Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/70: различия между версиями

Перейти к навигации Перейти к поиску
[досмотренная версия][досмотренная версия]
мНет описания правки
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Не вычитана
+
Вычитана
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
самъ царь послалъ подъ Умань, и доставали Уманя, що уже {{Опечатка|Умянцѣ|О2}} видячи немалую налогу, и хотячи получити милосердія, {{Опечатка|послужхавши|О2}} Дорошенка и его посланцовъ, полковникъ зъ старшиною и чолнѣйшими козаками, поѣхалъ кланятися Турчинови, {{Опечатка|и тамъ|О2}} усѣхъ тихъ Козаковъ вневолю взято и зосталася Умань безъ старшины, боролися часъ немалій {{Опечатка|а именно цѣлый тиждень потужне; а Турки шанцѣ отъ Грекового лѣса подъ за(!)мокъ болшій якъ возможно противъ цѣлого замку зъ поля изъ валовъ равные подвели, и бойници противъ бойницъ высыпали, такъ що зъ гарматъ Турецкихъ въ гарматы Уманскіе стриляно, и такъ Уманцовъ подкопами взято, бо значную часть за(!)мку зъ лѣвой стороны зъ пріѣзду Мены вырвали ажъ до самого фундаменту, и хочай тую дыру возами и гноїомъ и землею понасыпавши заставали были и велми боронилися, еднакъ противъ Турецкой силы ничого не вскурали, толкожъ такъ ся противъ нихъ ставили,|О2}} же не тылко на парканахъ, ало уже по улицамъ з дворовъ билися, же кровъ текла рѣками, ажъ усѣ полегли, {{Опечатка|а иныхъ по лїохахъ соломы понаволокавши, Турки подушили, а иныхъ не щадя малого и великого у Раковской брамы, где буди остатне вмѣстѣ сперлися, усѣхъ выстынали, и коими по трупахъ ѣздячи, кого и мало живого сыскали безъ всякой милости мертвили.|О2}} {{Опечатка|И такъ Умань, преславный городъ Украинскій пограничный, зъ церквами Божіими и Христіянскимъ народомъ спалили и спустошили, а гарматы, которые были спижовые, зъ собою побрали, а которые желѣзняки, тіе порохами надто понабивавши и порозрывавши, зподъ Уманя зо всѣмъ войскомъ отступили.|О2}} Що такъ розумѣти, же много мучениковъ стало того часу, ханъ зась отъ Турчина посланъ на оборону Чигирина, о чомъ увѣдомившися князь и гетманъ Самойловичъ отступили отъ Чигирина, запаливши таборище и увойшли въ цѣлости до Черкасъ, и тамъ подъ Черкасами Дорошенко съ Ханомъ притягнули на войска Заднѣпровскіе, которимъ жадной шкоди не учинилося, и такъ усе войско, которое першей переправовалося килка недѣль, ти одного дня и ночи у весь Днѣпръ переправили, и жители Черкаскіе, бо Черкасы запалити Князь росказалъ, и такъ усе выгорѣло, ничого не зосталовъ черкасахъ, а инніе городы поздавалися Дорошенкови, которыхъ барзе зодралъ, плату даючи Татаромъ, а Лисянка вся уступила за Днѣпръ и испалена. Тогожъ часу Умань Турчинъ розоривъ, уступилъ у свою землю, зоставивши орду при Дорошенку, которій много потратилъ старшины, которіе поздавалися было его Царску Величеству и тое що Турки не добрали, гдѣ що всхованыхъ было, то тое отъ него посланіе отбирали, и до него от-
{{ВАР|самъ царь послалъ подъ Умань, и доставали Уманя, що уже {{Опечатка|Умянцѣ|О2}} видячи немалую налогу, и хотячи получити милосердія, {{Опечатка|послужхавши|О2}} Дорошенка и его посланцовъ, полковникъ зъ старшиною и чолнѣйшими козаками, поѣхалъ кланятися Турчинови, {{Опечатка|и тамъ|О2}} усѣхъ тихъ Козаковъ вневолю взято и зосталася Умань безъ старшины, боролися часъ немалій {{Опечатка|а именно цѣлый тиждень потужне; а Турки шанцѣ отъ Грекового лѣса подъ за{{Акут}}мокъ болшій якъ возможно противъ цѣлого замку зъ поля изъ валовъ равные подвели, и бойници противъ бойницъ высыпали, такъ що зъ гарматъ Турецкихъ въ гарматы Уманскіе стриляно, и такъ Уманцовъ подкопами взято, бо значную часть за{{Акут}}мку зъ лѣвой стороны зъ пріѣзду Мены вырвали ажъ до самого фундаменту, и хочай тую дыру возами и гноїомъ и землею понасыпавши заставали были и велми боронилися, еднакъ противъ Турецкой силы ничого не вскурали, толкожъ такъ ся противъ нихъ ставили,|О2}} же не тылко на парканахъ, ало уже по улицамъ з дворовъ билися, же кровъ текла рѣками, ажъ усѣ полегли, {{Опечатка|а иныхъ по лїохахъ соломы понаволокавши, Турки подушили, а иныхъ не щадя малого и великого у Раковской брамы, где буди остатне вмѣстѣ сперлися, усѣхъ выстынали, и коими по трупахъ ѣздячи, кого и мало живого сыскали безъ всякой милости мертвили.|О2}} {{Опечатка|И такъ Умань, преславный городъ Украинскій пограничный, зъ церквами Божіими и Христіянскимъ народомъ спалили и спустошили, а гарматы, которые были спижовые, зъ собою побрали, а которые желѣзняки, тіе порохами надто понабивавши и порозрывавши, зподъ Уманя зо всѣмъ войскомъ отступили.|О2}} Що такъ розумѣти, же много мучениковъ стало того часу, ханъ зась отъ Турчина посланъ на оборону Чигирина, о чомъ увѣдомившися князь и гетманъ Самойловичъ отступили отъ Чигирина, запаливши таборище и увойшли въ цѣлости до Черкасъ, и тамъ подъ Черкасами Дорошенко съ Ханомъ притягнули на войска Заднѣпровскіе, которимъ жадной шкоди не учинилося, и такъ усе войско, которое першей переправовалося килка недѣль, ти одного дня и ночи у весь Днѣпръ переправили, и жители Черкаскіе, бо Черкасы запалити Князь росказалъ, и такъ усе выгорѣло, ничого не зосталовъ черкасахъ, а инніе городы поздавалися Дорошенкови, которыхъ барзе зодралъ, плату даючи Татаромъ, а Лисянка вся уступила за Днѣпръ и испалена. Тогожъ часу Умань Турчинъ розоривъ, уступилъ у свою землю, зоставивши орду при Дорошенку, которій много потратилъ старшины, которіе поздавалися было его Царску Величеству и тое що Турки не добрали, гдѣ що всхованыхъ было, то тое отъ него посланіе отбирали, и до него отсылали, а онъ {{Опечатка|тимъ|О2}} платилъ, той своевольной пѣхотѣ, которая при нему держалася, такъ же зостаючая пѣхота отъ него въ паволочи великіе разбои по гостинцахъ чинила, и многихъ знатнихъ Кіевскихъ позабывала купцовъ.
сылали, а онъ {{Опечатка|тимъ|О2}} платилъ, той своевольной пѣхотѣ, которая при нему держалася, такъ же зостаючая пѣхота отъ него въ паволочи великіе разбои по гостинцахъ чинила, и многихъ знатнихъ Кіевскихъ позабывала купцовъ.


Тоей же осени по отходѣ Турецкомъ у свою землю, заразъ наступилъ, на забоже Король Польскій Янъ Собецкій, которій ново по гетманствѣ королемъ сталъ, и еще не корованнимъ будучи и хотячи {{Опечатка|упокоити|О2}} землю и привернути украину къ себѣ, сталъ зъ войсками {{Опечатка|у Браславлю|О2}} самъ, а инніе стали панове и жолнѣре по городахъ усѣхъ, ажъ до белой церкви, при нему зоставили, а гетманъ коронніи князь Дмитрій Збаражскій и Яблонскій полній, и исъ тими войсками отнялъ у Турковъ баръ {{Опечатка|зъ Чемерисами|О2}} и Рашковъ, Турковъ вибивши, и Могилевъ.
Тоей же осени по отходѣ Турецкомъ у свою землю, заразъ наступилъ, на забоже Король Польскій Янъ Собецкій, которій ново по гетманствѣ королемъ сталъ, и еще не корованнимъ будучи и хотячи {{Опечатка|упокоити|О2}} землю и привернути украину къ себѣ, сталъ зъ войсками {{Опечатка|у Браславлю|О2}} самъ, а инніе стали панове и жолнѣре по городахъ усѣхъ, ажъ до белой церкви, при нему зоставили, а гетманъ {{Опечатка|коронніи|О1}} князь Дмитрій Збаражскій и Яблонскій полній, и исъ тими войсками отнялъ у Турковъ баръ {{Опечатка|зъ Чемерисами|О2}} и Рашковъ, Турковъ вибивши, и Могилевъ.




РОКУ 1675.
<center>'''РОКУ 1675.'''</center>
Король стоячи у Браславлѣ и Паволочи казалъ докучати, и такъ пѣхота Дорошенкова здалася королеви которихъ до двора своего король узялъ уборы и плату онимъ далъ; стоячи тамъ король съ войсками {{Опечатка|учинилъ голодню,|О2}}<ref>Въ Юзефовичевомъ Голодню.</ref> а Дорошенко жадною мѣрою не хотѣлъ поддатися, але посылалъ по орду, которая {{Опечатка|вскорѣ|О1}} зимою до оного вишла, недаючи оному зъ королемъ до згоди прити, и такъ перезимовавши король въ Браславлю пошелъ до<!--
-->|<!--
-->сам царь послал под Умань, и доставали Уманя, що уже {{Опечатка|Умянце|О2}} видячи немалую налогу, и хотячи получити милосердия, {{Опечатка|послужхавши|О2}} Дорошенка и его посланцов, полковник з старшиною и чолнейшими козаками, поехал кланятися Турчинови, {{Опечатка|и там|О2}} усех тих Козаков вневолю взято и зосталася Умань без старшины, боролися час немалий {{Опечатка|а именно целый тиждень потужне; а Турки шанце от Грекового леса под за{{Акут}}мок болший як возможно против целого замку з поля из валов равные подвели, и бойници против бойниц высыпали, так що з гармат Турецких в гарматы Уманские стриляно, и так Уманцов подкопами взято, бо значную часть за{{Акут}}мку з левой стороны з приезду Мены вырвали аж до самого фундаменту, и хочай тую дыру возами и гноиом и землею понасыпавши заставали были и велми боронилися, еднак против Турецкой силы ничого не вскурали, толкож так ся против них ставили,|О2}} же не тылко на парканах, ало уже по улицам з дворов билися, же кров текла реками, аж усе полегли, {{Опечатка|а иных по лиохах соломы понаволокавши, Турки подушили, а иных не щадя малого и великого у Раковской брамы, где буди остатне вместе сперлися, усех выстынали, и коими по трупах ездячи, кого и мало живого сыскали без всякой милости мертвили.|О2}} {{Опечатка|И так Умань, преславный город Украинский пограничный, з церквами Божиими и Християнским народом спалили и спустошили, а гарматы, которые были спижовые, з собою побрали, а которые железняки, тие порохами надто понабивавши и порозрывавши, зпод Уманя зо всем войском отступили.|О2}} Що так розумети, же много мучеников стало того часу, хан зась от Турчина послан на оборону Чигирина, о чом уведомившися князь и гетман Самойлович отступили от Чигирина, запаливши таборище и увойшли в целости до Черкас, и там под Черкасами Дорошенко с Ханом притягнули на войска Заднепровские, которим жадной шкоди не учинилося, и так усе войско, которое першей переправовалося килка недель, ти одного дня и ночи у весь Днепр переправили, и жители Черкаские, бо Черкасы запалити Князь росказал, и так усе выгорело, ничого не зосталов черкасах, а инние городы поздавалися Дорошенкови, которых барзе зодрал, плату даючи Татаром, а Лисянка вся уступила за Днепр и испалена. Тогож часу Умань Турчин розорив, уступил у свою землю, зоставивши орду при Дорошенку, которий много потратил старшины, которие поздавалися было его Царску Величеству и тое що Турки не добрали, где що всхованых было, то тое от него послание отбирали, и до него отсылали, а он {{Опечатка|тим|О2}} платил, той своевольной пехоте, которая при нему держалася, так же зостаючая пехота от него в паволочи великие разбои по гостинцах чинила, и многих знатних Киевских позабывала купцов.


Тоей же осени по отходе Турецком у свою землю, зараз наступил, на забоже Король Польский Ян Собецкий, которий ново по гетманстве королем стал, и еще не корованним будучи и хотячи {{Опечатка|упокоити|О2}} землю и привернути украину к себе, стал з войсками {{Опечатка|у Браславлю|О2}} сам, а инние стали панове и жолнере по городах усех, аж до белой церкви, при нему зоставили, а гетман {{Опечатка|короннии|О1}} князь Дмитрий Збаражский и Яблонский полний, и ис тими войсками отнял у Турков бар {{Опечатка|з Чемерисами|О2}} и Рашков, Турков вибивши, и Могилев.
Король стоячи у Браславлѣ и Паволочи казалъ докучати, и такъ пѣхота Дорошенкова здалася королеви которихъ до двора своего король узялъ уборы и плату онимъ далъ; стоячи тамъ король съ войсками {{Опечатка|учинилъ голодню,|О2}} 44) а Дорошенко жадною мѣрою не хотѣлъ поддатися, але посылалъ по орду, которая вскорѣ зимою до оного вишла, недаючи оному зъ королемъ до згоди прити, и такъ перезимовавши король въ Браславлю пошелъ до


<center>'''РОКУ 1675.'''</center>
Король стоячи у Браславле и Паволочи казал докучати, и так пехота Дорошенкова здалася королеви которих до двора своего король узял уборы и плату оним дал; стоячи там король с войсками {{Опечатка|учинил голодню,|О2}}<ref>В Юзефовичевом Голодню.</ref> а Дорошенко жадною мерою не хотел поддатися, але посылал по орду, которая {{Опечатка|вскоре|О1}} зимою до оного вишла, недаючи оному з королем до згоди прити, и так перезимовавши король в Браславлю пошел до
}}

Навигация