РБС/ВТ/Теребенев, Александр Иванович

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Теребенев, Александр Иванович
Русский биографический словарь А. А. Половцова
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Суворова — Ткачев. Источник: т. 20 (1912): Суворова — Ткачев, с. 486—488 ( скан · индекс )РБС/ВТ/Теребенев, Александр Иванович в дореформенной орфографии


Теребенев, Александр Иванович, скульптор, академик, сын скульптора же и карикатуриста Ивана Ивановича Теребенева, родился в Петербурге 24 января 1812 г. На 12-м году поступил в академию художеств, где учился сначала в рисовальном классе, но потом избрал специальностью скульптуру, которой обучался у профессора Демут-Малиновского. В это время скульптура в академии переживала переходное время: вместо подражания формам древней классической Греции стали стремиться к изображению естественных, реальных форм. В числе приверженцев нового направления был и Т. Он проявил большие дарования, делал блестящие успехи в ваянии и получил целый ряд наград: еще в первые годы своего учения две малые серебряные медали за лепку группы с натуры и за бюст с натуры же книгопродавца И. Оленина (его дяди), в 1835 г. две большие серебряные медали (одну за лепку группы с натуры, другую за исполненный по программе барельеф) и малую золотую за барельеф "Иоанн Креститель проповедует в пустыне о пришествии Спасителя", за который он оставлен был при академии пенсионером (хранится в академической церкви); малую же золотую медаль получил и за другой исполненный по заданной программе барельеф "Иосиф, рассказывающий в темнице о значении снов, виденных двумя царедворцами фараона". В 1836 г. был выставлен на выставке художественных произведений его барельеф "Построение ковчега Ноем с сыновьями", который обратил на себя всеобщее внимание и был приобретен академией художеств; барельеф этот не сохранился. Окончив в 1836 г. курс академии со званием художника XIV класса и будучи оставлен при академии пенсионером, Т. получил право поехать на казенный счет в Италию, для чего ему нужно было исполнить работу на соискание большой золотой медали; но этой работе помешала его женитьба (на дочери профессора А. Е. Егорова); он стал работать для заработка и должен был отказаться от мысли о поездке за границу. В ближайшие годы по выходе из академии Т. исполнил горельеф, изображающий Веру, для здания Опекунского совета и там же круглые статуи и горельефы, украшающие арки, ниши и паруса парадной лестницы, и вылепил в виде барельефа четырех евангелистов для городской церкви в Петергофе. Вскоре ему удалось проявить свои дарования при работах в Зимнем дворце после пожара; им сделаны следующие работы: две колоссальные статуи, изображающие Мудрость и Правосудие, для парадной лестницы; огромный барельеф, длиной в семь сажен, изображающий битву амазонок с центаврами, находящийся в кавалерийском зале; две фигуры — Флору и Гебу в виде барельефа — в покоях государыни; две фигуры ангелов из papier mache, изображающие Старый и Новый заветы — для дворцовой церкви. Эти работы выдвинули Т. в ряд лучших скульпторов и доставили ему многочисленные заказы. Им было исполнено два больших горельефа, в 4 саж. каждый, для залы Опекунского совета (вызвавшие много толков и в значительной мере способствовавшие его известности), по заказу графини Орловой-Чесменской горельеф для Юрьевского монастыря, изображающий Богородицу и св. Феоктиста, памятники пастору Муральду и генералу Кононову, целый ряд работ для Александровского сиротского дома, Екатерининского института и др. Затем Т. в звании скульптора командирован был в Крым для руководства изысканиями пантикапейских древностей в Керчи. Здесь он вылепил бюст керченского градоначальника князя Херхеулидзе и начал лепить круглую статую Амфитриды, но не успел закончить ее, так как вскоре возвратился в Петербург с керченскими древностями; многие из этих древностей он удачно реставрировал. Самыми замечательными и выдающимися из его работ являются кариатиды и термы, сделанные им для Эрмитажа. Фигуры эти высечены были из сердобольского гранита. Кариатиды сделаны колоссальных размеров, в 7 аршин вышины, и украшают собой подъезд Эрмитажа; за глиняную модель кариатида, представленного им на конкурс, он удостоен был звания академика, а за первую сделанную фигуру Император Николай I, которому она очень понравилась, наградил его бриллиантовым перстнем. Всего им было высечено 10 кариатид. Термесов им было сделано 80 больших, из которых 17 отправлено было в Петергоф для Нового павильона, и 40 меньших размеров; термы помещены между окон Эрмитажа. Для Эрмитажа же им был сделан плафон в Аполлоновой зале и некоторые работы для галерей, прилегающих к зале. Для производства всех этих работ T., по повелению государя, отведен был под мастерскую манеж рядом с Зимним дворцом. По окончании работ для Эрмитажа он пожалован был орденом Анны 3-й степени и получил кроме причитавшейся ему платы еще 17 тыс. рублей награды от государя. Такие же термы, как и для Эрмитажа, были им сделаны по повелению государя для подарка прусскому королю. Термы эти отвезены были в Берлин самим T.; за них он награжден был от короля бриллиантовым перстнем. В 1850 г. он назначен был на службу в качестве помощника начальника 2-го отделения Эрмитажа, а позднее — также заведующим всеми скульптурными произведениями, находящимися в императорских дворцах и садах. За время его службы им была сделана на фронтон здания Адмиралтейства статуя, изображающая месяц Февраль, затем иссечены из мрамора копия с античной статуи Атлета, снимающего ножом пот со своей руки, памятник герцогу Максимилиану Лейхтенбергскому в виде саркофага, находящийся в католической капелле пажеского корпуса, бюсты императора Николая І и императрицы Александры Феодоровны, отправленные к великой княгине Ольге Николаевне. Из остальных его работ, сделанных в разное время, наиболее замечательны: отлитый из бронзы бюст артиста В. A. Каратыгина, который поставлен на памятнике артиста на Смоленском кладбище в Петербурге, бюст A. С. Пушкина, сделанный из мрамора, и бюсты Голенищевой-Кутузовой, Куницына, Косиковского, Яковлева, артиста B. M. Самойлова, графа Д. И. Хвостова, H. В. Кукольника, художника Василенко.

В период расцвета своего таланта Т. получал многочисленные заказы, и доходы его были значительны. Но он вел широкий образ жизни и быстро проживал все, что зарабатывал, тратясь на роскошную обстановку, собственные выезды, званые обеды и балы. При нужде же в деньгах он продавал что только мог, с трудом перебиваясь до нового крупного заработка; однажды он продал даже дом с мраморными колон нами, подоконниками и фронтонами, только что им отделанный. К тому T. не был способен к усидчивому труду, а когда с годами его стало покидать вдохновение, он перестал получать выгодные заказы и разорился. Из Эрмитажа он был уволен, не дослужив до пенсии. В 1858 г. T. заболел черной оспой и лег в Мариинскую больницу. Его жена заразилась от него и умерла. Смерть жены окончательно подорвала его силы, и он сделался ипохондриком. Весною 1859 г. он простудился и лег в Обуховскую больницу, где и умер 31 июля 1859 г., в нищете и всеми забытый. После него не осталось средств даже на похороны, которые были устроены за свой счет мраморщиком Балушкиным, помогавшим Т. во время его работ для Эрмитажа. На кладбище за его гробом шли только Балушкин и К. A. Ухтомский.

"Северный Цветок", 1859, № 38. — "Русское Слово", 1859, № 10, отдел III, стр. 78—82. — "Архитектурный Вестник", 1860, № 2. — "Энциклопед. словарь" Брокгауза-Ефрона, 1-е изд., т. 32, СПб. 1901, стр. 948, — "Настольный словарь" Ф. Толля, СПб. 1864, т. III, стр. 645. — "Справочный энциклопед. словарь" К. Крайя, т. X, СПб. 1848, стр. 223. — Н. Рамазанов, "А. И. Теребенев", "Современная Летопись", 1866, № 15, стр. 14. — Д. Карейша, "Скульптор А. И. Теребенев", "Одесский Вестник", 1843, № 8, стр. 35—36. — "Иллюстрированная Газета", 1868, т. 21. стр. 166, статья "Кариатиды". — П. Н. Петров, "Сборник материалов для истории Импер. Академии Художеств", СПб. 1870, т. II, стр. 197, 293, 295, 304, 309, 318, 325, 328, 345, 346. — П. и Б. Ламбины, "Русская историческая библиография за 1859 г.", СПб. 1868, стр. 110, № 1996 и 1998; то же за 1860 год, СПб. 1869, стр. 119, № 2030.