ПБЭ/ДО/Ареопаг

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Ареопагъ
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Архелая. Источникъ: т. 1: А — Архелая, стлб. 994—996 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: БЭАН : МЭСБЕ : НЭС : ТСД : ЭСБЕПБЭ/ДО/Ареопаг въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія Wiktionary-logo-ru.png Словарь


[993-994] АРЕОПАГЪ — высшій аѳинскій совѣтъ, получившій свое названіе отъ холма, на которомъ, по миѳологическому преданію, Марсъ долженъ былъ оправдываться отъ обвиненія въ убійствѣ Галлиротія, сына Нептуна (отсюда и самое названіе его съ греч. «холмъ Марса»), и позже Орестъ — въ убійствѣ своей матери. Судебный трибуналъ находился тамъ съ весьма древняго времени, и греки вѣрили, что онъ основанъ былъ самой Минервой въ противовѣсъ другому совѣту, который имѣлъ свои засѣданія въ домѣ, расположенномъ внизу, на Агорѣ. Сначала въ немъ засѣдали только евпатриды. Впослѣдствіи достаточно было побыть архонтомъ, чтобы имѣть право засѣдать тамъ. Права Ареопага вскорѣ значительно расширились. Солонъ предоставилъ ему право наблюдать за общественными нравами и поддерживать порядокъ въ государствѣ. Вліяніе этого совѣта сдѣлалось столь большимъ, что сначала онъ засѣдалъ только въ теченіе трехъ дней въ каждомъ мѣсяцѣ, впослѣдствіи же, вслѣдствіе множества дѣлъ, вынужденъ былъ имѣть засѣданія ежедневно. При Периклѣ, главѣ демократической партіи, однимъ закономъ ограничена была его юрисдикція; но, по изгнаніи тридцати тиранновъ, ему предоставлена была большая часть его прежнихъ правъ, такъ что во время упадка Аѳинъ, до римскихъ императоровъ, Ареопагъ игралъ еще важную роль.

Въ книгѣ Дѣяній, 17, 19—34, разсказывается, что когда ап. Павелъ проповѣдывалъ на Агорѣ объ Іисусѣ Христѣ и Его воскресеніи, то эпикурейскіе и стоическіе философы попросили его подняться въ Ареопагъ, чтобы тамъ изложить проповѣдуемое имъ ученіе передъ болѣе компетентными слушателями. Во всѣ времена, аѳиняне были жадны ко всякимъ новостямъ въ философіи и политикѣ. Хотя трибуналъ Ареопага спеціально имѣлъ своимъ назначеніемъ заниматься религіозными вопросами, болѣе или менѣе затрогивающими общественную нравственность, какъ въ судѣ надъ Сократомъ, однако [995-996] едвали ап. Павелъ былъ приведенъ предъ это собраніе въ качествѣ подсудимаго. Контекстъ, повидимому, показываетъ, что онъ просто приведенъ былъ туда изъ любопытства. Кромѣ того, онъ самъ началъ свою рѣчь словами: «Мужи аѳинскіе», — какъ обычно обращались не къ трибуналу, а просто къ толпѣ слушателей. Равнымъ образомъ и произнесенная имъ рѣчь не похожа на защитительную. Въ разсказѣ, который передаетъ намъ св. Лука объ этомъ событіи, не находится ни малѣйшаго слѣда ни обвиненія, ни защиты, ни приговора; засѣданіе заканчивается раньше, чѣмъ ап. Павелъ изложилъ свое ученіе, среди разныхъ шутокъ насмѣшниковъ и скептиковъ, которые насмѣшливо сказали, что послушаютъ его лучше въ другой разъ.

Въ настоящее время не трудно найти въ Аѳинахъ мѣсто, гдѣ ап. Павелъ такъ краснорѣчиво говорилъ о невѣдомомъ Богѣ. Изъ Геродота (8, 52) извѣстно, что холмъ Ареопага находился насупротивъ юго-западной оконечности Акрополя, и что оттуда персы метали горючія вещества противъ деревянныхъ укрѣпленій, защищавшихъ крѣпость въ этомъ пунктѣ, гдѣ она и была наиболѣе доступна для непріятеля. Павзаній (1, 28), описавшій самое мѣсто Ареопага, даетъ то же самое топографическое опредѣленіе, и теперешнее преданіе безусловно право, когда оно указываетъ его къ западу отъ древняго Акрополя, отъ котораго онъ отдѣлялся ложбиной. Мѣсто, гдѣ происходили собранія, еще и теперь отмѣчено прямоугольникомъ, выдолбленнымъ въ скалѣ холма, куда нужно подниматься по 16 ступенямъ, также выдолбленнымъ въ скалѣ и разрушеннымъ временемъ. Ареопагиты засѣдали или присутствовали стоя въ томъ узкомъ четыреугольникѣ, гдѣ подъемъ, послѣ нѣкотораго незамѣтнаго повышенія отъ запада къ востоку, оканчивается сразу обрывомъ. Извѣстно, что они производили свои засѣданія подъ открытымъ небомъ (Pollux, 8, 118). Въ то время, когда Ареопагъ посѣтилъ Павзаній, въ самомъ мѣстѣ засѣданія находилось два большихъ камня, изъ которыхъ одинъ предназначенъ былъ для обвинителя, а другой для обвиняемаго. Камень обвинителя назывался «камнемъ неумолимости»‚ а камень обвиняемаго — «камнемъ обиды» (Павзаній 1, 28, 5). Хотя въ настоящее время и нѣтъ возможности въ точности воспроизвесть всѣ подробности обстановки, во всякомъ случаѣ видъ отсюда на Агору и Акрополь, гдѣ находился цѣлый лѣсъ статуй, представляя собою, быть можетъ менѣе краснорѣчивое свидѣтельство о художественномъ геніи грековъ, чѣмъ объ ихъ постыдномъ идолопоклонствѣ, вполнѣ могъ вдохновить ап. Павла. Въ своей рѣчи онъ изложилъ самыя возвышенныя истины: о Богѣ, творцѣ неба и земли, объ общемъ происхожденіи всѣхъ людей, объ ихъ братствѣ между собою, объ Іисусѣ воскресшемъ. Послѣ его рѣчи, какъ бы ни были, повидимому, незначительны ея результаты, истинная вѣра одержала побѣду надъ идолопоклонствомъ. Одинъ изъ членовъ Ареопага, Діонисій, обратился въ христіанство, и съ нимъ еще одна женщина, по имени Дамарь. У подошвы холма, къ сѣверу, находятся развалины церкви, посвященной Діонисію Ареопагиту (см. это слово).

См. ученую статью проф. Курціуса «Ап. Павелъ въ Аѳинахъ» въ перев. А. Лопухина, Христ. Чт. 1894 г., т. II, а также соотв. главы въ сочиненіяхъ Фаррара, Жизнь и труды ап. Павла, и Лопухина, Библ. исторія при свѣтѣ нов. изслѣд. и открытій т. III.