Петиция баронов в Оксфордском парламенте

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Петиция баронов в оксфордском парламенте
Пер. Дмитрий Моисеевич Петрушевский
Язык оригинала: латинский. — Опубл.: 1258. Источник: Fictional page.svg Памятники истории Англии XI—XIII вв. — М., 1936.
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


[138] 1. Просят графы и бароны о наследованиях, чтобы сын, рожденный и перворожденный, или дочь после отца свободно вступали во владение, так что главный сеньер должен иметь простую сейзину[1] через посредство одного из своих бэйлифов так, чтобы ничего не было взято вышеназванным бэйлифом из продуктов земли или доходов; это в том случае, когда наследник будет совершеннолетним и будет искать своего права, чтобы исполнять для своего сеньера то, что он должен исполнять; и таким же образом следует поступать в отношении к брату или к сестре, или к дяде, владевшим поместьем, если они умрут без наследника, по отношению к их племяннику, сыну перворожденного, а если не имеется брата, то по отношению к детям брата или сестры, и так по порядку, уплачивая при этом умеренный рельеф и принося феодальную присягу (homagium) сеньеру феода; так, чтобы сеньер феода в промежуточное время не производил опустошения, продажи или отчуждения домов или лесов, рыбных садков, парков или изгнания людей, держащих вилланские участки. Если он это сделает и в этом будет уличен, он понесет наказание сообразно величине проступка. И все ущербы, какие вышеназванный наследник в этом случае потерпел, без замедления возместит. И после того как наследник уплатит государю-королю умеренный рельеф, когда станет совершеннолетним, государыня-королева потребует из него золота сообразно оценке десятой части, и кажется, что она должна иметь его только из пени.

2. Далее, просят они о средстве (remedium) против (следующего): когда кто-либо, будучи несовершеннолетним, держит много земель от многих и различных сеньеров, и он же держит некоторое количество земли от государя-короля непосредственно (in capite) за военную службу или в виде сержантерии (sergantia)[2], по причине этой повинности государь-король имеет опеку над всеми вышеназванными землями и держаниями наследника, от кого бы он их ни держал, и если государь-король отправляется в поход и хотя [наследник] держит в своей руке много военных [140]феодов из феодов других [сеньеров], как сказано выше, тем не менее [король] требует всю повинность от названных выше сеньеров феода, которые держат от него непосредственно (in capite), и не желает ничего сбавить на том основании, что он держит под опекой в своей руке названные выше феоды.

3. Далее, просят бароны, чтобы им дали возможность иметь опеку над землями и держаниями своими, которые входят в состав его (короля) феодов, и над наследниками до достижения ими законного возраста, так, чтобы государь-король имел при себе право разрешения на брак и опеку над телом; и этого просят они на основании общего права.

4. Далее, просят они, чтобы крепости короля вверялись охране верных его и рожденных в королевстве Англии по причине многих случаев, которые могли случиться или возникнуть в королевстве Англии.

5. Далее, просят они, чтобы крепости короля, которые находятся над морскими пристанями, где могут появляться суда, вверялись верным людям, рожденным в королевстве Англии, по причине очень многих явных опасностей, которые могут возникнуть, если они будут вверяться другим.

6. Далее, просят они о принадлежащих государю-королю брачных правах (de maritagiis), чтобы не выдавались [невесты] за неровней, т. е. за людей, которые не из нации королевства Англии.

7. Далее, они просят о средстве против того, что леса и земли, не находящиеся в пределах заповедного леса, которые после обследования добросовестных людей и после выдачи государю-королю пятнадцатой части имущества состоятельных людей Англии были объявлены не принадлежащими к заповедным лесам, согласно своей воле он опять объявил заповедными лесами.

8. Далее, просят они о расчистках, произведенных ими в пределах заповедного леса на землях своих собственных и на своих держаниях, недавно сданных в аренду, так как государь-король заявляет свое право на опеку над наследниками владельцев таких держаний и сверх того требует всей службы, с них следуемой.

9. Далее, просят они средства против того, что в заповедных лесах, которые перестали быть заповедными лесами грамотою короля и после принесения ему клятвы верности общиною всего королевства так, чтобы каждый везде мог свободно охотиться, государь-король по своей воле дал многим право устраивать заповедники в этих свободных лесах, которые вредят [вышеназванной пожалованной] свободе.

10. Далее, они просят средств, чтобы церковные люди не приобретали владений в феоде[3] (не вступали в феод) графов и баронов и других против их желания, вследствие чего они [эти последние] теряют навсегда опеку, брачные права, рельефы и права на выморочные держания. [142]

11. Далее, они просят средства против того, что в аббатствах и приоратах, основанных на феодах графов и баронов, государь-король во время вакантности этих домов требует для себя право опеки, вследствие чего они не могут избирать [аббатов и приоров] без воли государя-короля; а это в ущерб интересам графов и баронов, так как повинности, следуемые с них государю-королю, они должны удерживать для себя как сеньеры посредствующие.

12. Далее, они просят средства против того, что государь-король иногда дает многим своею грамотою чужие права, говоря, что это его выморочные права[4], и поэтому те говорят, что не должны и не могут отвечать [в случае иска] без государя-короля. И когда судьи указывают на это государю-королю, ничего в этом случае не делается в интересах правосудия.

13. Далее, просят они средства против того, что, так как сами графы и бароны имеют земли свои во многих графствах, судьи государя-короля разъезжают одновременно по всем вышеназванным графствам, чтобы творить суд по всем тяжбам и по делам о нарушении лесного права вместе или отдельно, и если сами графы и бароны не явятся перед ними в первый день после общего приглашения, то их штрафуют по произволу государя-короля за их отсутствие, если у них нет приказа государя-короля об освобождении их от взыскания.

14. Далее, вышеназванные судьи берут большую взятку за справедливое рассмотрение дела с каждого графства, чтобы не подвергать его разграблению; и они не должны отнимать прав; и [берут они] во многих других случаях при разборе коронных тяжб. И если четыре ближайшие деревни не явятся дать показание о смерти убитого или утонувшего человека, то все в возрасте от 12 лет вышеназванных четырех деревень подвергаются тяжелому штрафу.

15. Далее, они просят, чтобы никто не мог укреплять замка над морской гаванью или над островом, включенным внутри, если это делается без согласия совета всего королевства Англии, потому что из этого может возникнуть много опасностей.

16. Далее, о фирмах шерифов и других свободных должностных лиц, которые берут на откуп графства и другие должности, также о тех, которые держат свои графства на таком высоком откупе, что не могут эту откупную сумму собрать с них; и они не штрафуют людей сообразно величине проступка, но заставляют их платить выкуп сверх сил.

17. Кроме того они говорят, что шерифы к двум своим годичным объездам (ad turnos suos) ежегодно требуют личной явки графов и баронов, держащих свои баронии в разных местах и графствах, и если они не явятся туда лично, они штрафуют их, ни с чем не сообразуясь; и это потому, что каждый шериф говорит, что во время названных объездов он есть временный разъездный судья[5]. [144]

18. Далее, когда кто-либо имеет какую-нибудь часть земли, т. е. два акра земли или больше или меньше, без жилища, к ней примыкающего, и если он не явится к его приездам (как владелец этой земли), тогда он штрафует его по своему произволу.

19. Далее, если какое-либо судебное дело повелено было подвергнуть разбирательству перед специально назначенным для этого судьей — или о новом захвате (de nova disseisina), или о смерти предшественника (de morte antecessoris) — шерифы оповещают на рынках, чтобы все рыцари и свободные держатели графства явились к определенному дню и в определенное место для выслушания и исполнения повеления короля, и если они не явятся сюда, они штрафуют их по своему произволу.

20. Далее, они просят средства против того, что если какой-либо граф или барон, или бэйлиф, или кто другой, кто владеет иммунитетом или в городе, или в деревне, задержит какого-либо преступника и его представит шерифу или его чиновнику для заключения в тюрьму или под стражу, пока над ним совершится суд, шериф отказывается принять такого арестанта, если тот, кто его задержал, не даст ему взятки за то, чтобы он принял его.

21. Далее [просят они исправить следующее злоупотребление], много людей, приходящих из разных частей королевства из-за скудости того времени и бродящих по разным провинциям, умирают с голоду и от нужды, и тогда по закону страны их осматривают коронеры (coronatores) и четыре соседние деревни; и когда вышеназванные деревни ничего не знают и не говорят об умерших таким образом кроме того, что они умерли по названной выше причине, и так как не был поднят при виде их [трупов] тревожный крик и не было установлено их английское происхождение, то графство подвергается штрафу перед судьями как в случае тайного убийства[6].

22. Далее, о продуктах для надобностей короля, которые берут на базарах и рынках и в городах, именно о том, чтобы те, которые были назначены брать [для короля] эти продукты, брали их в умеренном количестве, т. е. сколько необходимо для вышеназванных надобностей государя-короля; они жалуются на то, что названные уполномоченные, чтобы брать эти продукты, берут их в количестве в два или в три раза большем, чем нужно для надобностей государя-короля; они берут даже весь этот излишек в свою пользу или удерживают… в пользу своих друзей, а некоторую его часть продают.

23. Далее, они жалуются, что государь-король за эти продукты не производит почти никакой уплаты, так что многие купцы из королевства Англии сверх всякой меры разоряются, а другие купцы, иноземные, по этой причине избегают прибывать в эту страну с своими товарами, отчего страна подвергается большому урону. [146]

24. Далее, просят они средства против того, что в королевстве введены новые случаи обязательного присутствия на судебных собраниях как в собраниях графств и сотен, так и в куриях иммунитетов, каких никогда не было в обычае.

25. Далее, просят средства против того, что евреи иногда передают свои долги и земли, отданные им в залог, магнатам и более сильным людям королевства, которые по этой причине вступают во владения землями малолетних, и хотя те, которые должны уплатить долг, готовы уплатить вышеназванный долг с ростом, вышеназванные магнаты медлят, все откладывают это дело, чтобы вышеназванные земли и держания каким-нибудь способом могли оставаться у них, говоря, что без еврея, которому принадлежал долг, они ничего не могут и не умеют сделать, и всегда откладывают уплату названных денег, так что в случае смерти или какой другой случайности очевидная грозит опасность и явное лишение наследства тем, чьими были названные выше держания.

26. Далее, просят они средства против ростовщиков-христиан, какими являются кагорцы[7] (ut de cahorsins), которые пребывают в Лондоне, хотя казалось бы противным христианской религии поддерживать подобных или покровительствовать им хотя бы потому, что они прикрываются именем христианина. И кроме того благодаря их ростовщическим сделкам (per eorum usuras) многие впадают в бедность и разоряются; также они захватывают и покупают многие товары, прибывающие в Лондон как водой, так и сухим путем, к великому ущербу купцов и всех вышеназванного города и к великому вреду государя-короля, потому что когда государь-король облагает налогом вышеназванный город, они совсем не участвуют и не желают участвовать вместе с названными выше горожанами в уплате государю-королю этих и других налогов.

27. Далее, просят средства против отчуждения земель, полученных в дар при выходе замуж, а именно в следующем случае: если кто-либо даст кому-либо одну карукату земли в дар при выдаче замуж: дочери или сестры, чтобы владеть и держать ее им и наследникам, от вышеназванных дочери или сестры происходящим, и притом именно так, что если вышеназванная дочь или сестра умрет без наследника, ею рожденного, то земля с принадлежностями полностью должна возвратиться к тому, кто дал эту землю, или к его наследникам, и хотя вышеназванный дар не абсолютный, а условный, однако жены, после смерти своих мужей оставшись вдовами, дарят или продают названные выше полученные в дар при выходе замуж земли и отдают в феод по собственной воле, хотя у них и нет наследников, от них рожденных, и до сих пор этого рода передачи в феод не были объявлены недействительными. Поэтому они просят, чтобы в силу права, вытекающего из справедливости, принимая во внимание указанное выше условие [которым был обставлен дар] или [148]приказом о вступлении во владение или каким-либо иным компетентным способом было предусмотрено средство к признанию недействительными этого рода передач в феод и чтобы в таких случаях ищущий имел возможность отстаивать свое право судебным порядком.

28. Далее, они просят средства против того, что государь-король щедро разрешает рыцарям своего королевства не участвовать в судебных собраниях, в принесении клятв и присяжных расследованиях, благодаря чему во многих графствах из-за недостатка в рыцарях не может состояться разбирательство дел по большой ассизе, и таким образом этого рода иски остаются без движения, так что истцы никогда не могут добиться правосудия.

29. Далее, во многих графствах вошло в обычай, что если кто представит прямой приказ о праве[8] (breve de recte directum) ближайшему главному сеньеру феода и истец докажет бездеятельность курии этого главного сеньера сообразно обычаю королевства и после этого отправляется в графство и просит, чтобы противник его был призван в ближайшее собрание графства, тогда является высший главный сеньер этого феода и просит, чтобы ему было позволено разбирать это дело в своей курии, и получает это позволение, и в случае, если будет доказана бездеятельность его курии, является другой высший сеньер в этом феоде и также просит позволения разбирать это дело в своей курии и получает его; и так делает каждый из главных сеньеров, сколько бы их ни было высших. А это явно против справедливости, потому что в приказе значится, что главный сеньер феода, к которому направляется приказ, должен полностью восстановить право [истца], которое в противном случае пусть восстановит шериф и пр. [«Бертонские анналы», стр. 439—443]

Примечания[править]

  1. [238]«Сейзиной» (seisina) называлось владение, особенно владение землей, при этом владение свободное (не крепостное). «Простой сейзиной» называлось формальное вступление во владение без права пользоваться доходами.
  2. [239]Сержантерий (sergantia, serganteria) называлось держание за «благородную», но не военную службу (службу при королевском дворе, в управлении и т. д.).
  3. [239]Бароны жалуются на то, что церковь приобретает землю в их владениях. Вполне понятно, что при этом теряются те права и доходы баронов, которые сеньоры имели от опеки, рельефов и выморочных держаний.
  4. [239]«Выморочным» владением (escaetum) называлось владение (земля или доходное право), которое возвращалось в руки сеньера (или короля) после смерти держателя, не оставившего наследников. Выморочными считались также земли казненных преступников, причем земли казненных за измену (т. е. государственное преступление) шли в руки короля, а казненных за уголовные дела — в руки их сеньеров. Таким образом король мог получать выморочные права в землях баронов, откуда происходило то злоупотребление, на которое жалуется баронская петиция.
  5. [239]Два раза в год шериф объезжал свое графство для проверки десятков свободного поручительства и для разбора мелких уголовных дел.
  6. [239]По закону Вильгельма Завоевателя в случае убийства, виновник которого не был найден (murdrum), сотенный округ, на территории которого был найден убитый, платил штраф, если было доказано, что убитый — англичанин, а не нормандец (т. е. было доказано его английское происхождение).
  7. [239]Кагорцами (cahorsins) называли в Англии XIII в. купцов и ростовщиков из Кагора и других городов Южной Франции, а также и из Северной Италии. Они появляются в Англии около 1235 г. Кагорские ростовщики пользовались особым покровительством папы и исполняли поручения по сбору папских доходов. Кагорцы имели дурную репутацию как безжалостные процентщики. Король и многие из баронов, рыцарей и горожан были у них в долгу.
  8. [239]Приказ о праве (breve de recto) — королевский приказ непосредственному сеньору истца разобрать в своей курии дело о свободном держании — выдавался по просьбе истца. Дела о свободном держании редко заканчивались в курии сеньера, так как их легко было перенести в суд графства или в королевский суд.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние.
Произведение написано автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.
Кроме того, перевод выполнен автором, умершим более семидесяти лет назад и опубликован прижизненно, либо посмертно, но с момента публикации также прошло более семидесяти лет.