РСКД/Matrimonium

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< РСКД(перенаправлено с «РСКД/Брак»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Matrimonium / Брак
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Maccius — Myus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 839—841 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ПБЭ : ТСД : ЭСБЕ : ЭСБЕ : OSN


Matrimonium. I. У греков (γάμος). Цель брака у греков была иметь законное потомство и удовлетворить таким образом тройной обязанности: относительно богов, которым должны были быть оставлены слуги (Plat. legg. 6, p. 773, Ε), относительно государства, существование которого должно было быть обеспечено оставленным потомством (в Спарте, где индивидуальная жизнь совершенно исчезала в государстве, это было единственною целью Б. и за безбрачие [ἀγαμία] налагалась поэтому даже ἀτιμία, Plut. Lyc. 15), и, наконец, относительно собственного рода, сохранение которого обеспечивало, между прочим, и постоянное исполнение обязанностей относительно умерших, украшение их могил, совершение семейных священнодействий. Любовь в современном смысле отступала сравнительно с этими соображениями совершенно на задний план и была вообще чужда эллинскому древнему миру; поэтому при выборе невесты решающее значение имели внешние соображения о приданом, роде и т. д. Часто отец выбирал невесту для сына, так как личное расположение не играло при этом никакой роли; подобное взаимное расположение молодых людей, впрочем, и не могло развиться при той замкнутости, в которой жили, напр., в Афинах, женщины. Первым условием законного Б. в Афинах, о которых мы преимущественно будем тут говорить, было, чтобы супруг и супруга были гражданами (ἀστός и ἀστή). Дети от Б. гражданина с негражданкой считались незаконными (νόθοι), по смерти отца могли претендовать только на подарок не свыше 1000 драхм (νόθεια) и были уже по Соломоновым законам лишены гражданских прав. Постановление это было два раза вновь подтверждено, первый раз Периклом (460 г. до Р. Х.) и во второй — законом Аристофонта при архонте Евклиде (403 г.). Двоебрачие не было дозволено, но случалось, что муж, кроме законной супруги (γαμετή, ἐγγυητή, у Гомера κουριδίη ἄλοχος), имел еще наложницу (παλλακή), — связь, которую мы встречаем даже у Гомера. Родство не было препятствием для Б., и упоминаются Б. даже между сводными братьями и сестрами, хотя они встречались не часто и не были, вероятно, одобряемы общественным мнением. Законом запрещен был Б. между сводными от одной матери (uterini). При более отдаленных степенях родства Б. между родственниками считался даже желательным, а в одном случае даже требовался законом (см. Ἐπίκληρος под словом Herditas, 2). Б. по закону должно было предшествовать обручение (ἐγγύησις), причем невеста была торжественно обручаема отцом или тем, кто был ее κύριος (брат, агнаты, опекун), мужу (ἐκδοῦναι, ἐγγυᾶν относительно κύριος, ἐκδοθῆναι, ἐγγυηθῆναι ο невесте, ἐγγυήσασθαι о женихе). Несоблюдение этих формальностей лишало детей прав гражданства, исключало их из фратрии отца и лишало притязаний на наследство. При обручении выставлялись брачные договоры и определялось приданое (προΐξ или φερνή), отсутствие которого не было препятствием к Б., но считалось неприличным, так что иногда, чтобы устранить это неудобство, богатые граждане соединялись и на свои средства давали приданое бедным гражданкам. Оно не было собственностью мужа, но он пользовался лишь доходами. Кроме денежного приданого невеста получала еще приданое вещами, которое, впрочем, Солон ограничил известною мерой (Plut. Sol. 20). В Спарте законы Ликурга запрещали давать какое бы то ни было приданое, дабы несколько имуществ не доставались одному лицу. В героические времена было наоборот: муж получал жену посредством подарков (ἔδνα), т. е. как бы покупал. Aristot. pol. 2, 8. Дню свадьбы предшествовали разные обряды Богам — охранителям брака (θεοὶ γαμήλιοι) приносилась торжественная жертва (τὰ προτέλεια γάμων или προγάμεια), именно Зевсу и Гере, Артемиде, Мойрам, а также θεοῖς ἐγχωρίοις. В день свадьбы жених и невеста купались, для чего вода бралась из определенного для каждого города источника, для Афин из Каллиррои (называемой со времени Писистрата ἐννεάκρουνος). Женщина, несшая воду (носили ли ее мужчины, сомнительно) для λουτρόν νυμφικόν, называлась λουτροφόρος. В доме невесты после различных церемоний, о которых, впрочем, мы не знаем никаких подробностей, давался свадебный обед (γάμος, θοίνη γαμική), причем женщины с невестой сидели отдельно от мужчин. Гости на свадьбе считались свидетелями заключенного Б. Под вечер после обеда жених (νύμφιος) сам заезжал на колеснице (ἐφἀμάξη) за невестой, которая сидела между женихом и близким родственником, παράνυμφος или πάροχος (от ὄχημα, повозка). В Спарте вместо того, чтобы увозить, жених похищал невесту, конечно с согласия родителей. При втором Б. муж уже не увозил жену, но ему ее привозил или родственник, или друг (νυμφαγωγός). Перед поездом брачной пары, которая была в праздничном платье и венках, а невеста еще с покрывалом, а равно и позади него неслись факелы. Мать невесты зажигала свадебный факел. Под пение гименея при аккомпанементе флейт и кифар поезд двигался в дом жениха, украшенный зеленью; там при встрече рассыпали лакомства (καταχύσματα), а затем следовал свадебный пир (γάμος, θοίνη γαμική), на который приглашались гости, в том числе и женщины. Этот пир имел важное значение, потому что справление его, ἐστιᾶσαι γάμους, считалось перед судом доказательством того, что жена действительно — законная, γαμετή. Как особенный свадебный подарок упоминаются пироги из сесама (πέμματα или πλακοῦς γαμικὸς ἐκ σησάμου πεποιημένος). После обеда c невесты снимали покрывало и уводили ее в брачный покой (θάλαμος, παστάς), у дверей которого пелась свадебная песнь, ἐπιθαλάμιον. После свадьбы (неизвестно, на другой ли день, ἐπαύλια, или же на третий) жене приносились мужем, родственниками и друзьями подарки (ἀνακαλυπτήρια, ὀπτήρια, названа так потому, что жена теперь уже показывалась без покрывала). И мужу подносились подарки. Местом пребывания замужней женщины был терем (γυναικωνῖτις, см. Domus, 2). Стол у супругов был общий, за исключением того случая, когда у мужа обедали гости. Деятельность жены ограничивалась заведованием хозяйством, ведение которого при замкнутой жизни афинских девиц ей приходилось часто изучать только после свадьбы, и воспитанием детей, мальчиков — до времени учения, девочек — до выдачи замуж (см. Educatio, 9). Ей, следовательно, принадлежало управление имуществом, рабами, хозяйством и кухней; в богатых домах она при этом пользовалась помощью ключницы, ταμία. Она же заведовала уходом за больными, причем ей помогали рабы. Само собою разумеется, что в бедных семействах хозяйке приходилось исполнять немало таких работ, которые обыкновенно лежали на обязанности рабов. Взаимное отношение супругов основывалось вообще более на уважении, чем на любви в современном смысле. Муж был хозяином, нередко, однако, случалось, что личные свойства характера и величина принесенного в приданое имущества давали жене перевес над мужем, почему Платон и высказывается против всякого приданого (legg. 6, p. 774, С. ὔβρις δὲ ἡττον γυναιξὶ καὶ δουλεὶα ταπεινὴ καὶ ἀνελεύθερος διὰ χρήματα τοῖς γήμασι γίγνοιτ' ἄν). В Спарте, где муж менее посвящал себя семейной жизни, положение жены было свободнее и ее власть в доме была всеми признаваема. У Плутарха (Lyc. 14) иностранка говорит спартанке: Μόναι τῶν ἀνδρῶν ἄρχετε ὐμεῖς αἰ Λάκαιναι. Весьма строго наблюдали в Афинах за супружескою верностью жены, хотя нарушение ее в Афинах встречалось гораздо чаще, нежели в Спарте, где прелюбодеяние в старинное время было неслыханным преступлением. В Афинах оскорбленный муж имел право убить на месте соблазнителя жены. Жену постигало бесчестие (ἀτιμία), но и муж подвергался ему, если он оставлял жену при себе, так что в этом случае расторжение Б. требовалось законом; но и по другим причинам супруги нередко разводились без особенных затруднений, особенно для мужа — см. Ἀποπέμπειν. II. У римлян Б. с самого начала считался священным (dignitas matrimonii, Cic. Cluent. 12), ср. Liv. 1, 9: illas (речь идет о похищенных сабинянках) in matrimonio, in societate fortunarum omnium civitatisque et, quo nihil carius humano generi sit, liberorum fore. Он был двух родов: 1) matrimonium iustum или legitimum, законный гражданский Б. и 2) matrimonium iniustum, признававшийся лишь на основании ius gentium, напр., между римлянами и перегринами. Необходимым условием первого было connubium со стороны обоих супругов, и последствием его является полная власть отца над детьми. Connubium — это полноправность заключить Б., признаваемый римским правом, connub. составляет важную часть римского гражданства вообще, см. Civitas. Первоначально этим правом пользовались только граждане одинакового сословия между собою, пока закон lex Canuleia в 445 г. до Р. Х. не даровал взаимное connubium патрициям и плебеям. Вместе с правом гражданства connubium распространено было на Лаций, затем в силу lex Iulia et Plautia Papiria на всю Италию и наконец в правление императора Каракаллы — на всю Римскую империю. Перегрины и рабы не пользовались правом connubium’a; дети от браков без права connubium’a по lex Minicia принадлежали к тому сословию, из которого была мать, за исключением того случая, когда мать была римскою гражданкой. В древнейшее время вместе с matrimonium iustum жена переходила из potestas отца под власть мужа (in manus venire, conventino in manus). Вследствие этого и ее приданое (dos) делалось достоянием мужа (omnia, quae mulieris fuerunt, viri fiunt, dotis nomine, Cic. top. 4), хотя он обязан был возвратить его в случае расторжения Б. не по вине жены. Жена, которая in manum mariti convenit, называлась mater familias и принадлежала своему супругу как дочь (fïliae loco), так что совершенно переходила в его фамилию. Такой matrimonium iustum заключался трояким образом: 1) посредством confarreatio (см. сл.). — 2) посредством coëmptio, нечто вроде покупки (возникло из древнего обычая покупать жен); формула, которую произносил при этом муж, была: An sibi materfamilias esse vellet, на что жена отвечала: se velle. — 3) посредством usus (своего рода давность или usucapio), если жена целый год без перерыва оставалась в доме супруга. По законам XII таблиц отлучка жены из дома мужа в течение трех ночей подряд освобождала ее из-под власти мужа. С тех пор она переставала быть materfamilias и делалась matrona или uxor tantum и в этом качестве, как ставшая in patria potestate или sui iuris, могла располагать своим состоянием, но уже не могла наследовать мужу. И этот способ заключения Б. почитался за iustum matrimonium, a в позднейшее время, особенно при императорах, сделался преобладающим. Tac. ann. 4, 16. О свадебных обрядах см. Nuptiae. Ср. Concubina; о разводе см. Divortium. Главное соч. A. Rossbach, über d. röm. Ehe (1853).