ПБЭ/ДО/Базедов, Иоанн Бернард

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ПБЭ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Базедовъ, Іоаннъ Бернардъ
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Археологія — Бюхнеръ. Источникъ: т. 2: Археологія — Бюхнеръ, стлб. 251—253 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: МЭСБЕ : НЭС : ЭСБЕ : ADBПБЭ/ДО/Базедов, Иоанн Бернард въ новой орѳографіи


[251-252] БАЗЕДОВЪ, Іоаннъ Бернардъ, — одинъ изъ родоначальниковъ такъ назыв. «раціональной педагогики», на деистической подкладкѣ. Родомъ изъ Гамбурга (1723 г.), онъ изучалъ богословіе въ Лейпцигѣ; былъ домашнимъ учителемъ въ одномъ благородномъ семействѣ въ Голштейнѣ, 1749—53. Бурно проведя молодость, онъ послѣ разныхъ приключеній добился мѣста профессора въ академіи Соре въ Даніи, 1753—61, и позже — профессора гимназіи въ Альтонѣ, 1761—68. Во время пребыванія въ Альтонѣ онъ издалъ нѣсколько богословскихъ сочиненій, какъ Philalethia, «Теоретическая система здраваго разума: опытъ свободомысленной догматики» и проч.‚ которыя принадлежатъ къ самымъ поверхностнымъ и грубымъ, но въ то же время къ самымъ занимательнымъ образчикамъ нѣмецкаго раціонализма. За эти сочиненія онъ лишенъ былъ причастія въ Альтонѣ и изгнанъ изъ города. Подъ вліяніемъ «Эмиля» Руссо онъ отсталъ отъ богословія, и въ 1768 порѣшилъ сдѣлаться своего рода Колумбомъ въ педагогикѣ. Находя, что существовавшіе дотолѣ методы воспитанія страдали крайнею узкостію, такъ какъ разсчитаны были на воспитаніе въ сословномъ и узконаціональномъ духѣ, онъ порѣшилъ выработать такой методъ, который воспитывалъ бы «міровыхъ гражданъ». Изданный имъ въ этомъ смыслѣ большой трудъ не встрѣтилъ особеннаго сочувствія въ публикѣ и особенно Гёте подвергъ его суровой критикѣ. Но въ то время не было недостатка въ любителяхъ сильныхъ экспериментовъ, и потому Б. удалось найти себѣ горячаго покровителя въ лицѣ князя Леопольда фонъ-Дессау, который далъ ему средства не только для изданія его сочиненій, но и для основанія особаго педагогическаго «филантропина», какъ образцоваго учебно-воспитательнаго заведенія по идеѣ Базедова. Согласно съ принципами Руссо‚ онъ хотѣлъ поставить воспитаніе совершенно на естественную почву, надѣясь чрезъ это возстановить на землѣ потерянное чрезъ искаженное воспитаніе «райское состояніе». Всю вину въ этомъ искаженіи онъ приписывалъ господствовавшему дотолѣ въ школахъ латинскому и греческому гуманизму и историческому христіанству. Раціональная школа должна быть чужда всякихъ національныхъ и религіозныхъ предразсудковъ и должна воспитывать «міровыхъ гражданъ» — «всечеловѣковъ», и для этого должна состоять преимущественно въ изученіи природы съ ея наиболѣе полезными явленіями и притомъ чрезъ наглядное обученіе. Весьма большое мѣсто отводилось физическому воспитанію и вообще выдвигались «игры», какъ одинъ изъ главныхъ способовъ воспитанія, причемъ имѣлось въ виду все облегчить для ребенка до послѣдней степени. Самая религія и нравственный законъ преподавались только въ предѣлахъ естественнаго разума. Сначала эта система, какъ рѣзкій протестъ противъ господствовавшаго тогда суроваго педантизма, возбудила живой интересъ; но вскорѣ обнаружилась ея крайняя односторонность, и такія знаменитыя лица, какъ Гёте и Гердеръ, рѣшительно высказались противъ нея. Послѣдній, ознакомившись съ «филантропиномъ», высказался такъ: «Все здѣсь мнѣ кажется ужаснымъ. Недавно мнѣ разсказывали о способѣ — въ десять лѣтъ выростить дубовыя рощи, — именно, если у молодого дуба подъ землей подрѣзать серцевинный корень, то все поверхъ земли быстро пойдетъ въ стволъ и вѣтви. Весь секретъ Базедова, мнѣ думается, заключается именно въ этомъ, и я не далъ бы ему на воспитаніе даже теленка, не говоря уже о человѣкѣ». Б. умеръ въ 1790 г. въ Магдебургѣ съ характеризующими его натуру словами: «я хочу быть анатомированнымъ къ пользѣ моихъ [253-254] ближнихъ». Система Б. имѣла у насъ не мало горячихъ приверженцевъ, особенно во времена всеобщаго увлеченія страстью къ переустройству всей жизни «отсталаго» русскаго народа по образцамъ передового запада (въ 60-хъ годахъ). Духъ Базедова явно витаетъ надъ многими педагогическими сочиненіями того времени и не испарился даже до настоящаго времени.