РСКД/Acies

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Acies / Боевой строй
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Abacus — Azotus. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 11—13Список сокращений названий трудов античных авторов
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Acies (τάξις),

I) Для морских битв греки вообще не имели определенного строя, а сообразовались исключительно с условиями каждого отдельного случая. В более древние времена морская тактика была еще очень груба и проста: выстроившись длинными рядами друг против друга, старались как можно скорее схватиться врукопашную и затем сражались как на суше; так сражались еще незадолго до Пелопоннесской войны керкирцы и коринфяне в битве при Сиботах (Thuc. 1, 49). Выработанная афинянами еще до Пелопоннесской войны тактика ставила себе целью посредством ловких маневров получить возможность пробить низ неприятельского судна или, поломав его весла, сделать его неспособным к движению. Удар носом корабля другому кораблю мог быть нанесен трояким образом: или так, что передняя часть корабля ударялась о переднюю же другого корабля (плохой маневр), или же нападение направляли в середину боковой части неприятельского корабля, или же, наконец, обойдя корабль, ударяли его в корму. Важнейшим маневром был «ход напролом» (διεκπλεῖν), состоявший в том, что нападающий быстро устремлялся сквозь линию неприятельского построения, стараясь при этом задеть и сломать весла тех кораблей, между которыми он проходил. При этом, при ловком обороте, можно было пробить и отверстие в боку неприятельского корабля, или привести в тыл неприятелю несколько своих кораблей. Главным предупредительным средством против такого рода маневров был искусный ход навстречу; иногда же с самого начала выстраивали корабли в две линии, одна за другой (ἐπιτάσσειν). Глаголом περιπλεῖν обозначался ход вокруг неприятельского построения. Против обоих маневров — кругового хода и хода напролом — служило также предохранением расположение судов в виде круга. На суше вообще всего употребительнее у греков было прямолинейное построение, фаланга. Во весь древнейший период греческой истории до Пелопоннесской войны господствовала дорическая тактика гоплитов, в особенности успешно действовавшая в Персидские войны. Легко вооруженные илоты спартанцев были только оруженосцами своих господ. В битве стояли они за гоплитами; сражались, метая камни и дротики, выносили раненых с поля битвы и т. д. Подобным же образом употребляли афиняне своих рабов; но у них при этом была еще и легкая пехота из граждан, стрелки. Военным эволюциям и военной команде обучались только гоплиты; в их тактике эллин с гордостью видел нечто отличающее его от варваров. Отдельные отряды гоплитов располагались справа налево, в порядке фил, длинным рядом до 8 шеренг глубиной. Линия фронта становилась параллельно неприятельской линии и устремлялась на последнюю сомкнутым строем, большей частью мерным, ровным шагом, с музыкой и пением. Бой совершался только врукопашную, посредством коротких копий и мечей; вся задача состояла в том, чтобы, в предупреждение обхода с флангов, оставаться в сомкнутом строю, но при этом все-таки подвигаться вперед. Фланги были почетнейшими местами. Правый фланг при Платее заняли, без всяких споров, спартанцы, о чести быть на левом фланге спорили афиняне с тегеатами; наконец заняли его первые. Оба фланга и центр в тех случаях, когда они состояли из различных народностей, бились, не обращая внимания друг на друга, так как они тогда имели каждый особенную команду, и часто одна из трех частей войска одерживала победу, тогда как другие терпели поражение. За кем, в конце концов, оставалось поле сражения, тому и принадлежала слава победы. Пелопоннесская война, в течение которой театр военных действий постоянно менялся, показала большую пользу употребления легковооруженных отрядов не только на пересеченной местности, но, при известных приемах, и на ровных местах. Однако только отступление десяти тысяч побудило к уклонениям от малоподвижной формы фаланги, причем научились: 1) построение гоплитов приноравливать к местности, вместо того чтобы выискивать удобную местность для установленного обычаем строя гоплитской фаланги, и 2) различным образом соединять легкую пехоту (пращников, стрелков, пелтастов, копейщиков и т. п.) с тяжелой для перестрелок, для прикрытий, для атаки. Около того же времени, вследствие различных причин, возникла система наемных войск. Первым знаменитым предводителем наемников был Ификрат, который ввел более дешевое и легкое вооружение. Эпаминонд изобрел систему так называемого клинообразного косого боевого строя; он большую массу отборных гоплитов, углубляя строй, но не удлиняя фронта, ставил на одно крыло, с которым и выступал для энергического нападения на середину неприятельского крыла, между тем как центр его войска и другое крыло, не сражаясь и держась несколько вдали от неприятеля, старались только удерживать направление своего фронта. Таким образом он приобретал больше шансов на победу для нападающего крыла и избегал опасности быть разбитым в это время в центре или на другом фланге. Эта тактика позднее была развита Филиппом Македонским и Александром Великим. Эллинский боевой строй Александра уже состоял не из 3 частей, а только из двух крыльев — наступательного и оборонительного. Первым было всегда правое, вторым — левое. Справа налево стояли: 1) легковооруженные агриане и стрелки, 2) македонская конница, 3) гипасписты, 4) тяжелая линейная пехота, 5) союзническая конница, 6) фессалийская конница. Рюстов и Кехли (Rüstov и Köchly, Gesch. des griech. Kriegswesens, стр. 268 сл.) называют мнение, будто фаланга гоплитов составляла основание строя или, по крайней мере, играла главную роль при нападении, совершенно ошибочным. Легкая инфантерия начинала бой, выступая перед линией и осыпая неприятеля своими стрелами. Затем Александр шел в атаку с македонской конницей и к ней присоединялись гипасписты. Тяжелая пехота подвигалась за ними отдельными отрядами, чтобы сохранить сомкнутую линию, так что образовался косой боевой строй (фаланга сариссофоров только позднее в Македонии стала решающей частью боевого построения, напр. при Киноскефалах). Наконец, диадохи расчленяли свой боевой строй на 3 совершенно отдельные одна от другой части, из коих оба крыла в главном ряду состояли только из кавалерии, тогда как центр состоял из линейной пехоты, к которой затем различными способами присоединялись стрелки и слоны. Линейная пехота стояла почти без дела; из обоих крыльев одно было наступательным, другое — оборонительным (Rüstov und Köchly, Geschichte des griech. Kriegswesens. 1852).

II) У римлян мало сравнительно значения имело морское военное дело (см. pugna navalis), потому что они никогда с ним вполне не могли освоиться. Что касается до сухопутных войск, то здесь, не говоря о первобытном клинообразном построении, следует различать построение по манипулам и построение по когортам. Предварительно надо заметить, что союзнические войска, место которых впоследствии заняли вспомогательные войска (auxilia), занимали оба крыла римского легиона, и именно конница стояла на крайних флангах; отсюда выражения alarii, alae. A) Построение манипулами: 1) В одну линию. Между манипулами оставлялось пространство для того, чтобы как легковооруженные, которые впереди настоящей боевой линии начинали наступление, так и конница, если она начинала дело, могли ретироваться за манипулы. Как только это движение было исполнено, манипулы растягивались и замыкали промежутки, так что затем бой совершался уже одной линией. 2) В три линии. В войну с латинами, в 415 г. от основания Рима (ср. Liv. 8, 8), построение изменилось уже так, что вместо прежней одной линии в легионе было их три. Из 30 манипулов, из которых состоял легион, в 10 манипулах были hastati, в 10 манипулах principes и в 10 манипулах triarii (см. arma, 5 и 9). Hastati стояли в первом, triarii в последнем ряду, с промежутками, которые равнялись фронту одного манипула. Манипулы среднего ряда, principes, стояли, однако, не прямо позади манипул hastati, а прямо против промежутков[1], так что в случае, если hastati утомились или были опрокинуты, principes тотчас могли выступить вперед и вновь начать бой. Triarii стояли также перед промежутками, которые оставляли principes. Triarii — это были старые, служилые, храбрые солдаты; они выступали в бой только в том случае, если не могли покончить битвы principes; отсюда поговорка: res redit ad triarios (Liv. ук. м.) для означения крайней опасности. За triarii стояли еще rorarii и accensi. Liv. 8, 8. Первоначально оба наименования означали одно и то же, именно легкую пехоту из граждан 5 класса, вооруженных только пращами (fundae) и метательными камнями (lapides missiles). После совершившегося во время войны против латинов изменения в боевом построении accensi были отличаемы от rorarii и означали ту часть войска, которая набиралась из пролетариев (minimae fiduciae manus). Однако и rorarii и accensi имели одно и то же назначение легкой пехоты и должны были главным образом беспокоить неприятеля пред началом битвы. Римская конница стояла по обеим сторонам так называемых hastati в первом боевом ряду. В 3-ю Пуническую войну начали действовать с большими военными единицами, соединяя 2 манипула в одну когорту, так что теперь каждый ряд составляли не 10 различных групп (манипул), а 5 когорт с соответствующими промежутками. При этом явилась еще та перемена, что в первый ряд ставились principes, а во второй hastati. Это был переход к B) построению когортами. Со времен Мария совершенно прекратилось различение классов легионных солдат по цензу. Принимался в войско тот, кто был годен к службе, и различались только тяжеловооруженные от легких войск. Правдоподобно (см. Lange, hist. mutationum rei mil. Roman, стр. 16, 17), что Марий свел 15 когорт легиона на 10, из которых каждая состояла из 4—5 тысяч человек. Эти 10 когорт Цезарь ставил также в три ряда, оставляя подобно тому, как это было при прежней расстановке манипулами, промежутки, так что и здесь второй ряд мог быть вдвинут в первый. В первом ряду стояли 4 когорты, в двух остальных по 3. Третий ряд стоял несколько дальше назад[2], чтобы ему легче было переменять свое место и обращаться туда, где потребуется его помощь. О выражениях acies simplex, duplex, triplex существует два различных мнения. Rüstow понимает под этим 3 построения, различные по глубине, так что acies triplex (в три шеренги) было обыкновенным расположением, а acies duplex и simplex зависели от обстоятельств. Напротив, v. Goeler видит в этих выражениях различение трех самостоятельных дивизий во фронте, так что центр и оба крыла, т. е. каждая из этих дивизий, имели, думает он, особых командиров (см. pugna navalis, 3). Соответственно этому выбор так называемой acies simplex зависел от условий местности и от того, имел ли возможность главнокомандующий удобно командовать целым фронтом. Первые линии этих трех отделов составляли первую шеренгу, prima acies, вторые и третьи — вторую и третью шеренги, secunda и tertia acies, а самые отделы обозначались выражениями dextra, media и sinistra acies. При Августе хотя и остался прежний 10-когортный легион, но состав когорты определен был в 555 пехотинцев и 66 всадников, кроме того, первая когорта заключала в себе двойное число воинов. Эти 10 когорт ставились теперь в 2 шеренги, по 5 когорт в каждой; на правом крыле передней шеренги стояла первая когорта, а прямо позади нее шестая; на левом краю пятая когорта, а позади нее десятая[3]. Этот боевой порядок существовал до времен Траяна и Адриана, когда в борьбе с доселе неизвестными неприятелями опять перешли к боевому строю без промежутков и за боевой линией стали помещать резерв.

Примечания

  1. Так:
    Acies1 (RDCA).gif
  2. Приблизительно так:
    Acies2 (RDCA).gif
  3. Так:
    Acies3 (RDCA).gif