Решемыслу (Державин)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Решемыслу
автор Гавриил Романович Державин (1743—1816)
См. Стихотворения 1783. Дата создания: 1783. Источник: РВБ (1957)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Решемыслу

1.Веселонравная, младая,
Нелицемерная, простая,
Подруга Флаккова и дщерь[1]
Природой данного мне смысла!
Приди ко мне, приди теперь,
О Муза! славить Решемысла.

2.Приди, иль в облаке спустися,
Или хоть в санках прикатися
На легких, резвых, шестерней,
Оленях белых, златорогих,
Как ездят барыни зимой
В странах сибирских, хладом строгих.

3.Приди, и на своей свиреле
Не оного пой мужа, древле
Служившего царице той,
Которая в здоровье малом
Блистала славой и красой
Под соболиным одеялом.[2]

4.Но пой, ты пой здесь Решемысла,
Великого вельможу смысла,
Наперсника царицы сей,
Которая сама трудится[3]
Для блага области своей
И спать в полудни не ложится.

5.Которая законы пишет,
Любовию к народу дышит,
Пленит соседей без оков,[4]
Военны отвращая звуки;
Дарит и счастье и покров
И не сидит поджавши руки.

6.Сея царицы всепочтенной,
Великой, дивной, несравненной
Сотрудников достойно чтить;
Достойно честью и хвалами
Ее вельмож превозносить
И осыпать их вкруг цветами.

7.Ты, Муза! с самых древних веков
Великих, сильных человеков
Всегда умела поласкать;
Ты можешь в былях, небылицах[5]
И в баснях правду представлять, —
Представь мне Решемысла в лицах.[6]

8.Скажи, скажи о сем герое:
Каков в войне, каков в покое,
Каков умом, каков душой,
Каков и всякими делами?
Скажи, и ничего не скрой —
Не хочешь прозой, так стихами.

9.Бывали прежде дни такие,
Что люди самые честные
Страшилися близ трона быть,
Любимцев царских убегали,
И не могли тех змей любить,
Которые их кровь сосали.[7]

10.А он, хоть выше всех главою,
Как лавр цветет над муравою,
Но всюду всем бросает тень:
Одним он мил, другим любезен;
Едва прохаживал ли день,
Кому бы не был он полезен.

11.Иной ползет, как черепаха,
Другому мил топор да плаха,
А он парит как бы орел,[8]
И всё с высот далече видит;
Он в сердце злобы не имел
И даже мухи не обидит.[9]

12.Он сердцем царский трон объемлет,
Душой народным нуждам внемлет,
И правду между их хранит;
Отечеству он верно служит,
Монаршу волю свято чтит,
А о себе никак не тужит.

13.Не ищет почестей лукавством,
Мздоимным не прельщен богатством,
Не жаждет тщетно сан носить;
Но тщится тем себя лишь славить,
Что любит он добро творить
И может счастие доставить.

14.Закону божию послушен,
Чувствителен, великодушен,
Не горд, не подл и не труслив,
К себе строжае, чем к другому,
К поступкам хитрым не ревнив,
Идет лишь по пути прямому.

15.Не празден, не ленив, а точен;
В делах и скор и беспорочен,
И не кубарит кубарей;[10]
Но столько же велик и дома,
В деревне, хижине своей,
Как был когда метатель грома.[11]

16.Глубок, и быстр, и тих, и сметлив,
При всей он важности приветлив,
При всей он скромности шутлив;
В миру он кажется роскошен;
Но в самой роскоши ретив,
И никогда он не оплошен.

17.Хотя бы возлежал на розах,
Но в бурях, зноях и морозах
Готов он с лона неги встать;
Готов среди своей забавы
Внимать, судить, повелевать
И молнией лететь в храм славы.

18.Друг честности и друг Минервы,
Восшед на степень к трону первый,
И без подпор собою тверд;
Ходить умеет по паркету
И, устремяся славе вслед,
Готовить мир и громы свету.

19.Без битв, без браней побеждает,
Искусство уловлять он знает;
Своих, чужих сердца пленит.
Я слышу плеск ему сугубый:
Он вольность пленникам дарит,
Героям шьет коты да шубы.[12]

20.Но, Муза! вижу, ты лукава.
Ты хочешь быть пред светом права,
Ты Решемысловым лицом
Вельможей должность представляешь, —
Конечно, ты своим пером
Хвалить достоинства лишь знаешь.

1783

Примечания

Впервые — «Собеседник», 1783, ч. 6, стр. 3, с подписью «сочинял 3...» и под заглавием: «Ода великому боярину и воеводе Решемыслу, писанная подражанием оде к Фелице 1783 году». Редакционная сноска к заглавию объясняла название оды: «Решемысл был ближний вельможа Тао-ау, царя китайского, которого супруга, то есть царица, езжала на оленях златорогих и одевалася соболиными одеялами, о чем читатель может достоверно выправиться в книжке о царевиче Февее, напечатанной в здешней академии прошлого 1782 года, которая повесть и взята в основание сей оды». «Сказка о царевиче Февее», как и «Сказка о царевиче Хлоре» (см. выше, стр. 375), была написана императрицей Екатериной II для ее внука, великого князя Александра Павловича.

Решемысл — мудрый советник царя, отца Февея, С изменениями — Изд. 1798 г., стр. 129. Печ. по Изд. 1808 г., т. 1, стр. 120. Державин воспользовался сказкой о Февее потому, что под именем Решемысла, «сколько известно, разумела императрица кн. Потемкина» (Об. Д., 617). Любопытно, однако, что поэт приписывает Решемыслу не только такие достоинства и положительные черты, которыми Потемкин обладал в действительности, но и такие, каких у него заведомо не было. В последней строфе сам Державин указал, что Решемысл не портрет Потемкина, а образ идеального вельможи. Впоследствии, комментируя свою оду, Державин в «Объяснениях» подчеркнул ряд положительных качеств Потемкина, оставив без разъяснения те, которые не имели к Потемкину отношения или даже противоречили его характеру («не горд», «не празден, не ленив», «о себе никак не тужит» и др.). Следует отметить также, что в одной из рукописей (по-видимому, 1790-х гг.) к заглавию оды прибавлены слова: «Или изображение, каковым быть вельможам должно» (Грот, 1, 177).

  1. Подруга Флаккова и дщерь — «Подруга, или собеседница Горациева, дщерь природного таланта» (Об. Д., 617). Квинт Гораций Флакк — великий древнеримский поэт (1 в. до н. э.).
  2. Блистала славой и красой Под соболиным одеялом. «В помянутой сказке Февея, сколько известно, императрица пошутила весьма слегка насчет предместницы ее, императрицы Елисаветы, которая известно, что мало занималась делами, блистая славой и красотой, в роскоши одеваяся соболиным одеялом» (Об. Д., 617).
  3. Которая сама трудится и т. д. и две следующие строфы — «портрет» Екатерины II (ср. соответствующие строки «Фелицы»). Данная здесь характеристика «трудолюбивой царицы» разительно совпадает с «портретом», который нарисован самой Екатериной в сказке о царевиче Февее. Поэтому вернее было бы сказать, что это не портрет Екатерины II, а ее автопортрет, но только переложенный Державиным в стихи.
  4. Пленит соседей без оков. «Через сие разумеется приобретение Крыма без военных действий» (Об. Д., 617).
  5. Ты можешь в былях, небылицах — намек на серию нравоучительно-сатирических рассказов Екатерины II, печатавшихся под названием «Были и небылицы» в «Собеседнике».
  6. Представь мне Решемысла в лицах — «то есть: изобрази мне иносказательно, или аллегорически князя Потемкина» (Об. Д., 617).
  7. Которые их кровь сосали. «Сия мысль относится на бывшего любимца императрицы Анны, герцога Бирона, который жестоким своим нравом много пролил крови невинных людей» (Об. Д., 617).
  8. А он парит как бы орел. «Сие, в противоречие к предыдущему, относится к острому разуму кн. Потемкина, который был не зол и прозорлив, и если что пожелал, то не полз черепахой и не употреблял топора и плахи» (Об. Д., 617).
  9. Он в сердце злобы не имел И даже мухи не обидит. «Сей любимец Екатерины был не мстительный человек, и сие потому доказательно, что хотя автор на счет его и шутил в сочинениях своих, но ему никакого зла не делал, но, напротив того, под конец его жизни оказывал желание подружиться с ним...» (Об. Д., 617). Это утверждение Державина не лишено оснований. Известно, например, что Потемкин крайне неодобрительно воспринимал назначение на должность московского главнокомандующего кн. А. А. Прозоровского, который был выдвинут Екатериной для борьбы с масонами (см. выше, стр. 375). Потемкин, к которому масоны относились резко отрицательно и, в противовес пожалованному ему Екатериной титулу «светлейший», называли, каламбурно используя его фамилию, «князем тьмы», предостерегал Екатерину от расправы с масонами: «Ваше величество выдвинули из вашего арсенала самую старую пушку, которая будет непременно стрелять в вашу цель, потому что своей собственной не имеет. Только берегитесь, чтобы она не запятнала кровью в потомстве имя вашего величества» (М. Н. Лонгинов. Новиков и московские мартинисты. М., 1867, стр. 301). Хотя в «Путешествии из Петербурга в Москву» А. Н. Радищев резко выступил против Потемкина (в главе «Спасская Полесть»), Потемкин не только не преследовал его, но и неоднократно впоследствии перечитывал его книгу (из показаний В. В. Пассека, ЦГАДА, Госархив, р. VII, № 2846, л. 21 об.).
  10. Кубарить кубари. Кубарь — волчок. Выражение это заимствовано из «Былей и небылиц» Екатерины II. По ее разъяснению, означает: мешкать на одном месте, не делая ничего, или слоняться без толку, когда предстоит дело.
  11. Как был когда метатель грома. Имеется в виду участие Потемкина в первой турецкой войне.
  12. Он вольность пленникам дарит, Героям шьет коты да шубы. «Кн. Потемкин, командуя армией в Крыму, выпустил из оного всех крымских татар, куда они хотели..., и облегчил сей полководец российскую армию, что исходатайствовал у императрицы панталоны и широкие мундиры, не пудриться и обрезать косы, которые прежде были в обыкновении по прусскому манеру, а зимой в морозы носить коты и шубы» (Об. Д., 618). Коты — род валяной обуви.