Работница (Шевченко; Плещеев)/Изд. 1861 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Работница.
авторъ Тарасъ Григорьевичъ Шевченко (1814—1861), пер. А. Н. Плещеевъ (1825—1893)
Языкъ оригинала: украинскій. Названіе въ оригиналѣ: Наймичка. — Источникъ: Стихотворенія А. Н. Плещеева. — М.: Типографія В. Грачева и Комп., 1861. — С. 34—52..


Прологъ • I • II • III • IV • V • VI • VII • VIII


Работница.


Поэма.
(Посвящено И. С. Тургеневу).


[34]

Прологъ.

Поле, утреннимъ туманомъ,
Всё покрытое, лежитъ.
А въ туманѣ, надъ курганомъ,
Словно деревцо стоитъ
Молодица-молодая,
Что-то къ сердцу прижимая,
И съ туманомъ говоритъ:

„Что меня ты не задавишь,
Что не скроешь подъ землёй;
Что мнѣ вѣку не убавишь, —
10 Не убавишь доли злой?
Или нѣтъ, голубчикъ мой,
Не дави, — а только въ полѣ
Спрячь, чтобъ люди не нашли;
Чтобъ моей несчастной доли
15 Знать и видѣть не могли.

[35]


„Не одна, не сирота я:
Мать съ отцомъ ещё живутъ,
И ешё, туманъ, мой братецъ,
Есть сыночекъ: вотъ онъ тутъ…

20 Ты, дитя моё родное,
Некрещёное дитя!
Въ часъ недобрый, на невзгоду,
Горемычнаго тебя
Окрестятъ чужіе люди;
25 А твоя родяая мать,
Можетъ быть и не узнаетъ,
Какъ сыночка будутъ зватъ.
Ахъ! вѣдь я была богата…
Не вини ты мать свою!
30 Стану Богу я молиться,
Много горькихъ слёзъ пролью —
Съ неба выплачу я долю,
И къ тебѣ её пошлю!“

И пошла она полемъ, рыдая,
35 Укрываясь въ туманѣ, пошла;
И тихонько, сквозь слёзы запѣла —
Про вдову эта пѣсня была:
Какъ вдова на Дунай выходила,
Какъ въ Дунаѣ дѣтей схоронила…

40 „Во чисто́мъ-полѣ могила,
„Къ той могилѣ приходила
„Молода́ вдова гулять, —
„Злаго зелья поискать.
„Злаго зелья не нашла,
45 „Двухъ сыночковъ принесла.
„Въ китаечку повила —

[36]

„На Дунай рѣку пошла.
„Тихій, тихій мой Дунай,
„Моихъ дѣтокъ забавляй.
50 „Ты песочекъ золотой,
„Подъ собою ихъ укрой.
„Накорми моихъ дѣтей,
„Искупай ихъ и повей.


I.

Былъ старикъ, была старушка.
55 Съ давнихъ поръ они вдвоёмъ
Надъ прудомъ за рощей жили,
Въ хуторочкѣ небольшомъ.
И, бывало, всюду вмѣстѣ,
Словно парочка ребятъ.
60 Подружились съ малолѣтства,
Какъ пасли ещё ягнятъ;
А потомъ себѣ женились,
И хозяйничать пошли:
Хуторъ, мельницу, садочекъ
65 Понемножку завели.
Было пчёлъ у нихъ не мало,
И во всемъ порядокъ былъ;
Только дѣточками бѣдныхъ
Ихъ Господь не наградилъ.

70 А ужь смерть-то за спиною,
Косу точитъ ужь свою.
Кто жь ихъ cтаростъ приголубитъ?
Кто имъ будетъ за семью?
Кто схоронитъ, кто поплачетъ,
75 Кто помянетъ ихъ добромъ?
Распорядится, какъ должно,

[37]

Всѣмъ, что нажито трудомъ.
Тяжело въ некрытой хатѣ,
Малыхъ пестовать дѣтей;
80 Но состарѣться въ довольствѣ,
Да бездѣтнымъ, — тяжелѣй!
Тяжелѣй между чужими
Одиноко умирать,
Въ посмѣянье, на растрату
85 Всё добро имъ покидать!


II.

Въ воскресенье разъ сидѣли
Старички мои рядкомъ,
Въ чистыхъ, бѣленькихъ сорочкахъ,
На скамьѣ, предъ хуторкомъ.
90 Небо радостно сіяло,
Тучекъ не было на нёмъ.
И спала далёко въ сердцѣ,
Грусть, какъ звѣрь въ лѣсу глухомъ.

Что жь въ раю такомъ печалитъ
95 Стариковъ? Какое зло?
Горе старое, быть можетъ,
Снова въ хату къ нимъ пришло?
Или въ сердцѣ шевельвулось —
Что подавлено вчера?
100 Или новая невзгода
Повстрѣчалась имъ съ утра?
Я не знаю, что тоскуютъ
Старики, что ихъ гнетётъ:
Собрались быть можетъ къ Богу.
105 Кто же въ дальнюю дорогу
Имъ лошадокъ запряжётъ?

[38]


„Настя! кто насъ похоронитъ?
— Знаетъ Богъ… Спроси Его.
110 Я ужь думала не мало,
Да такъ горько, горько стало.
Много есть у насъ всего, —
А кому мы накопили?
Одинёшеньки съ тобой
115 Мы состарѣлись…
— Постой!
Мнѣ сдаётся, кто-то плачетъ
У воротъ… Никакъ дитя!
Вотъ опять… пойдёмъ скорѣе…
Что? — Не правду молвилъ я?

120 Поднялись, бѣжать пустились;
Прибѣгаютъ къ воротамъ,
И какъ вкопаные стали,
Увидавъ ребёнка тамъ.
Передъ самымъ перелазомъ
125 Свиткой новенькой покрытъ,
И легко, легко повитъ,
Онъ лежалъ. Знать повивала
Мать своей рукой его…
И хоть лѣто, всё же свитку
130 Положила на него.

И давились, и молились
Старики мои… У нихъ
Сердце выпрыгнуть хотѣло.
А ребёночекъ притихъ.
135 Не кричалъ ужь и не плакалъ,
Улыбаясь лишь глядѣлъ.
И ручонками, казалось,
Стариковъ достать хотѣлъ,

[39]


„Вотъ и доля, вотъ и счастье!
140 Видишь, какъ я угадалъ!
Не одни теперь мы, Настя —
И сыночка Богъ послалъ!
Пеленай его да въ хату…
Ишь какъ смотритъ: молодцомъ!
145 Ну! скорѣй за кумовьями
Въ городъ я пущусь верхомъ“.

Чудно право, какъ посмотришь,
Бѣлый свѣтъ нашъ сотворёнъ!
Этотъ сына проклинаетъ
150 И изъ дому гонитъ вонъ.
Тѣ, съ молитвой и слезами,
Передъ образомъ святымъ,
Ставятъ свѣчку, добыту́ю
На копѣйку трудовую,
155 Чтобъ Господь далъ дѣтокъ имъ!


III.

Вотъ ребёнка окрестили,
Маркомъ на́звали его.
Кумовьёвъ три пары было,
На крестинахъ у него.
160 Маркъ ростётъ. Его лелѣютъ,
Холятъ, нѣжатъ, берегутъ.
Что и дѣлать съ нимъ не знаютъ,
Положить гдѣ — не найдутъ.
Даже дойная корова
165 Въ страшной роскоши живётъ.
Маркъ ростётъ, проходитъ годъ.
И въ работницы, на хуторъ,
Наниматься разъ пришла,

[40]

170 Молодица-молодая,
Черноброва и бѣла.

„Не взять ли Настенька? —
— Пожалуй.
Возьмёмъ, Трохимушка. Хотя
И подросло теперь дитя,
175 А всё жь заботы съ нимъ не мало.
Мы стары, хилы, захворать
Мы оба можемъ. — Надо взять.
„И у меня ужь силъ-то мало!
Пожить и мнѣ-таки пришлось…
180 Ну что жь? какую бы желала
Отъ насъ ты плату? — въ годъ небось?
Иль въ мѣсяцъ, что ли? — Какъ хотите.
Вы лучше сами положите.
„Э! нѣтъ! Святое дѣло трудъ,
185 И счётъ, голубка, нуженъ тутъ.
Кто не считаетъ, у того
Весь вѣкъ не будетъ ничего.
А развѣ такъ утовориться:
Ты поживи, да насъ узнай;
190 И намъ къ себѣ привывнуть дай;
А тамъ и станемъ ужь рядиться.
Ну, что же, дочка, по рукамъ?
Идётъ! —Такъ просимъ въ хату къ намъ.

Дѣло слажено; довольна
195 Молодица, весела,
Точно съ панонъ породнилась
Иль деревню нажила.
Всё трудится, всё хлопочетъ,
Ввечеру и на зарѣ,
200 То скребётъ и моетъ въ хатѣ,

[41]

То съ скотинкой на дворѣ.
А ребёнка какъ лелѣетъ!
Лучше матери родной,
Въ праздникъ, въ будни головёнку
205 Моетъ тёпленькой водой.
Мальчикъ въ чистенькой рубашкѣ
Щеголяетъ каждый день.
Передъ нимъ молодкѣ нашей
И плясать и пѣть не лѣнь.
210 Научилась и тележки
Вырѣзать она ему.
А ужь въ праздникъ съ рукъ не спуститъ,
Не уступитъ никому.
Старики не надивятся,
215 Бога всё благодарятъ,
Что послалъ имъ на подмогу
Не работницу, а кладъ;
А не знаютъ, что проводить
Ночи цѣлыя безъ сна,
220 Злую долю проклиная,
Горемычная она!
И никто того не знаетъ…
Развѣ Маркъ… но для него
Не понятно — отчего
225 Такъ надъ нимъ она рыдаетъ
И цалуетъ такъ его!
Въ хлопота́хъ сама нерѣдко
Не доѣстъ и не допьётъ,
А малютку не забудетъ,
230 Покормить его придётъ!
Ахъ! не знаетъ Маркъ, что ночью
Какъ застонетъ онъ подъ часъ,
И она съ постели вскочетъ,
И съ него не сводитъ глазъ…

[42]

235 Покачаетъ и прикроетъ,
И молитву сотворитъ.
Каждый вздохъ младенца слышитъ,
Хоть въ другомъ покоѣ спитъ.

Раннимъ утромъ, чуть проснувшись,
240 Мальчикъ тянется.скорѣй
Къ неусыпной, доброй Ганнѣ,
И лепечетъ „мама“ ей…
Такъ идётъ, за годомъ годъ.
Маркъ и крѣпнетъ и ростётъ.


IV.

245 Съ тѣхъ поръ не мало лѣтъ минуло,
Воды не мало утекло,
На хуторъ горе завернуло,
И слёзъ не мало принесло.
Не стало тамъ бабуси Насти,
250 Чуть не отправился во слѣдъ
За нею, съ горя, старый дѣдъ.
Промчалось страшное несчастье
Подобно вихрю — и потомъ
Опять заснуло крѣпкимъ сномъ.
255 И изъ-за лѣсу благодать,
Вернулась въ хуторъ — отдыхать.

Маркъ давно ужь чумакуетъ,
И осеннею порой
Дома вовсе не ночуетъ.
260 „Время сватать! самъ съ собой
Разсуждаетъ старый дѣдъ. —
У кого бы? На совѣтъ
Ганну надобно позвать.

[43]

265 А она не прочь заслать
Сватовъ къ царскимъ, дочерямъ.
„Спросимъ Марка. Скажетъ самъ.
— Ладно, спросимъ. И потомъ
Тотчасъ сватовъ позовёмъ.
270 Разспроcили. Согласились.
И спровадилъ въ тотъ же мигъ
Къ сватамъ Марка нашъ старикъ.

Скоро сваты воротились,
Рушники и хлѣбъ святой
275 Принесли они съ собой.
Марку высватали кралю,
Да такую, что не знали,
Какъ объ ней и разсказать.
Хоть бы гетману подъ стать.
280 И въ жупанѣ, словно панна!
Радъ Трохимъ и рада Ганна.

„Ну, спасибо, мододцы!
„Такъ сведёмъ же мы концы:
„Надо тутъ же порѣшить
285 „Гдѣ и скоро-ль свадьбѣ быть.
„Да еще“ — промолвилъ дѣдъ —
„Кто же матерью у насъ
„Будетъ… Насти бѣдной нѣтъ
„Нѣтъ ея! не дождалась…

290 По лицу у сѣдаго Трохима
Покатилися слёзы рѣкой;
А межь тѣмъ у дверей недвижима,
За косякъ ухватившись рукой,
Какъ убитая, Ганна стояла;
295 Въ хатѣ стихло… рѣчей не слыхать.

[44]

И работница только шептала
„Кто же матерью будетъ?.. гдѣ мать?“


V.

Каравай мѣсить, на хуторъ,
Молодицъ гурьба сошлась.
300 Старый дѣдъ развеселился
И пустился съ ними въ плясъ;
Такъ и топаетъ, и скачетъ,
И ногами дворъ метётъ;
И прохожихъ, и проѣзжихъ
305 Всѣхъ во дворъ къ себѣ зовётъ.
Варенухой угощаетъ,
И на свадьбу проситъ всѣхъ.
На дворѣ и въ хатѣ слы́шны
Пѣсни, говоръ, шумъ и смѣхъ.
310 Старый мечется, хоть ноги
Измѣняютъ ужь совсѣмъ;
А изъ погреба, за бочкой
Бочку катятъ между тѣмъ.
Напекли и наварили
315 Много всякаго добра;
И скребутъ и выметаютъ
Всюду съ самаго утра.

Только всё чужіе люди…
Что жь работница не тамъ?
320 Въ Кіевъ Ганна поклониться
Побрела къ святымъ мощамъ.
Не пускалъ старикъ; и плакалъ
Маркъ, прося, чтобы за мать
У него она на свадьбѣ
325 Оставалась. Удержать

[45]

Не могли однакожь Ганны.
— Нѣтъ ужь, Маркъ. Пусти меня.
Мнѣ за мать сидѣть не ладно…
Богачи твоя родня,
330 Я работница… Пожалуй
Осмѣютъ тебя, какъ разъ.
Помоги вамъ Богъ. Молиться
Лучше я пойду за васъ. —
Если примите, оттуда
335 Къ вамъ опять я ворочусь.
И покуда силы хватитъ,
Въ вашей хатѣ потружусь.

И ему благословенье
Сь сердцемъ искреннимъ дала.
340 И заплакала… и тихо
Изъ воротъ она пошла.

Пиръ на хуторѣ въ разгарѣ.
Не смолкаетъ шумъ и гамъ,
Достаётся музыкантамъ,
345 Достаётся каблукамъ.
Варенухой лавки моютъ.
А межь тѣмъ, свой дальній путь
Ужь работница кончаетъ.
Не успѣла отдохнуть
350 И къ хозяйкѣ, гдѣ пристала
Нанялась ужь поскорѣй —
И таскаетъ воду ей.
На пути деньжонки вышли,
Надо что-нибудь скопить,
355 Чтобъ Варварѣ преподобной
Хоть молебенъ отслужить.
Работаетъ, воду носитъ,

[46]

Накопила семь рублей.
Марку шапочку купила,
360 У святыхъ она мощей,
Голова чтобъ не болѣла…
Для жены его потомъ
Отъ Варвары преподобной
Запаслася перстенькомъ.

365 И святымъ всѣмъ поклонившись,
Побрела опять домой.
Воротилась. Маркъ встрѣчаетъ —
У воротъ её, съ женой
Входятъ въ хату, и сажаютъ
370 Нашу странницу за столъ.
Накормили, и про Кіевъ
Разговоръ у нихъ пошёлъ.
Отдохнуть, ей Катерина
Постлала сама постель.
375 — Что они меня такъ любятъ!
О мой Боже! Неужель —
Обо всёмъ они узнали…
Догадалися кто я?..
Нѣтъ, а добрыми родились!..

380 И изъ глазъ у ней катились
Слёзы, слёзы въ три ручья!


VI.

Рѣка ужь трижды замерзала —
И трижды уносились льдины;
И въ дальній Кіевъ провожала
385 Ужь трижды Ганну Катерина, —
Какъ мать родную провожала.

[47]

Въ четвёртый разъ далеко съ нею
Прошлася полемъ, до кургана,
И всё просила, чтобъ скорѣе
390 На хуторъ возвращалась Ганна.
Какъ бы безъ матери — уныло
У нихъ въ семьѣ безъ Ганны было.

Послѣ Троицы однажды,
Въ воскресенье, дѣдъ Трохимъ
395 На дворѣ сидѣлъ, у хаты;
И съ собакой передъ нимъ
Внукъ игралъ, а внучка юбку
Катеринину нашла,
И въ неё одѣвшись, важно,
400 Тихо въ гости къ дѣду шла.
Засмѣялся старый, внучку
Рядомъ сѣсть онъ пригласилъ.
Будто вправду молодицу,
И потомъ её спросилъ:
405 „А куда ты хлѣбъ дѣвала? —
„Можетъ, отнялъ кто въ лѣсу?
„Иль испечь его забыла?
„Такъ вотъ я тебя, лису.

А работница въ ворота
410 Входитъ въ этотъ самый мигъ.
Ей съ внучатами навстрѣчу
Живо бросился старикъ.
— Гдѣ же Маркъ? спросила Ганна.
Видно всё въ дорогѣ?
— Да.
415 — Охъ! насилу я, насилу
Дотащилась къ вамъ сюда.
Умирать-то не хотѣлось,

[48]

Мнѣ въ далёкой сторонѣ.
Хоть бы Маркъ сворѣй вернулся.
420 Что-то больно тяжко мнѣ.

И гостинцы изъ лукошка
Вынимаетъ для ребятъ:
Ввучкѣ старшенькой Оришѣ
Крестикъ, бусы и дукатъ;
425 Въ золотой, изъ фо́льги, ризѣ,
Образочекъ тоже ей;
И для Карпа есть игрушки:
Два коня и соловей.
Катеринѣ съ богомолья
430 Ужь четвёртый разъ съ собой
Перстенёкъ она приноситъ
Отъ Варвары, отъ святой.
Вотъ три свѣчки изъ святаго
Воску, дѣду отдала.
435 А себѣ и Марку нынче
Ничего не принесла:
Денегъ больше не хватило,
А работать нѣту силы.
— Да! вѣдь бубличка кусочекъ
440 У меня есть гдѣ-то тамъ…
Отыскала; и внучатамъ
Раздѣлила пополамъ.


VII.

Въ хатѣ тотчасъ ей умыла
Ноги, Маркова жена.
445 Принесла потомъ ей полдникъ,
Но не ѣстъ, не пьётъ она.
— Катерина! Послѣзавтра

[49]

Воскресенью надо быть.
Хоть бы вынуть часть за здравье,
450 Да молебенъ отслужить
Чудотворцу Николаю.
Что-то Маркъ у насъ пропалъ…
Какъ бы гдѣ-нибудь въ дорогѣ,
Бѣдный, онъ не захворалъ.

455 И катились тихо слёзы
Изъ потухшихъ, старыхъ глазъ.
Изнурённая, насилу
Съ мѣста Ганна поднялась.
— Охъ, не та ужь, Катерина,
460 Стала я. Хила, стара,
На ногахъ едва держуся, —
На покой мнѣ, знать, пора.
Хоть въ теплѣ, а тяжко, Катря,
Умирать въ дому чужомъ.

465 Захворала крѣпко Ганна.
Посыдали за попомъ
И соборовали масломъ,
Но не стало легче ей.
Катерина не спускала
470 Съ умирающей очей.
День и ночь надъ ней сидѣла,
Грустно голову склонивъ.
Дѣдъ бродилъ всё по надворью,
И унылъ и молчаливъ.
475 По ночамъ надъ хатой слышенъ
Былъ зловѣщій крикъ совы.
Съ каждымъ часомъ становилось
Ганнѣ хуже. Головы
Ужь она не подымала,

[50]

480 И не ѣла ничего.
Толъко Марка вспоминала…
— Катря! охъ, когда бъ я знала,
Что увижу я его…
Я еще бы подождала…


VIII.

485 Беззаботно съ чумаками
Степью Маркъ себѣ идётъ.
Не спѣшитъ онъ, распѣваеть,
И воловъ въ степи пасётъ.
Онъ сукна везётъ въ гостинецъ
490 Дорогаго два куска
Для жены; и поясъ алый
Для Трохима старика;
Парчевой очипокъ Ганнѣ,
Да ещё купилъ онъ ей
495 Съ расписной каймой платочекъ;
А для маленькихъ дѣтей
Черевички, винограду, —
Всѣмъ же вмѣстѣ — изъ Царьграду
Въ бочкѣ красное вино;
500 И икры не мало съ Дону
У него запасено.
Онъ идётъ да распѣваетъ,
А что дома ждётъ — не знаетъ.

Дотащился понемногу —
505 Вотъ и дома онъ опять.
Помолившись прежде Богу,
Сталъ ворота отворять.
— Катря, Катря!
Иль не слышишь?
510 Воротился Маркъ. Иди

[51]

Поскорѣй ему на встрѣчу,
Да сюда его веди.
— Слава Господу! Дождаться
Грѣшной мнѣ сподобилъ Онъ....
515 И читала Ганна тихо
„Отче нашъ“, какъ бы сквозь сонъ.

На дворѣ ярмо снимаетъ
Расписное дѣдъ съ воловъ.
Вышла къ мужу Катерина,
520 На него глядитъ безъ словъ.
— Катря! Гдѣ же наша Ганна?
Что нейдётъ ко мнѣ сюда?
Ужь, помилуй Богъ, жива ли,
Не случилась ли бѣда?
525 — Нѣтъ! А крѣпко захворала....
Ужь давно она лежитъ,
Всё тебя зовётъ.... Когда же
Маркъ вернётся? говоритъ.
Поскорѣй пойдёмъ, а батько
530 За волами приглядитъ.

Входятъ въ хату. Маркъ не смѣетъ
Перейти черезъ порогъ,
— Слава Богу! шепчетъ Ганна.
Не пугайся Маркъ, дружокъ.
535 Подойди; а ты, Катруся,
Выйдь изъ хаты, и вдвоёмъ
Съ нимъ оставь насъ. Нужно Марка
Распросить мнѣ кой-о-чёмъ.

Вонъ выходитъ Катерина.
540 Маркъ нагнулся надъ больной.
— Маркъ, голубчикъ! подивися,
Посмотри ты, что со мной!

[52]

Видишь, я какая стала?..
545 Вся измучилась, больна…
Не работница, не Ганна
Я…
И стихла вдругъ она.
Маркъ и плакалъ, и дивился,
И стоялъ не шевелясь.
550 Вдругъ глаза она открыла,
И слезами залилась.
— Не вини меня! казнилась
Я весь вѣкъ въ чужой избѣ.
Не вини меня, сыночекъ, —
555 А прости: я мать тебѣ.

Земля какъ будто разступилась,
Подъ бѣднымъ Маркомъ въ этотъ мигъ
Онъ съ воплемъ къ матери приникъ…
Но сердце матери не билось.