разсматриваемой редакціи синодика замѣтно господство заранѣе составленнаго плана и выраженіе нравоучительнаго элемента, такъ что рѣчь обращена къ братіи. Въ силу этого синодикъ скорѣе можетъ быть признанъ церковнымъ словомъ, чѣмъ объективнымъ соборнымъ опредѣленіемъ. И дѣйствительно, въ настоящее время имѣется одна проповѣдь, принадлежащая константинопольскому патріарху Михаилу Керуларію и представляющая дословное воспроизведеніе разсматриваемой редакціи синодика. На основаніи этого сходства должно признать безспорнымъ то положеніе, что редакція мадридскаго синодика возникла изъ церковнаго слова XI стол. Въ пользу мнѣнія о его происхожденіи послѣ собора 842 говорятъ и другія данныя. Такъ, разсуждая въ предисловіи о благословеніи отцовъ, авторъ замѣчаетъ, что они переходятъ на насъ «сыновъ ихъ, ревнующихъ благочестію ихъ». Ясно, что писавшій это не былъ современникомъ тѣхъ соборныхъ отцовъ, которые изрекли благословенія борцамъ за православіе и анаѳему иконоборцамъ. Далѣе, нельзя считать принадлежащею протоколамъ собора 842 г. статью, предшествующую перечисленію именъ иконоборцевъ. Въ ней подвергаются проклятію и отлученію тѣ, которые не вняли «отеческимъ уввщаніямъ и внушеніямъ, ни согласному опредѣленію всей вселенской церкви», т. е. тѣ иконоборцы, которые появились послѣ собора 842 г.‚ когда его постановленія были утверждены согласіемъ римскаго папы. Къ числу позднѣйшихъ собора 842 г. вставокъ должно отнести также провозглашеніе вѣчной памяти патріарху Фотію и анаѳематствованіе «Павла иже въ Савла развратившагося и Ѳеодора, именуемаго Гасти, и Стефана Молита, еще же и Ѳеодора Криѳина и Лалудія Леонта». Этой статьей подвергается отлученію новая серія иконоборцевъ, анаѳематствованныхъ на соборѣ 869 г.‚ въ силу чего она могла быть внесена въ синодикъ только въ концѣ IX в. Второе главное наслоеніе въ греческомъ синодикѣ относится къ царствованію императора Алексѣя Комнина. Оно выражаетъ результатъ всего научнаго и общественнаго развитія XI в. и въ настоящее время воспроизводится вѣнскимъ спискомъ первой половины XII ст. Новымъ элементомъ этой редакціи являются слѣдующія за статьями противъ иконоборцевъ 11 статей противъ Іоанна Итала, одна статья противъ монаха Нила, двѣ статьи противъ никейскаго архіепископа Евстаѳія (безъ упоминанія имени) и пять статей противъ павликіанъ и богомиловъ. Внесеніемъ указанныхъ статей не закончилось однако развитіе синодика. Третье, довольно значительное, наслоеніе онъ получаетъ при Мануилѣ Комнинѣ, во второй половинѣ XII в. Какъ видно изъ эскуріальскаго списка, синодикъ этого времени обогатился постановленіями соборовъ 1157 и 1166 гг. На первомъ изъ нихъ за неправильное пониманіе словъ: «ты еси приносяй и приносимый» были преданы отлученію четыре лица: Михаилъ, діаконъ Великой церкви, Никифоръ Василаки‚ Евстаѳій‚ митрополитъ Драчскій, и діаконъ Сотирихъ, избранный въ патріархи антіохійскіе. Второй, посвященный обсужденію словъ: «Отецъ мой болій мене есть», подвергъ анаѳематствованію Іоанна Ириника и Константина, митрополита керкирскаго. Направленныя противъ нихъ соборныя опредѣленія были прочитаны въ недѣлю православія и, войдя въ синодикъ, увеличили его составъ новыми четырьмя словами. Спустя немного времени, на засѣданіи 6 апрѣля въ виду раскаянія нѣкоторыхъ лицъ было постановлено вписать въ синодикъ новую главу, начинающуюся словами: «τοῖς ἀπποβαλλομένοις». Четвертый и окончательный слой оставило въ синодикѣ XIV ст. Сюда относятся положенія противъ еретиковъ Варлаама и Акиндина. Редакція направленныхъ противъ нихъ статей составлена по образцу основной части синодика, излагающей ученіе иконоборцевъ: каждая статья редактирована такъ, что сначала изложено [689-690] еретическое, потомъ церковное мнѣніе. Затѣмъ, какъ въ статьяхъ противъ иконоборцевъ, всѣ главы распредѣлены на два отдѣла: въ одномъ предаются осужденію противоцерковныя ученія, въ другомъ увѣнчиваются провозглашеніемъ вѣчной памяти тѣ, кто защищалъ принятое церковью ученіе. Анаѳематствованія изложены въ шести отдѣльныхъ статьяхъ, къ которымъ присоединяется еще одно общее отлученіе и одно спеціальное противъ Исаака Аргира «чрезъ все житіе болѣзновавшаго болѣзнію Варлаамовою и Акиндиновою». Статей съ провозглашеніемъ вѣчной памяти всего лишь четыре. Но, сокративъ ихъ число, составитель въ замѣнъ того довелъ до четырехъ статьи спеціальнаго характера, присоединивъ сюда же провозглашенія вѣчной памяти: царю Михаилу и Ѳеодорѣ, царю Андронику, Паламѣ и всѣмъ о православіи подвизавшимся.

Чинъ православія русской церкви, какъ и все касающееся богослуженія, полученъ ею изъ Греціи. Первое историческое упоминаніе о немъ относится къ XII в.: около 1135 г. новгородскій князь Всеволодъ замѣчаетъ, что онъ послалъ св. Софіи синодикъ, по которому соборомъ должно было проклинать. Но памятниковъ этого древняго чина до настоящаго времени не сохранилось. Древнѣйшій изъ имѣющихся на лицо списковъ — списокъ московской синодальной библ. № 667 восходитъ лишь къ XV ст.; затѣмъ идутъ рукописные чины XVI в. — новгородскій импер. публич. библ.‚ новгородскій софіев. библ. № 1058, чинъ древней россійской вивліоѳики и соловецкій; XVII в. новгородскіе софіев. библ. № 1059 и 1060, второй чинъ древ. россійской вивліоѳики, ростовскій, и наконецъ, XVIII в. — вологодскій, псковскій и два архангельскихъ. Кромѣ рукописей, чинъ православія также помѣщался въ Постныхъ Тріодяхъ XVII и начала XVIII ст. двухъ изводовъ, кіевскаго и московскаго. Въ большинствѣ своего содержанія какъ тѣ, такъ и другіе чины представляютъ повтореніе греческаго оригинала, Подобно ему, они начинаются молебнымъ пѣніемъ. По указанію Постныхъ Тріодей XVII в. и чиновъ — архангельскаго, псковскаго и московскаго оно совершалось обыкновенно предъ обѣднею и притомъ не въ храмѣ, а внѣ онаго, на погостѣ за алтарями Успенскаго собора. Въ этомъ мѣстѣ приготовлялся обширный помостъ съ двумя мѣстами для царя и патріарха и подмостками для иконъ. На срединѣ помоста ставился аналой. Послѣ утрени приходилъ въ соборъ митрополитъ или патріархъ «малымъ чиномъ выхода» и въ сопровожденіи духовенства, съ преднесеніемъ образа Св. Троицы или Нерукотвореннаго Спаса, направлялся къ мѣсту совершенія чина православія: По прибытіи, послѣ обычнаго начала: «благослови владыко», «благословенъ Богъ нашъ» и т. д.‚ читался 142 или 50 псаломъ, и сразу послѣ этого пѣли благодарственный канонъ 5 гласа, твореній Ѳеодора Студита. При канонѣ клирики или духовные пѣли ирмосы великаго канона: «Помощникъ и покровитель». По 9-ой пѣсни пѣли два тропаря: «Пречистому твоему образу покланяемся благій», «и ликъ пророковъ», и въ это время патріархъ и прочія духовныя лица цѣловали евангеліе, крестъ и образъ. Поклоненіе иконамъ и лобызаніе ихъ государемъ совершалось въ то время, когда прокличетъ протодіаконъ: «аще кто не почитаетъ и не покланяется святымъ иконамъ, да будетъ анаѳема». Послѣ пѣнія второго тропаря начиналось чтеніе синодика. Въ Москвѣ оно совершалось слѣдующимъ образомъ. Протодіаконъ, взявъ синодикъ, приходилъ къ патріарху для полученія благословенія и потомъ приступалъ къ его чтенію. По прочтеніи патріархъ здравствовалъ государя, а государь патріарха. Въ Новгородѣ, въ XVII в., чтеніе синодика совершалось на литургіи предъ апостоломъ, а затѣмъ святитель произносилъ его въ царскихъ дверяхъ въ сокращеніи. Подобно греческому, синодикъ русской церкви состоялъ изъ двухъ частей. Въ первой — выяснялся смыслъ и значеніе торжества православія, указывалась причина, поводъ и цѣль его установленія; во второй излагались [691-692] существенные догматы православія, провозглашались вѣчная память и многолѣтіе поборникамъ и хранителямъ догматовъ и проклятія еретикамъ. Первая часть была точнымъ воспроизведеніемъ греческаго оригинала, но вторая при сходствѣ въ общемъ и существенномъ представляла нѣкоторыя особенности. При этомъ свои особенности имѣли рукописные чины и свои печатные. Отличія первыхъ заключаются прежде всего въ разнаго рода пропускахъ и сокращеніяхъ. Такъ, изъ пяти анаѳематствованій иконоборцамъ рукописные чины удерживаютъ только два — первое и послѣднее и кратко излагаютъ тѣ анаѳематствованія противникамъ иконопочитанія, которыя въ Постныхъ Тріодяхъ приведены послѣ отлученія иныхъ ересей. Подобныя же сокращенія встрѣчаются и въ анаѳематствованіяхъ древнимъ еретикамъ. Второй чинъ вивліоѳики знаетъ лишь анаѳематствованія Арію, Несторію, Евтихіанистамъ, Яковитамъ и Арцивуритамъ, а ростовскій и соловецкій — только Несторію. Наконецъ, въ рукописныхъ чинахъ или совсѣмъ не встрѣчается анаѳематствованій малоизвѣстнымъ въ Россіи греческимъ еретикамъ — Іоанну Италѣ, Константину керкирскому и ихъ единомышленникамъ, Варлааму и Акиндину, или же изложены въ краткой формѣ, напр. Константину керкирскому въ чинахъ Вивліоѳики, Варлааму и Акиндину въ нихъ же, а равно въ вологодскомъ и псковскомъ. Что касается печатныхъ чиновъ, то во всѣхъ указанныхъ случаяхъ они слѣдуютъ греческому синодику. Такъ, въ Постныя Тріоди перешли его 5 главъ противъ иконоборцевъ, 10 главъ противъ Іоанна Италы съ заключительной 11, предающей отлученію введенныя имъ противоцерковныя мнѣнія. Равнымъ образомъ въ соотвѣтствіи съ греческимъ синодикомъ дальнѣйшее анаѳематствованіе монаху Нилу ограничивается упоминаніемъ одного имени; далѣе слѣдуютъ 5 анаѳематствованій собора 1166 противъ неправо-понимающихъ выраженіе: «Отецъ мой болій мене есть», съ присоединеніемъ, какъ въ греческомъ синодикѣ, отдѣльнаго анаѳематствованія бывшему митрополиту керкирскому — Константину. Тѣмъ же самымъ характеромъ точнаго воспроизведенія подлинника отличаются анаѳематствованія Варлааму и Исааку Аргиру. Всѣ особенности чина православія Постныхъ Тріодей по сравненію съ греческимъ синодикомъ заключаются въ перестановкѣ анаѳематствованій и небольшихъ пропускахъ. Именно послѣ анаѳематствованій иконоборцамъ слѣдуютъ анаѳематствованія не Іоанну Италѣ, а ложно понимающимъ слова: «Ты еси приносяй и приносимый». Равнымъ образомъ послѣ анаѳематствованій инымъ еретикамъ помѣщаются новыя анаѳематствованія иконоборцамъ, представляющія повтореніе той статьи, которая въ греческомъ подлинникѣ заключаетъ 7 статей провозглашенія вѣчной памяти защитникамъ православія и предваряетъ анаѳематствованія иконоборцамъ. Наконецъ, чинъ православія Постныхъ Тріодей не имѣетъ анаѳематствованій богомиламъ; они встрѣчаются лишь въ двухъ рукописныхъ чинахъ — ростовскомъ и соловецкомъ, но послѣдній сохраняетъ только отлученіе «Еремѣю, попу суждальскому». Второю особенностію рукописныхъ чиновъ являются разнаго рода добавленія. Самыми важными изъ нихъ можно признать анаѳематствованія такъ называемымъ новымъ еретикамъ. Сюда относятся анаѳематствованія обидящимъ церкви въ чинахъ соловецкомъ и ростовскомъ, въ нихъ же — магометанамъ съ присоединеніемъ отлученія двумъ перешедшимъ въ исламъ чернецамъ: Корнилію и Зосимѣ; анаѳематствованія магометанамъ общаго характера встрѣчаются въ чинахъ архангельскихъ и иркутскомъ, иначе московскомъ; жидовствующимъ XV в. въ чинахъ соловецкомъ, ростовскомъ и новгородскомъ XVI в.; жидовствующимъ XVI — въ вологодскомъ, псковскомъ, въ обоихъ чинахъ Вивліоѳики и иркутскомъ; хулящимъ праздникъ Благовѣщенія въ соловецкомъ и ростовскомъ; корчемникамъ — въ ростовскомъ XVII в.; обидящимъ вдовъ и сиротъ — въ ростовскомъ и соловецкомъ; раскольникамъ времени Алексѣя Михайловича во [693-694] второмъ чинѣ вивліоѳики, иркутскомъ и архангельскихъ; въ нихъ же, а равно вологодскомъ и псковскомъ, раскольникамъ времени Петра Великаго; Димитрію Самозванцу, иначе Гришкѣ Отрепьеву, Тимошкѣ Акундинову и Стенькѣ Разину во второмъ чинѣ вивліоѳики, иркутскомъ, вологодскомъ, псковскомъ, новгородскомъ № 1060 и обоихъ архангельскихъ; Ивашкѣ Мазепѣ въ иркутскомъ, вологодскомъ, псковскомъ и обоихъ архангельскихъ; принимающимъ ученіе, проникающее съ западныхъ странъ и противное православной вѣрѣ, въ архангельскихъ; въ нихъ же не соблюдающимъ безъ уважительной причины постовъ и непріемлющимъ семь таинствъ; противящимся св. Церкви, въ архангельскомъ, соловецкомъ и ростовскомъ. Наконецъ‚ въ архангельскихъ чинахъ среди анаѳематствованій иконоборцамъ встрѣчаются анаѳематствованія непочитающимъ чудеса и святыя мощи. Такой же чисто русскій, неизвѣстный греческому синодику, элементъ представляютъ слѣдующія за анаѳематствованіями провозглашенія вѣчной памяти и многолѣтія защитникамъ православія. По своему содержанію эта часть есть ни что иное, какъ помянникъ русскихъ царей, святителей и другихъ лицъ, такъ или иначе послужившихъ истинной вѣрѣ. Въ ней провозглашается въ послѣдовательномъ хронологическомъ порядкѣ вѣчная память благочестивымъ митрополитамъ кіевскимъ, начиная съ Михаила, владимірскимъ, московскимъ, новгородскимъ, тверскимъ, московскимъ патріархамъ и другимъ лицамъ, прославившимся подвигами благочестія и святостію жизни, напр., Антонію и Ѳеодосію печерскимъ, Сергію радонежскому и другимъ угодникамъ. Въ такомъ же порядкѣ воспоминаются и благочестивые цари, князья и бояре русской земли: великіе князья кіевскіе, начиная съ Владиміра святаго, и современные имъ князья удѣльные, потомъ князья владимірскіе и московскіе съ удѣльными рязанскими и тверскими и, наконецъ, со времени утвержденія единодержавія всѣ великіе государи московскіе съ ихъ женами и дѣтьми. Кромѣ того, возглашалась вѣчная память какъ всѣмъ убіеннымъ за вѣру, св. церковь и отечество во время походовъ, со временъ Ивана Грознаго, въ Литву, Крымъ, подъ Казань и Астрахань, при нашествіи «богомерзскаго Тохтамыша, безбожныя Литвы, звѣрообразнаго Едигея», такъ и ознаменовавшимъ себя геройскими подвигами и пріявшимъ смерть за церковь и отечество. Не забывались, наконецъ, всѣ православные русскіе, умершіе напрасною смертію во время моровыхъ язвъ, пожаровъ, голода и т. п. — всѣмъ имъ возглашалась вѣчная память. За вѣчною памятью слѣдовало многолѣтіе царямъ‚ царицамъ, императорамъ‚ епископамъ и такъ далѣе. «Отъ здѣ бываетъ воспоминаніе царей, патріарховъ и всѣхъ живыхъ», говорится въ чинахъ Постныхъ Тріодей послѣ изложенія вѣчной памяти. «Протодіаконъ сказываетъ многолѣтіе подобіемъ такимъ, какъ бываетъ въ навечерія Рождества Христова и Богоявленія», замѣчаетъ иркутскій чинъ православія. Возглашеніе многолѣтія сопровождалось разнаго рода особенностями, въ архангельскомъ чинѣ оно принаровлено къ содержанію чина православія, къ его анаѳематствованіямъ. Именно, при возглашеніи имени Петра Великаго указываются его достоинства и заслуги для православной вѣры и церкви. При многолѣтіи князьямъ, боярамъ говорится о догматахъ и вѣрованіяхъ ими содержимыхъ, противоположныхъ тому ученію, за которое произносится анаѳема. Въ новгородскомъ синодикѣ XVI в. встрѣчается та особенность, что о патріархѣ и архіепископѣ говорится прежде, чѣмъ о царицѣ и царевичахъ. По новгородскому чину XVII в., въ многолѣтіи принималъ участіе самъ святитель. «Протодіаконъ, говорится въ немъ, кличетъ многолѣтья царю і царицы... а святитель ко всякому многолѣтью ставитца въ царскихъ дверехъ и глаголетъ къ боярину титлы. Благовѣрному и благородному и христолюбивому. Богомъ избранному и Богомъ почтенному и Богомъ возлюбленному, самодержавному государю нашему царю и великому князю Михаилу Ѳеодоровичу... [695-696] многа лѣта» и т. д. Наконецъ‚ послѣ многолѣтія протодіаконъ возглашалъ: «Святая Троица ихъ прослави»‚ и сразу послѣ этого произносилъ слѣдующее воззваніе: «сихъ о благочестіи, даже до смерти страданьми и ученіи поучатися же и утверждатися, Бога умоляюще, и подражательми Божественнаго ихъ жительства, даже до конца показыватися моляшеся, да сподобимся молитвъ ихъ, щедротами и благодатію великаго и перваго архіерея Христа, истиннаго Бога нашего, Молитвами преславныя Владычицы нашея Богородицы и Приснодѣвы Маріи, Боговидныхъ ангелъ и всѣхъ святыхъ. Аминь» (чины: вологодскій, псковскій, архангельскіе, иркутскій и московскій). По окончаніи многолѣтія, подымались св. иконы и при колокольномъ звонѣ предносились къ западнымъ дверямъ Успенскаго собора. Архипастырь, при пѣніи обычнаго входнаго, вступалъ въ соборъ и полагалъ начало литургіи.

Совершенно инымъ характеромъ отличается кіевскій и сходный съ нимъ черниговскій чинъ православія. Не имѣя молебнаго пѣнія, онъ начинается синодикомъ. Въ предисловіи послѣдняго говорится объ основаніи утвержденіи православной вѣры, что она получила начало отъ Бога, чрезъ воплотившегося Сына Божія и Духа Св., научившаго апостоловъ, и что ее не могли погубить нападенія губительнаго душевнаго врага, дѣйствовавшаго посредствомъ гонителей и еретиковъ. Духъ Св. во всѣ времена собиралъ отцевъ въ соединеніе; они богодухновеннымъ ученіемъ попрали и прокляли еретиковъ, а православнымъ изложили исповѣданіе вѣры: Вѣрую во единаго Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли... По изложеніи символа вѣры въ чинѣ указано пѣніе гласомъ седьмымъ: «Кто Богъ велій, яко Богъ нашъ, ты еси Богъ, творяй чудеса единъ». За пѣніемъ слѣдуетъ изложеніе догматовъ православной церкви. Оно начинается архидіаконскимъ возглашеніемъ: «наста нынѣ православія христіанскаго день, его же церковь святая соборная апостольская восточная обыче по преданію св. богоносныхъ отецъ праздновати» и т. д. За приведеннымъ возглашеніемъ говорится въ хронологическомъ порядкѣ объ еретикахъ и ложномъ ученіи ихъ‚ о собранныхъ противъ нихъ вселенскихъ и помѣстныхъ соборахъ; излагается утвержденное на послѣднихъ ученіе; воспоминаются отцы, присутствовавшіе на соборахъ и послужившіе утвержденію православнаго ученія, и въ заключеніе произносится имъ вѣчная память. Сюда присоединяются патріархи русской церкви. Затѣмъ перечисляются цари, содѣйствовавшіе собранію соборовъ и принимавшіе въ нихъ участіе, вспоминаются также великіе князья русскіе, начиная съ Владиміра св., цари, царицы, императоры, императрицы, архіереи, и всѣмъ имъ провозглашается вѣчная память. Въ заключеніе изрекается проклятіе еретикамъ, осужденнымъ на соборахъ, всѣмъ отступникамъ отъ православной вѣры, раскольникамъ, гонителямъ, хулящимъ восточное благочестіе, и Ивашкѣ Мазепѣ. Чинъ заканчивается многолѣтіемъ царствующему дому, святѣйшему синоду, восточнымъ патріархамъ, кіевскому митрополиту, архимандритамъ, игуменамъ, правительствующему синклиту‚ военачальникамъ, градоначальникамъ, христолюбивому воинству и всѣмъ христіанамъ.

Отмѣченныя особенности и различія послужили въ 1749 г. поводомъ къ исправленію чина православія въ цѣляхъ приведенія его къ большому единообразію. По опредѣленію св. синода дѣло исправленія было поручено синодальному члену, коломенскому епископу Гавріилу. Произведенныя имъ измѣненія состояли отчасти въ сокращеніи чина Тріодей, — въ исключеніи изъ него тѣхъ анаѳематствованій древнимъ еретикамъ, которыхъ нѣтъ въ рукописныхъ чинахъ, отчасти въ прибавленіяхъ къ нему анаѳематствованій еретикамъ русскимъ, кромѣ Аввакума и нѣкоторыхъ другихъ. Исправленнымъ чиномъ св. синодъ довольствовался однако не особенно долго. Въ 1766 г. вновь былъ возбужденъ вопросъ о его пересмотрѣ. 8 декабря чинъ былъ отданъ для исправленія тверскому епископу Гавріилу, а 15 представленъ имъ въ [697-698] исправленномъ видѣ. По сравненію съ прежними чинами новый представляетъ существенныя особенности. И прежде всего онъ совершается не внѣ храма, а въ самомъ храмѣ, на срединѣ церкви. Какъ и прежде, онъ начинается молебнымъ пѣніемъ, состоящимъ изъ полнаго благодарственнаго молебна. Именно, послѣ возгласа діакона «благослови Владыко» и возгласа архіерея: «благословенъ Богъ нашъ», поется «Царю небесный», и читается пс. 74. Послѣ псалма діаконъ произноситъ ектенію: «миромъ Господу помолимся», а послѣ нея пѣвцы поютъ «Богъ Господь» и тропари: «благодарни суще недостойніи раби Твои, Господи», «Твоихъ благодѣяній и даровъ туне», и «яко вышнія тверди благолѣпіе». За тропарями слѣдуетъ чтеніе апостола и евангелія и возношеніе сугубой ектеніи. Въ заключеніе молебнаго пѣнія архіерей читаетъ молитву: «всевышній Блаже, Владыко и Содѣтелю всея твари», въ которой благодаритъ Бога за Его милосердіе, особенно явленное въ избавленіи людей чрезъ Сына Его и чрезъ благодать Св. Духа, и проситъ, да очиститъ Онъ церковь отъ ереси и расколовъ и укрѣпитъ всѣхъ въ правовѣріи. Послѣ этой молитвы совершается анаѳематствованіе, читается синодикъ. Протодіаконъ становится «на уготованномъ мѣстѣ», обыкновенно на каѳедрѣ проповѣдниковъ, и троекратно возглашаетъ хвалу величію Бога: «кто Богъ велій, яко Богъ нашъ, Ты еси Богъ творяй чудеса единъ». Въ слѣдующемъ за этимъ возгласомъ предисловіи вкратцѣ излагается исторія церкви Божіей на землѣ и домостроительства спасенія людей, именно прославляется величіе Бога, явленное людямъ въ промышленіи о нихъ въ раю, въ церкви патріархальной, подзаконной и, наконецъ, чрезъ Сына Божія, Который открылъ небесныя таинства, послалъ апостоловъ во весь міръ проповѣдывать царствіе Божіе. «Сему спасительному откровенію послѣдующе, — продолжаетъ протодіаконъ, — сего благовѣстія держащеся, вѣруемъ во единаго Бога Отца», и читаетъ символъ вѣры. За этимъ же возглашаетъ: «сія вѣра апостольская, сія вѣра отеческая, сія вѣра православная, сія вѣра вселенную утверди», и далѣе указываетъ, чѣмъ руководятся православные при подробномъ раскрытіи вѣры: «еще же и соборы святыхъ отецъ и ихъ преданія и писанія божественному откровенію согласная пріемлемъ и утверждаемъ». Этимъ и заканчивается предисловіе синодика. Непосредственно слѣдующее за нимъ анаѳематствованіе начинается возгласомъ: «плѣняющихъ разумъ свой въ послушаніе божественному откровенію и подвизавшихся за оное ублажаемъ и восхваляемъ; тако противящихся сей истинѣ, аще ожидавшему ихъ обращенія и раскаянія Господу не покаяшася, Священному Писанію послѣдующе и первенствующія церкве преданій держащеся, отлучаемъ и анаѳематствуемъ». Затѣмъ протодіаконъ произноситъ 12 анаѳематствованій, и на каждое изъ нихъ сонмъ священнослужителей отвѣчаетъ троекратнымъ пѣніемъ: «анаѳема». Анаѳематствованія въ порядкѣ ихъ возглашенія слѣдующія: 1. Отрицающимъ бытіе Божіе и утверждающимъ, яко міръ сей есть самобытенъ, и вся въ немъ безъ Промысла Божія и по случаю бываютъ, анаѳема. 2. Глаголющимъ Бога не быти духъ, но плоть; или не быти Его праведна, милосерда, премудра, всевѣдуща, и подобная хуленія произносящимъ, анаеема. 3. Дерзающимъ глаголати: яко Сынъ Божій не единосущный и не равночестный Отцу, такожде и Духъ Св., и исповѣдающимъ Отца, и Сына и Св. Духа не единаго быти Бога, анаѳема. 4. Безумнѣ глаголющимъ, не нужно быти къ спасенію нашему и ко очищенію грѣховъ пришествія въ міръ Сына Божія во плоти, и Его вольное страданіе, смерть и воскресеніе, анаѳема. 5. Не пріемлющимъ благодати искупленія, евангеліемъ проповѣданнаго, яко единственнаго нашего по оправданію предъ Богомъ средства, анаѳема. 6. Дерзающимъ глаголати, яко пречистая Дѣва Марія не бысть прежде рождества, въ рождествѣ и по рождествѣ дѣва, анаѳема. 7. Невѣрующимъ, яко Духъ Св. умудри пророковъ и апостоловъ, и чрезъ нихъ возвѣсти намъ истинный путь къ [699-700] вѣчному спасенію, и утверди сіе чудесами, и нынѣ въ сердцахъ вѣрныхъ и истинныхъ христіанъ обитаетъ, и наставляетъ ихъ на всякую истину, анаѳема. 8. Отмещущимъ безсмертіе души, кончину вѣка, судъ будущій, и воздаяніе вѣчное за добродѣтели на небесахъ, а за грѣхи осужденіе, анаѳема. 9. Отмещущимъ вся таинства святая, Церковью Христовою содержимая, анаѳема. 10. Отвергающимъ соборы святыхъ отецъ, и ихъ преданія, божественному откровенію согласная, и православно-каѳолическою церковью благочестно хранимая, анаѳема. 11. Помышляющимъ, яко православные государи возводятся на престолы не по особливому о нихъ Божію благоволенію, и при помазаніи дарованія Св. Духа къ прохожденію великаго сего званія въ нихъ не изливаются: и тако дерзающимъ противъ нихъ на бунтъ и измѣну, анаѳема. 12. Ругающимся и хулящимъ св. иконы, ихъ же святая церковь къ воспоминанію дѣлъ Божіихъ и угодниковъ Его, ради возбужденія взирающихъ на оныя къ благочестію и къ оныхъ подражанію пріемлетъ, и глаголющимъ оныя быти идолы, анаѳема. — По совершеніи суда надъ врагами церкви діаконъ возглашаетъ вѣчную память всѣмъ ревностно подвизавшимся христіанамъ, прежде всего — почившимъ царямъ, царицамъ, князьямъ, княгинямъ отъ Константина Великого до св. Владиміра, и отъ Владиміра св. до настоящаго времени; также пастырямъ церкви отъ св. Аѳанасія до св. Меѳодія и отъ св. Меѳодія до нынѣ; патріархамъ, митрополитамъ и епископамъ. Послѣ каждаго возглашенія ликъ троекратно поетъ: «вѣчная память». Затѣмъ произносится многолѣтіе Императору, Императрицѣ, Наслѣднику, всему царствующему дому, Св. Синоду, восточнымъ патріархамъ, всему причту, всѣмъ начальствующимъ и православнымъ христіанамъ. На каждое возглашеніе ликъ отвѣчаетъ троекратнымъ: «многая лѣта». По окончаніи многолѣтія протодіаконъ произноситъ: «Св. Троица, сихъ прослави и утверди», а архіерей — «слава Тебѣ Богу, благодателю нашему, во вѣки вѣковъ». Пѣвцы поютъ: «Тебѣ Бога хвалимъ». Во время пѣнія архіерей и священнослужители цѣлуютъ иконы, и бываетъ отпустъ... Составленный преосвященнымъ Гавріиломъ чинъ православія совершается и въ настоящее время. Произведенныя въ немъ измѣненія ограничились замѣной одного выраженія другимъ (вмѣсто «блядословящимъ не нужно быти ко спасенію нашему» въ московскомъ изд. 1840 г. сказано: «безумнѣ глаголющимъ») и пропускомъ въ изданіи 1869 г. именъ Гришки Отрепьева и Ивана Мазепы.

Литература: Успенскій, Синодикъ въ недѣлю православія. Жур. Минист. Народ. Просвѣщенія. 1891. Апрѣль. Успенскій, Константинопольскій соборъ 842 г. и утвержденіе православія. Жур. М. Н. Просв. 1891 г. Январь. Успенскій, Богословское и философское движеніе въ Византіи XI, XII, XIV в. Ж. М. Н. Пр. 1891. Сентябрь и Октябрь. 1892. Январь. Февраль. Никольскій. Анаѳематствованіе, совершаемое въ первую недѣлю великаго поста. Семеновъ. О чинѣ православія. Снегиревъ. Недѣля православія или сборное воскресенье въ Москвѣ. Православное Обозрѣніе. 1865 г. Февраль. Григоровичъ. Письма импер. Екатерины II къ Оберъ-прокурору Св. Синода. Русскій Архивъ. 1870. № 4‚ 5. О значеніи церков. анаѳ. въ древн. церкви. Ворон. Еп. Вѣд. 1875. № 19—2З. 1878 г. № 1—11. Преосв. Никаноръ, Сущность и духъ церковной анаѳемы (Прав. Обозрѣніе, 1885 г.‚ 3 кн.); Судъ церкви и въ церкви. Его-же («Странникъ», 1885, № 10). Смыслъ и значеніе церковной анаѳемы. Невзоровъ. Казань, 1889 г.