РСКД/Theatrum

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Theatrum / Театр
Реальный словарь классических древностей (Фридрих Любкер, 1854 / Филологическое общество, 1885)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Tabae — Tzatzes. Источник: Реальный словарь классических древностей (1885), с. 1363—1369 ( РГБ · индекс ) • Список сокращений названий трудов античных авторов • Другие источники: ЕЭБЕ : МЭСБЕ : ЭСБЕ : RE


Theatrum, Θέατρον.

1) Греческий театр. Древнегреческий T. предназначался не только для драматических представлений: трагедий, сатирических драм и комедий, но служил первоначально местом действия всех торжеств, относившихся к культу Диониса, в особенности же для постановки Дионисовых хоров (дифирамбов). Но так как из этих хоров мало-помалу развились трагедия и комедия, то при постройке большого каменного Т. в Афинах обращалось внимание и на то, чтобы в нем можно было давать также драматические представления согласно с тогдашним развитием драматического искусства. Вследствие этого двоякого назначения Т. он по виду и устройству во многом был не схож с подобными постройками нашего времени. Первоначальное назначение Т. объясняет чрезвычайное обилие их как в самой Греции, так и в ее колониях. Многие города имели обширные и великолепные Т., хотя о драматических представлениях в них не упоминается ни одним словом. В собственной Греции первый каменный Т. был построен в Афинах; он послужил образцом всем последующим Т. как по отношению постройки их вообще, так и расположения отдельных частей их. Т. этот помещался в Афинах на юго-восточном склоне акрополя, в ленейском округе, где стоял также храм Диониса. Постройка Т. началась в 70 ол., после того как обрушились деревянные подмостки и места, которыми до тех пор пользовалась публика. Достроен же и изукрашен он был, по преданию, лишь в 110 ол., когда афинскими финансами заведовал Ликург. Неизвестно, кто составлял план Т. и строил его; развалины его были найдены в 1862 г. при раскопках. В архитектурном отношении здание греческого Т. состояло из трех главных частей: 1) места для зрителей, собственно θέατρον. — 2) сценического здания, сцены. — 3) пространства между этими двумя частями, κόνιστρα или ὀρχήστρα (см. ниже 6) в обширном смысле. По Витрувию, начало постройки делалось следующим образом: на месте, предназначенном для постройки, описывали круг таких размеров, какие должны были занимать самые нижние места для зрителей. В этот круг вписывали четырехугольник; сторона четырехугольника, находящаяся на месте, предназначенном для сцены, обозначала ближайший обращенный к зрителям край сцены. Параллельно с этой стороной касательно к окружности проводилась черта, обозначавшая заднюю стену сцены, которая, занимая таким образом узкий сегмент круга, получала незначительную глубину. Остальная площадь круга представляла орхестру, которую окружали места для зрителей, образующие концентрические, возвышавшиеся один за другим круги. Сохранившиеся до наших дней развалины Т. находятся обыкновенно на таких местах, которые благоприятствовали устройству мест для зрителей. Обыкновенно выбирались склоны холмов, где сидения часто можно было высекать из живой скалы. Количество мест было конечно в разных местах различно, смотря по надобности и многочисленности населения; в афинском Т. было до 30.000 мест, а в мегалополитанском до 40.000. Отдельные части: а) места для зрителей (θέατρον, κοῖλον, cavea). Их террасообразное расположение, вследствие которого они возвышались один за другим все дальше и дальше отодвигающимися полукругами, способствовало тому, что зрители могли хорошо все видеть и слышать. В небольших Т. они составляли один ярус, в больших же были разделены на два или на три яруса (ζῶναι) одним или двумя широкими ходами или «поясами» (διαζώματα, praecinctiones, iter praecinctionis), шедшими параллельно с сиденьями от одного конца полукруга до другого. Несколько лестниц, поднимавшихся лучеобразно от низших сидений к высшим и пересекавших, в виде радиусов полукруги, дробили ярусы на несколько клинообразных отделений (κερκίδες, cunei). Число этих лестниц сообразовалось с величиной Т. (в афинском Т. их было 14); однако же в греческих Т. соблюдалось, по-видимому, правило, чтобы число их было четное, в римских же оно было всегда нечетное. Это различие греческого и римского Т. дает возможность при существующих еще развалинах определять греческое или римское основание. Передняя половина места служила для сиденья, на задней же, несколько углубленной, помещались ноги вышесидящего. Крайние места у того и другого конца, так называемые рога (κέρατα), были ограждены невысокой стеной, заменявшей перила и спускавшейся вниз или косой линией, или такими же уступами, как сиденья. Форма сидений была обыкновенно простая и образовывала прямой угол, но иногда, для красоты и удобства, сидения были несколько выгнуты. Ширина их была почти вдвое больше высоты, так, напр., в афинском Т. высота составляла 0,345 м, а ширина 0,782 м, т. е. вдвое больше высоты. На каменные сиденья иногда клали подушки. Ходов вокруг сидений (διαζώματα) было один или два; в последнем случае один лежал выше другого. Первый ряд сидений под ходом иногда имел каменные спинки. На стене хода, вышиной приблизительно в человеческий рост, вероятно, как это можно судить по некоторым следам, обозначались названия клинообразных отделений. Верхний ряд мест был обнесен обыкновенно стеной, существование же крытой галереи показывают только развалины тиндарийского Т. в Сицилии. В настоящее время невозможно определить разделения Т. для отдельных классов зрителей, но, по всей вероятности, каждый класс населения имел свои определенные места, хотя невозможно предполагать это для отдельных личностей. Первые ряды предназначались для судей, правительственных лиц, полководцев и жрецов, которые в Афинах, также, вероятно, и в других городах, помещались не на простых сиденьях, а в мраморных креслах, каковых в Афинах найдено 67, предназначавшихся каждое для одного, двух или трех лиц. За ними помещались граждане, но неизвестно, по имущественному ли цензу или в каком-либо другом порядке, за гражданами, вероятно, женщины, потом метэки и на самом верху рабы и гетеры. Иностранцы, должно полагать, помещались между гражданами, а может быть, и на особых почетных местах. Особую часть Т. составляло так называемое ἐφηβικόν, место для подростков, положение которого нельзя в точности определить. b) Место между θέατρον и сценой приспособлялось на время драматических представлений для стояния и эволюции хора трагедии или комедии. Пол этого пространства не был дощатый, а обыкновенно, по крайней мере в первые времена, лишь посыпан песком, впоследствии же вымощен каменными плитами. Поэтому оно называлось κονίστρα, arena, песчаное место; но так как дифирамбические хоры производили на нем свои танцы и пляски, то в середине его был воздвигаем жертвенник Диониса (называемый θυμέλη), и это пространство называлось также ὀρχήστρα, местом плясок. Вероятно, около жертвенника настилали для плясок хора деревянный пол. Стоял ли жертвенник, имевший порядочные размеры и снабженный ступенями, постоянно в κονίστρα или был воздвигаем только для торжеств в честь Диониса, нельзя определить в точности. Эту ὀρχήστρα, помещавшуюся 10-12 футами ниже сцены, не следует смешивать с тем местом, где помещался трагический или комический хор во время драматических представлений; для этого хора воздвигались от сцены (лишь немного ниже ее) до жертвенника деревянные подмостки, называвшиеся также ὀρχήστρα в тесном смысле слова. На эту сценическую ὀρχήστρα хор входил через те же два главных входа (πάροδοι), которые, помещаясь справа и слева между θέατρον и сценой, предназначались также для зрителей, которые должны были проходить к своим местам через κονίστρα. На свое возвышенное место хор всходил по ступеням. Со сценой ὀρχήστρα соединялась также несколькими ступенями, по которыми хор мог подниматься на сцену и оттуда возвращаться на ὀρχήστρα. В сценическом отношении ὀρχήστρα представляла прямое продолжение сцены и составляла существенную часть ее. Ее нельзя было отделять от сцены занавесью, как, напр., в римском Т., и действительно о занавесях на афинской сцене до нас не дошло никакого достоверного известия. Точно так же нигде не упоминается о театральных машинах и приспособлениях, принадлежавших к ὀρχήστρα, за исключением спуска (ἀναπίεσμα) и известных линий, необходимых для постановки и эволюции хора. Так называемая Харонова лестница (χαρώνειοι κλίμακες) представляет, вероятно, другое название спуска, не отличаясь существенно от него, с) Сцена, σκηνή. Названием этим обозначали иногда вообще все театральное здание, собственно не сценическую сцену с ее декорациями, редко — пространство, на котором стояли и действовали актеры. Это последнее обыкновенно обозначалось словом προσκήνιον или λογεῖον, говорильня. К προσκήνιον примыкали с правой и с левой стороны две боковые пристройки, так называемые παρασκήνια. Эти пристройки, точно так же и помещения за сценой (postscenium) предоставлялись актерам и хору и служили уборными или для сохранения машин, декораций — одним словом, всех театральных принадлежностей. Дощатый пол προσκήνιον поддерживался стеной, площадь которой была обращена к зрителям и совершенно открыта, когда не была воздвигнута перед сценой ὐποσκήνιον. Стена эта была украшена колоннами и статуями и называлась, как и все пустое пространство под сценой, ὀρχήστρα. Сцена, как уже было упомянуто, была очень длинна, но незначительной глубины и представляла, таким образом, длинный прямоугольник. Что касается до сценических декораций и машин, то вообще доказано, что все приспособления были очень просты и немногочисленны, по крайней мере, сравнительно с нынешним театральным устройством. Писание декораций, σκηνογραφία, рано вошло в употребление. По словам Витрувия (7, praef.), во времена Эсхила декорации писал Агафарх, который заботился также вообще и об украшении сцены, какое соответствовало пьесам этого поэта. Задняя стена сцены, высоту которой нельзя определить даже приблизительно, имела три двери или выхода на προσκήνιον, через которые являлись и уходили актеры. Декорация этой стены в трагедиях очень часто представляла какой-либо дворец. Из средней, так называемой царской двери являлись цари и правители, боковые же двери представляли выходы из помещений женщин, гостей и др. Нередко декорации представляли какой-нибудь храм с другими постройками. Всегда, разумеется, видна была только лицевая сторона здания, а не внутренность его. Упомянутые декорации были почти несменяемы, что обусловливалось содержанием и ходом очень многих пьес, так что древние грамматики и лексикографы о них говорят как о единственно употребительных. Во многих же трагедиях, комедиях и сатирических драмах стена сцены, конечно, должна была иметь другие декорации (напр., в «Прометее» Эсхила, «Филоктете» и «Аяксе» Софокла, в «Гекабе» и «Троянках» Еврипида и т. д.). Заметка о том, что средняя дверь принадлежала протагонисту, правая девтерагонисту, левая тритагонисту, относится, вероятно, к немногим пьесам и не согласуется с ролями большинства сохранившихся пьес. Без сомнения, отдельные случаи тут возведены в закон. Кроме этих трех дверей в числе сценических приспособлений нужно упомянуть о периактах (περίακτοι), при помощи которых происходила нужная на сцене перемена декораций. Эти периакты состояли из трех стенок, соединенных в равносторонний треугольник, и могли вращаться вокруг стержня, сделанного в полу в центре треугольника. Между периактами и стеной сцены с обеих сторон оставался пустой промежуток, через который также входили и выходили актеры. В афинском Т., построенном на южной стороне акрополя, появление актера с правой стороны сцены означало приход из деревни или с чужбины, появление с левой стороны — приход из города. Помещения и комнаты за сценой были крытые, все же остальные части Т. не имели крыш. В случае внезапного дождя или ненастной погоды зрители искали защиты или в крытой галерее позади Т., или в портиках ближайших храмов и других построек. О разных театральных машинах неизвестно почти ничего, кроме их названий. Заметки Поллукса (4, 127—132) очень коротки и неясны. Часто упоминается ἐκκύκλημα и ἐξώστρα. Первое была передвижная машина на колесиках, второе — выдвижной балкон, помещавшийся в одном из верхних этажей декорации. И та и другая машина предназначались для того, чтобы показывать зрителям то, что произошло внутри дома или дворца. Под общим названием μηχανή подразумевалась чаще всего машина, на которой появлялись с высоты боги; она особенно часто применялась в пьесах Еврипида. Отсюда произошла известная поговорка deus ex machina, θεός ἐπὶ μηχανῆς. Θεολογεῖον (сцена богов) тоже было приспособление для появления богов в высоте и помещалось, вероятно, в верхней части стены сцены. Под ἐώρημα и γέρανος нужно подразумевать машины для метания. Были также машины для произведения молнии (κεραυνοσκοπεῖον) и грома (βροντεῖον). К машинам принадлежали еще διστεγία, вероятно, двухэтажное здание, с верхнего этажа которого смотрели на то, что происходило внизу, и φρυκτώριον, нечто вроде сторожевой башни, которая применялась, напр., в сцене Эсхилова «Агамемнона». Вся механическая часть, согласно характеру древней драмы, применялась очень редко и принадлежала больше времени Эсхила и древней комедии, общая черта которой — фантастичность. Последующие же поэты, придерживаясь более круга обыденной жизни, менее нуждались в подобных чрезвычайных средствах для произведения эффекта. Только древние комики, согласно духу своего богатого фантазией жанра, принуждены были прибегать к искусственным средствам и расширять их новыми изобретениями. Наконец, упоминается еще ἡχεῖα, звуковые рефлекторы, способствовавшие распространению голоса актера по всему пространству огромного здания. Может быть, это были линзы, собиравшие звуковые волны в одну точку, точно так же, как зажигательное стекло собирает световые. Когда афинский Т. бывал полон, в нем, без сомнения, могло помещаться от 20.000-30.000 зрителей. Но кто были эти зрители? Тут важен в особенности вопрос, присутствовали ли также женщины при драматических представлениях. Ныне преобладает мнение, что женщинам не был совсем закрыт доступ в Т., но что присутствие их дозволялось, по крайней мере в первые времена, только при трагедиях, а не при комедиях. Но почти достоверно известно, что женщины сидели отдельно от мужчин. Мальчики допускались в Т. без всякого затруднения, но сомнительно, было ли терпимо присутствие рабов. Вход не был бесплатен, но Перикл обозначил менее зажиточным гражданам бесплатный доступ в Т. (см. Θεωρικόν). Τ. к. представления начинались с раннего утра, то публика ела и пила в Т., зрители приходили и уходили, когда кто хотел. Во время представлений не всегда соблюдалась тишина: одобрение и порицание высказывались громко. Даже отдельным нелюбимым личностям между зрителями публика иногда громко выражала свое нерасположение. От актеров требовали хорошей дикции, правильного и ясного произношения и за всякую погрешность взыскивали строго. Порицание выражалось свистками и стуком, одобрение — рукоплесканием и громкими приветствиями. Места пьесы, особенно понравившиеся, заставляли повторять криками αῦ́θις (da capo, bis). Вообще же при трагедиях держались, вероятно, спокойнее, серьезнее и приличнее, чем при комедиях, во время представления которых громкий смех и всякие шалости принадлежали к самым обыкновенным явлениям. Отсутствие крыш на Т. было, конечно, большим неудобством для публики. От солнца зрители защищались поэтому шляпами с большими полями (πέτασος), от дождя плащами. Ср.: Strack, das altgriech. Theatergebäude (1843). Schoenborn, die Skene der Hellenen (1858). Sommerbrodt, das altgriech., Theater (1865). Scaenica (1876). Flach, das Griechische Theater (1878).

2) Римский театр по своему устройству в общем виде похож на греческий. Возведение настоящих Т. в Риме принадлежит к концу Республики и началу Империи. До того же времени просто устраивали сцену на деревянных возвышенных подмостках, вокруг которых теснился народ и смотрел стоя. Цензоры Валерий Мессала и Кассий Лонгин первые решили ок. 154 г. до Р. Х. построить Т. с местами для зрителей, но уже начатая постройка, по предложению П. Корнелия Назики, была снова снесена. Только после разрушения Карфагена, когда Л. Муммий при помощи греческих актеров стал давать греческие драмы, римляне начали перенимать театральные порядки греков и устраивать места для зрителей. Но все устраивалось обыкновенно на скорую руку и по окончании представлений снова сносилось. Кн. Помпей первый построил в 55 г. до Р. Х. постоянный Т. с 40.000 мест. С этих пор и до времен Августа Т. все расширялись и сцена все более и более украшалась. Цензоры и особенно эдилы очень любили строить Т., так, напр., эдил Эмилий Скавр воздвиг в 52 г. до Р. Х. Т. с 80.000 мест, украшенный, согласно преданию, более чем 3.000 статуй. Курион, говорят, при похоронах своего отца построил два Т., которые можно было поворачивать и составлять из них амфитеатр. Plin. 36, 15, 24. Особенно превозносятся Т. Марцелла, Помпея Корнелия Балба. Устройство римского Т. несколько разнилось от греческого. В круг вписывали равносторонний треугольник. Ближайшая к месту, назначенному для сцены, сторона треугольника означала заднюю стену сцены. Параллельно с этой стороной проводилась через центр круга линия, которой определялся передний край сцены и начало орхестры. Остальная площадь полукруга составляла орхестру, которая в римском Т. была гораздо меньше греческой, между тем как сцена была глубже. Римский Т. так же, как и греческий, состоял из трех частей:

а) мест для зрителей (cavea), составлявших один или несколько ярусов. От греческого θέατρον римская cavea отличалась тем, что охватывала лишь половину лежавшего в основании круга, а θέατρον продолжалось еще за полукруг с обеих сторон. Сиденья также разделялись на клинообразные отделения лестницами всегда нечетного числа. Средняя лестница вела прямо к центру круга. Позади последних мест и над ними шла крытая галерея, крыша которой была одинаковой высоты со сценой. К крыше над галереей прикрепляли канаты, при помощи которых можно было над всею cavea протягивать ковры для защиты зрителей от солнца. Все эти приспособления ясно видны у Т. в Помпеях. Для зрителей же предназначалась и вторая часть T.,

b) orchestra. T. к. в римских драмах не было хора, то и не было надобности в орхестре в греческом значении этого слова. У римлян в orchestra находились места для сенаторов. На основании lex Roscia theatralis всадники также получили в 67 г. до Р. Х. свои почетные места, а впоследствии также и место впереди первого ряда сидений, вокруг orchestra, считалось почетным. Это место, называемое podium, было так широко, что позволяло уставить несколько рядов кресел. Чтобы освежать воздух, всю cavea вспрыскивали при помощи особых механизмов дождевой пылью из вина и воды, смешанных с благовонным шафраном;

с) сцена (scaena). Длина ее равнялась двум поперечникам орхестры и возвышалась только на 5 футов над нею для того, чтобы сидящие в орхестре могли хорошо видеть. В задней стене сцены находились также три двери, обе боковые вели из помещений для чужих или гостей (hospitalia). Задняя стена сцены обыкновенно украшалась одним или несколькими рядами колонн, возвышавшихся один над другим; иногда украшение стен и сцены состояло также из картин, мрамора и других предметов роскоши. В остальном устройство сцены не отличалось, вероятно, от греческого; то же самое можно сказать о декорациях и машинах, о которых не дошло до нас ни одного достоверного известия. Об одной только машине, pegma, упоминается как об особенности римского Т. Но, как кажется, она предназначалась не столько для драматических пьес, сколько для других театральных представлений. Место, где представляли действующие лица, греческое λογεῖον, у римлян часто называлось pulpitum.

Особенность римского Т. составляла занавесь (aulaeum), закрывавшая сцену до начала представления. Эта занавесь не поднималась, как у нас, а опускалась вниз и при конце представления опять поднималась. За сценой была также устроена крытая галерея, предназначавшаяся для убежища зрителей в случае дурной погоды. Этот портик в Т. Помпея занимал значительное пространство и шел вокруг площади, обсаженной деревьями, снабженной бассейном и украшенной статуями. Правом входа в Т. пользовались в Риме все граждане, даже женщины и дети; только рабы лишены были этого права. Платы за вход не полагалось, так как представления составляли подарок (munus) народу, но при входе нужно было предъявлять марку (tessera) с обозначением места по gradus и cuneus. В первые времена никто не пользовался преимуществом относительно мест, впоследствии же сенаторам была предоставлена орхестра, а всадникам первые 14 рядов мест за ней; отсюда выражение in quattuordecim sedere означает принадлежать к всадникам. Римская публика любила театральные представления, и Т. всегда был полон. Лицам, пользовавшимся расположением или нерасположением народа, публика при их появлении громко выражала свое удовольствие и преданность или негодование и ненависть рукоплесканиями и криком или свистом и стуком. Точно так же публика давала чувствовать и актерам свою любовь и нерасположение. Если пьеса не нравилась, то игре мешали шумом и гамом. Если публика требовала удаления актера, то это называлось eicere, требовать повторения какого-нибудь места означало revocare; explodere же или exsibilare — ошикать или освистать. Из римских Т. лучше других сохранились: небольшой Т. в Тускуле, в Orange (Arausio) в Южной Франции, у которого сцена почти совсем сохранилась, и в Аспенде в Малой Азии. Ср.: Arnold, das altroemische Theathergebaeude (1873). Остается сказать несколько слов о возникшем у римлян амфитеатре. Amphitheatrum было овальное здание, в котором происходили бои гладиаторов и травля зверей. В середине находилось также овальное пространство для боев и игр, окруженное местами для зрителей, которые точно так же, как в Т., возвышались одно за другим в виде ступеней. Внешняя или лицевая сторона амфитеатра всегда представляла несколько ярусов сводов, устои которых украшались полуколоннами или же пилястрами. Своды нижнего яруса составляли входы, ведшие к окружавшему все здание коридору, из которого по лестницам можно было подняться к отдельным рядам сидений. Овальное пространство, на котором происходили бои и травли, было утрамбовано и посыпано песком и потому называлось area или arena. На арену вело извне несколько входов, через которые входили гладиаторы или впускались звери. Кругом этого места шла массивная стена со сводными помещениями (caveae), отчасти для зверей, отчасти для других целей. На этой стене стояли украшенные статуями перила для безопасности зрителей от зверей. Место за этими перилами называлось podium, где было устроено несколько возвышенное место для того, кто давал игры, впоследствии для императора с его блестящей свитой. За podium возвышались в виде ступеней места для зрителей концентрическими кругами в 3 или 4 яруса, а на самом верху находилась открытая галерея. Для защиты от дождя или солнца все здание покрывалось огромным покрывалом (velum, velarium). Первый амфитеатр в Риме устроен К. Скрибонием Курионом (см. выше 13). Этот подвижной Т. подал повод к постройке настоящего амфитеатра, который был воздвигнут Юлием Цезарем в 46 г. до Р. Х. Он был деревянный, и по окончании зрелищ его опять ломали. По совету Августа, Статилий Тавр первый построил каменный амфитеатр на Марсовом поле; после него Нерон построил опять деревянный амфитеатр. Самый замечательный из амфитеатров, как столицы, так и провинциальных городов, был amphitheatrum Flavium. Веспасиан начал постройку его по окончании Иудейской войны. Тит окончил ее в 80 г. от Р. Х. В нем было до 87.000 мест для зрителей. Кроме того, в открытой галерее могло поместиться до 20.000 человек. Развалины этого здания вышиной в 154 парижских фута, называемые ныне il Coliseo, разрушаются все более и более. Вне Рима сохранились лучше других амфитеатры в Вероне, Капуе и особенно в Nismes (Nemausus) во Франции.