Похищение Берты (Брюсов)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Похищенiе Берты («Шелъ пиръ небывалый за круглымъ столомъ…»)
авторъ Валерiй Яковлевичъ Брюсовъ (1873—1924)
Изъ сборника «Изъ книги „Сны человѣчества“». Дата созданія: 6 марта 1912, опубл.: Альманахъ «Сиринъ». Сборникъ второй. — СПб., 1913. Источникъ: Альманахъ «Сиринъ». Сборникъ второй. — СПб., 1913. — (Изъ книги „Сны человѣчества“). — С. XXX—XXXV. Похищение Берты (Брюсов)/ДО въ новой орѳографіи


ПОХИЩЕНIЕ БЕРТЫ.

(Романтическая баллада).

1.

Шелъ пиръ небывалый за круглымъ столомъ,
Блистали въ шелкахъ паладины,
И кравчiе въ кубки огромнымъ ковшомъ
Цѣдили шипящiя вина.
Былъ красенъ отъ выпитыхъ кубковъ Наимъ;
Гемонъ, улыбаясь, дремалъ передъ нимъ;
Атласный камзолъ Оливьера
Былъ яркими пятнами весь обагренъ;
И только одинъ неподкупный Милонъ
10 Хранилъ все величiе пэра.

2.

Вдругъ, въ страхѣ, весь блѣдный, вбѣгаетъ гонецъ:
„Случилось великое худо!
Послала меня въ Ингельгеймскiй дворецъ
Съ такими словами Ротруда:
15 Пока, позабывъ про воинственный станъ,
Вы заняты пиромъ, проник великанъ
Невѣдомый въ нашу обитель,
Разграбилъ капеллу, монаховъ убилъ,
Кресты поломалъ у священныхъ могилъ,
20 И дочь мою, Берту, похитилъ!“

3.

Услышавъ извѣстiе, Карлъ задрожалъ,
Онъ всталъ съ золоченаго трона;
Звеня, покатился упавшiй бокалъ;
Упавъ, застучала корона.
25 „О, горе намъ!—такъ онъ воскликнулъ, дрожа,—
Мнѣ Берта дороже, чѣмъ жизнь и душа,
Не жить безъ нея мнѣ, повѣрьте!
Вы, рыцари! тотчасъ берите мечи!
Наимъ, мой любимецъ! вставай и скачи
30 На помощь къ безпомощной Бертѣ!“

4.

Наимъ, въ колебаньи, угрюмо встаетъ,
Лицо его слишкомъ румяно.
„Ну, да,—говоритъ,—еслибъ знать напередъ,
Гдѣ должно искать великана!
35 Есть много ущелiй, лѣса велики,
Нельзя же итти по теченью рѣки,
Подумать намъ должно сначала,
Гдѣ дерзкаго вора возможно словить.
Когда же отыщемъ, не трудно сразить:
40 Я въ жизни побилъ ихъ не мало!“

5.

„Но ты, Оливьеръ,—тогда Карлъ говоритъ,—
Навѣрно, ты медлить не будешь!
Хватайся за мечъ, надѣвай вѣрный щитъ,
Ты внучку обратно добудешь!
45 Награду любую проси у меня!
Ты будешь любимцемъ моимъ съ того дня,
Тебя я надъ всѣми поставлю,
Я имя твое, въ назиданье другимъ,—
Того, кто былъ Карломъ Великимъ любимъ,—
50 По цѣлому мiру прославлю!“

6.

„Конечно, недолго,—въ отвѣтъ Оливьеръ,—
Дать хищнику судъ и расправу!
На немъ покажу я злодѣямъ примѣръ,
А, кстати, добуду и славу.
55 Спокоенъ будь, Карлъ! будешь ты отомщенъ!“
Сказалъ Оливьеръ, и направился онъ
Въ покой, подлѣ залы сосѣдней:
Предъ подвигомъ долженъ онъ былъ отдохнуть,
Прилегъ, и собрался направиться въ путь
60 Наутро лишь послѣ обѣдни.

7.

„А ты,—Карлъ взываетъ,—мой вѣрный Тюрпинъ,
Снесешь ли обиду такую?
Ты—Церкви служитель и ревностный сынъ,
Вступись же за вѣру святую!
65 Тебѣ ли терпѣть разрушенье капеллъ,
Тебѣ ли снести, что невѣрный посмѣлъ
Служителей храма коснуться!
Самъ Богъ поведетъ по дорогѣ прямой
Тебя къ гордецу. Съ великана главой
70 Ты должен обратно вернуться!“

8.

Тюрпинъ отвѣчаетъ: „Я знаю свой долгъ,
Сумѣю и честь уберечь я.
Но все-жъ великанъ не кабанъ и не волкъ,
Въ немъ все же душа человѣчья.
75 И прежде, чѣмъ въ яростный бой полетѣть,
Мнѣ должно хоть сутки однѣ поговѣть
И Богу грѣхи исповѣдать.
Бѣда—нераскаяннымъ стать подъ копье:
Сгублю тѣмъ навѣкъ я спасенье свое,
80 А боя исходъ какъ извѣдать?“

9.

Въ отчаяньи Карлъ взоромъ пэровъ обвелъ,
Опять говоритъ—Ганелону:
„Ты мудръ, какъ судья, всѣ науки прошелъ,
Подпорой ты былъ всегда трону.
85 Ужель не поможешь сегодня ты мнѣ?
Ужель не поскачешь на быстромъ конѣ
Въ догонку за наглымъ злодѣемъ?
Намъ Берту верни, что̀ милѣе цвѣтка,
И щедро откроется наша рука:
90 Друзей награждать мы умѣемъ!“

10.

Въ отвѣтъ Ганелонъ: „Что за польза сгубить
Цвѣтъ рыцарства въ тщетной погонѣ?
Въ такомъ предпрiятьи поможетъ не прыть,
Не копья и борзые кони.
95 Но должно обдумать, гдѣ скрылся злодѣй;
Составить отряды изъ ратныхъ людей;
Потомъ у проклятой пещеры,
Костры распаливъ, гнать усиленно дымъ,
И самъ, какъ медвѣдь, тогда выйдетъ онъ къ нимъ…
100 Вотъ будутъ разумныя мѣры!“

11.

И Карлъ уронилъ безнадежноъ главу…
Выходитъ тогда графъ Агландскiй.
„Я—старъ,—говоритъ,—много лѣтъ я живу,
Но помню обѣтъ христианскiй:
105 Нашъ первый обѣтъ: жизнь за вѣру отдать;
Второй нашъ обѣтъ: за сеньора стоять;
Я нынче исполню ихъ оба!
Подайте мнѣ мечъ, подведите коня,—
Иль съ Бертой увидите скоро меня,
110 Иль лягу въ объятiя гроба!“

12.

Еще говорилъ неподкупный Милонъ,
Еще не докончилъ онъ рѣчи,
Какъ клики со всѣхъ загремѣли сторонъ,
И отзвукъ помчался далече.
115 Раскрылася дверь, и, лучемъ осiянъ,
Предсталъ сынъ Милона, отважный Роланъ,
Въ доспѣхѣ и бранной кольчугѣ.
Главу великана держалъ онъ в рукахъ,
И Берту за нимъ на скрещенныхъ мечахъ
120 Несли восхищенные слуги.

13.

И Карлъ возгласилъ: „Будь прославленъ, герой!
Проси чего хочешь въ награду!
А ты, моя Берта! садись здѣсь со мной,
И дѣда улыбкой обрадуй!“
125 И всѣ восклицали Ролану: „Добро!“
И только шепнулъ Ганелонъ: „Не хитро
Добиться любого успѣха,
Когда въ состязаньи соперника нѣтъ!
Легко въ наши дни изумить цѣлый свѣтъ!“
130 И весь онъ затрясся отъ смѣха.