ПБЭ/ДО/Боннские конференции

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Боннскія конференціи
Православная богословская энциклопедія
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: Археологія — Бюхнеръ. Источникъ: т. 2: Археологія — Бюхнеръ, стлб. 944—950 ( сканъ · индексъ )ПБЭ/ДО/Боннские конференции въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[943-944] БОННСКІЯ КОНФЕРЕНЦІИ. Въ исторіи старокатолическаго движенія Б. Конференціи [первая 2 (14) — 4 (16) сентября 1874 года, вторая — 29 іюля (10 августа) — 4 (16) августа 1875 года], являются несомнѣнно однимъ изъ самыхъ важныхъ моментовъ. Важность этихъ конференцій обусловливается тѣмъ обстоятельствомъ, что на нихъ, такъ сказать, былъ намѣченъ путь для дальнѣйшаго внутренняго развитія старокатолицизма, какъ религіознаго движенія. Во-первыхъ, старокатолицизмъ на указанныхъ конференціяхъ заявилъ самымъ рѣшительнымъ образомъ свое антипапистическое направленіе: онъ отвергъ большинство заблужденій, полученныхъ имъ въ наслѣдіе отъ римско-католической церкви, какъ то — догматы: о главенствѣ и непогрѣшимости римскаго епископа, о непорочномъ зачатіи Дѣвы Маріи, ученіе о добрыхъ дѣлахъ, какъ заслугахъ человѣка предъ Богомъ, ученіе о чистилищѣ и другихъ частныхъ пунктахъ, входящихъ въ систему индульгенцій, ученіе о томъ, что девтероканоническія книги не имѣютъ одинаковой важности съ книгами каноническими и проч. Во-вторыхъ, старокатолицизмъ на упомянутыхъ конференціяхъ проявилъ и свое антипротестантское направленіе: онъ отвергъ большинство протестантскихъ заблужденій, какъ, напр., ученіе объ оправданіи одною вѣрою безъ добрыхъ дѣлъ, ученіе о Св. Писаніи, какъ единственномъ источникѣ христіанскаго вѣдѣнія, ученіе о церкви, какъ невидимомъ обществѣ святыхъ и проч.

Изъ вопросовъ обрядово-каноническаго свойства старокатолики на Боннскихъ конференціяхъ признали болѣе правильнымъ — въ таинствѣ крещенія совершеніе его чрезъ погруженіе, въ таинствѣ миропомазанія совершеніе его не только епископомъ, но и [945-946] священникомъ, въ таинствѣ причащенія преподаніе его всѣмъ вѣрующимъ подъ обоими видами, въ таинствѣ елеосвященія совершеніе его не только надъ умирающими, но и надъ больными вообще и проч. Всѣ эти вѣроисповѣдные пункты старокатолицизма были впослѣдствіи утверждены общимъ голосомъ представителей этого движенія, выраженнымъ на ихъ синодахъ, и вошли въ ихъ катихизическія и богослужебныя книги.

Этимъ такимъ образомъ утверждено было отличіе старокатолицизма, какъ религіознаго движенія, и отъ римскаго католицизма, и отъ протестантства, и намѣченъ былъ путь для его сближенія съ православіемъ. Къ сожалѣнію, высказавшись ясно и опредѣленно по указаннымъ вѣроисповѣднымъ пунктамъ, старокатолики на Боннскихъ конференціяхъ менѣе устойчивости обнаруживали при утвержденіи другихъ пунктовъ вѣроисповѣдной системы, каковая неустойчивость отразилась и на дальнѣйшемъ внутреннемъ развитіи старокатолицизма. Прежде всего упомянутыя конференціи не утвердили вполнѣ точнаго и опредѣленнаго ученія объ исхожденіи св. Духа. Правда, на второй Боннской конференціи старокатолики признали слѣдующее положеніе, повидимому утверждающее близость ихъ къ православію по данному вопросу. «Касательно исхожденія св. Духа нѣтъ никакого другого догмата, кромѣ положенія въ никео-цареградскомъ символѣ: τὸ Πνεῦμα ἐκ τοῦ Πατρὸς ἐκπορευόμενον. Въ западной церкви по императорскому повелѣнію незаконно была сдѣлана прибавка filioque (ἐκ τοῦ Υἱοῦ). Незаконность этой вставки мы теперь признали и вмѣстѣ съ тѣмъ вставка, какъ догматъ, устранена». Это опредѣленіе второй Боннской конференціи, при всей его рѣшительности, затрогивало однакожъ лишь формальную сторону разсматриваемаго вопроса и потому влекло за собой лишь удаленіе изъ никео-цареградскаго символа частицы filioque, не касаясь стороны матеріальной‚ т. е., рѣшенія вопроса о томъ, правильно или неправильно самое ученіе объ исхожденіи св. Духа и отъ Сына. Что же касается этой послѣдней, т. е., матеріальной стороны, то она на Боннскихъ конференціяхъ была выражена въ слѣдующихъ шести положеніяхъ, заимствованныхъ изъ твореній св. Іоанна Дамаскина: что во 1-хъ‚ «св. Духъ исходитъ отъ Отца, какъ начала, причины, источника Божества», что во 2-хъ, «св. Духъ не исходитъ отъ Сына, потому что въ Божествѣ есть только одно начало, одна причина, которою производится все, что есть въ Божествѣ», что въ 3-хъ, «св. Духъ исходитъ изъ Отца черезъ сына», что въ 4-хъ, «св. Духъ есть образъ Сына — образа Отца, исходящій отъ Отца и почивающій въ Сынѣ, какъ Его проявительная сила», что въ 5-хъ, «св. Духъ есть ипостасное произведеніе изъ Отца, принадлежащее Сыну, но не изъ Сына, потому что Онъ есть Духъ устъ Божества, извѣщающій Слово», что въ 6-хъ, «св. Духъ образуетъ посредство между Отцемъ и Сыномъ и чрезъ Сына соединяется со Отцемъ»...

Эти тезисы, утверждая истину православнаго ученія объ единомъ началѣ въ Божескихъ ипостасяхъ, не исключаютъ однакожъ совершенно участія Сына Божія въ актѣ исхожденія св. Духа, но допускаютъ это участіе по крайней мѣрѣ въ смыслѣ нѣкотораго посредства. Позднѣйшая исторія старокатолицизма дѣйствительно ясно показала то, что старокатолицизмъ не въ силахъ отрѣшиться отъ этихъ остатковъ филіоквистическаго представленія объ исхожденіи св. Духа. Извѣстно, что по самое послѣднее время старокатолическіе ученые отстаиваютъ за собой право — придерживаться мысли объ участіи Сына Божія въ актѣ исхожденія св. Духа, если не въ смыслѣ причины, то въ смыслѣ нѣкотораго посредства.

Другимъ вѣроисповѣднымъ пунктомъ, не ясно выраженнымъ на Боннскихъ конференціяхъ и потому послужившимъ камнемъ преткновенія для соединенія старокатоликовъ съ православною церковью, является ученіе о таинствѣ евхаристіи. На первой Б. конференціи ученіе по данному вопросу выражено [947-948] было въ слѣдующихъ словахъ: «совершеніе евхаристіи въ церкви не есть непрестанное повтореніе или возобновленіе примирительной жертвы, однажды навсегда принесенной Христомъ на крестѣ; но жертвенный характеръ евхаристіи состоитъ въ томъ, что она есть непрестанное воспоминаніе оной и совершающееся на землѣ изображеніе и присутствіе на ней того одного приношенія Христа за спасеніе искупленнаго человѣчества, которое непрестанно совершается на небѣ Христомъ, нынѣ предстоящимъ за насъ предъ лицемъ Божіимъ». Опредѣленіе это, отрицая лютеранскую мысль о соприсутствіи тѣла и крови Христовыхъ въ евхаристическихъ дарахъ, не утверждаетъ однакожъ явно и опредѣленно и православнаго ученія по данному вопросу, въ частности ученія о пресуществленіи евхаристическихъ хлѣба и вина въ тѣло и кровь Христовы, потому что слова: «Евхаристія... есть совершающееся на землѣ изображеніе и присутствіе на ней единаго приношенія Христа»... вполнѣ опредѣленно не выражаютъ идеи пресуществленія. Какъ и въ вопросѣ о filioque эта неустойчивость Боннскихъ опредѣленій касательно евхаристіи отразилась на позднѣйшемъ старокатолическомъ ученіи по данному вопросу. Извѣстно, что до самаго послѣдняго времени старокатолики колеблются признать ученіе о пресуществленіи за ученіе древне-вселенское и потому до сихъ поръ не вносятъ термина transsubstantiatio въ свои катихизисы. Неустойчивость и неопредѣленность старокатолицизма въ двухъ указанныхъ пунктахъ въ ученіи о filioque и объ евхаристіи и служатъ главнѣйшимъ препятствіемъ признанію его вполнѣ православнымъ движеніемъ.

Имѣя значеніе исходнаго момента въ системѣ старокатолическаго ученія, Боннскія конференціи имѣютъ въ исторіи старокатолическаго движенія весьма существенное значеніе и въ другомъ отношеніи: на нихъ въ первый разъ съ наибольшей рѣшительностью поставленъ былъ вопросъ о соединеніи церквей. Въ отличіе отъ другихъ, ранѣе бывшихъ, попытокъ на западѣ старокатолицизмъ при этомъ избралъ новую, вполнѣ согласующуюся съ основными принципами православія, почву для этого соединенія — ученіе древне-нераздѣльной церкви. Къ сожалѣнію, на Боннскихъ же конференціяхъ обнаружилось, что старокатолицизмъ, избравъ указанную почву для возсоединенія церквей, въ дѣйствительности не удержался на ней. Уже то одно обстоятельство, что старокатолики на упомянутыхъ конференціяхъ при рѣшеніи вопроса о соединеніи церквей допустили къ участію не только англиканъ, но и лютеранъ, ясно указывало на то, что избранная ими почва для соединенія церквей должна была получить скорѣе номинальное, чѣмъ реальное значеніе. Нельзя же на самомъ дѣлѣ допустить, чтобы не только англикане, но и даже лютеране, при ихъ отрицательномъ отношеніи къ голосу вселенской церкви, могли придавать какое-либо серьезное значеніе ученію этой церкви въ частности при рѣшеніи вопроса о соединеніи церквей. Сами старокатолики впослѣдствіи должны были отказаться и отказались отъ осуществленія несбыточнаго проекта соединенія лютеранъ съ своимъ обществомъ на почвѣ ученія вселенской церкви. За то на тѣхъ же Боннскихъ конференціяхъ положено было прочное основаніе для тѣснѣйшаго взаимоотношенія старокатоликовъ съ англиканскою церковью. Первымъ рѣшительнымъ шагомъ къ этому взаимоотношенію послужило признаніе со стороны старокатоликовъ дѣйствительности англиканскихъ посвященій. Извѣстно, что всѣ попытки англиканъ вступить въ тѣсное единеніе съ римско-католическою и православною церквами главнымъ образомъ не удавались и не удаются потому, что та и другая церкви не признавали и не признаютъ дѣйствительности англиканской іерархіи. Старокатолики на Боннскихъ конференціяхъ встали въ иныя отношенія къ англиканамъ. Самъ представитель старокатолицизма на указ. конференціяхъ проф. Дёллингеръ въ обширныхъ рѣчахъ доказывалъ положеніе, что дѣйствительность англиканскихъ посвященій несомнѣнна прежде всего [949-950] съ исторической стороны, такъ какъ родоначальники настоящей англиканской іерархіи — Паркеръ и Барло получили якобы свою хиротонію отъ дѣйствительныхъ епископовъ и при томъ каноническимъ образомъ. Всѣ историческія свидѣтельства, говорящія противъ этой дѣйствительности, по взгляду Дёллингера, являются простыми сказками. Несомнѣнна далѣе дѣйствительность англиканскихъ посвященій, по мнѣнію Дёллингера, и съ догматической стороны, такъ какъ якобы англиканство признаетъ священство таинствомъ, хотя и низшимъ по сравненію съ крещеніемъ и евхаристіей. Этимъ признаніемъ дѣйствительности англиканскихъ посвященій было положено основаніе къ актамъ Interkommunion’а представителей старокатолическаго движенія съ іерархами англиканской церкви. Уже на первой Боннской конференціи представитель англиканской церкви епископъ винчестерскій заявилъ, что «со стороны англиканской церкви не существуетъ сомнѣнія относительно общенія (zur Interkommunion) съ старокатоликами. Старокатолики могли бы безпрепятственно быть допускаемы до причастія англійскими духовными лицами»... Тоже самое высказалъ и представитель американской церкви на упомянутой конференціи епископъ Керфутъ питтсбургскій. Спустя нѣсколько лѣтъ послѣ Боннскихъ конференцій эти желанія взаимообщенія между представителями старокатолицизма и англиканства нашли для себя осуществленіе. 10 августа 1879-го года въ Бернѣ шотландскій епископъ Генри Коттерилль, епископъ нѣмецкихъ старокатоликовъ Іосифъ Губертъ Рейнкенсъ, старокатолическій епископъ Швейцаріи Эдуардъ Герцогъ и представитель французской старокатолической общины Гіацинѳъ Луазонъ вступили въ interkommunion. Въ слѣдующемъ 1880 году епископъ Герцогъ принялъ приглашеніе отъ американскихъ епископовъ посѣтить англо-американскую церковь; во время этого посѣщенія, какъ впослѣдствіи заявилъ самъ старокатолическій епископъ, онъ вступилъ въ «фактическое единеніе» съ представителями упомянутой церкви. Такого рода факты тѣсныхъ взаимныхъ отношеній между старокатоликами и англиканами не вышли изъ практики и въ послѣдующее время: они повторились въ 1881, 1889 годахъ и даже были санкціонированы синодальными постановленіями старокатолическаго общества. Само собою понятно, эти факты interkommunion’а старокатоликовъ съ членами англиканской церкви представляютъ изъ себя грубое нарушеніе тѣхъ самыхъ принциповъ, которые были положены представителями новаго движенія въ основу единенія церквей, потому что interkommunion есть высшій актъ вѣроисповѣднаго единства и потому допустимъ лишь при полномъ вѣроисповѣдномъ единствѣ между различными христіанскими церквами и обществами. Положивъ слѣдовательно основаніе для правильнаго рѣшенія вопроса о соединеніи церквей, Б. конференціи сами же допустили первое существенное нарушеніе этого рѣшенія. Этимъ и объясняются неудавшіяся до сихъ поръ старокатолицизму попытки возсоединить на почвѣ ученія древне-нераздѣльной церкви различныя христіанскія церкви и общества.

Въ общемъ программа, намѣченная Б. конференціями, такимъ образомъ еще далека до полнаго осуществленія. Но и по тѣмъ результатамъ, которые достигнуты этими конференціями, ихъ съ несомнѣнностью можно считать поворотнымъ пунктомъ и важнѣйшимъ моментомъ въ исторіи старокатолическаго движенія.