Страница:Андерсен-Ганзен 2.pdf/446

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— Рыба ты или растеніе?—спросилъ онъ.—Или ты просто человѣческая выдумка? Тогда тебѣ не поздоровится!

Телеграфный кабель безмолвствовалъ: онъ хоть и разговариваетъ, да не такъ; онъ передаетъ человѣческія мысли, которыя пробѣгаютъ въ одну секунду сотни миль.

— Или отвѣчай, или мы загрыземъ тебя!—крикнула свирѣпая акула, за нею повторили то же и остальныя:

— Или отвѣчай или мы загрыземъ тебя!

Но кабель не двигался, онъ думалъ свое. И какъ ему было не думать, если онъ былъ полонъ мыслями! Онъ думалъ: „Грызите себѣ на здоровье! Испортите—меня вытащатъ, да исправятъ! Случалось это съ нашимъ братомъ, хоть и не въ такихъ большихъ моряхъ!“

Вотъ почему онъ и не отвѣчалъ. Къ тому же онъ былъ занятъ другимъ—телеграфировалъ; онъ, вѣдь, лежалъ здѣсь на днѣ по служебной обязанности.

А надъ моремъ „заходило солнышко“, какъ выражаются люди; оно горѣло, какъ жаръ, и облака на небѣ тоже горѣли, какъ жаръ, одно великолѣпнѣе другого.

— Теперь насъ освѣтитъ краснымъ огнемъ!—сказали полипы.—Тогда, пожалуй, и эту штуку будетъ виднѣе, если это вообще нужно.

— Ату его! Ату его!—закричалъ морской котъ, оскаливая губы.

— Ату его! Ату его!—закричали мечъ-рыба, китъ и морской угорь.

Всѣ бросились впередъ, морской котъ впереди всѣхъ, но только что онъ хотѣлъ укусить кабель, какъ мечъ-рыба сгоряча угодила ему своимъ мечомъ прямо въ задъ! Это была большая ошибка, и морской котъ такъ и не укусилъ кабеля,—ослабѣлъ!

Пошла кутерьма: большія и малыя рыбы, морскія колбасы и слизняки сталкивались, тискались, давили, мяли и пожирали другъ друга. А кабель лежалъ себѣ смирнехонько и дѣлалъ свое дѣло. Такъ оно и слѣдуетъ.

Надъ моремъ спустилась ночная тьма, но въ морѣ засвѣтились миріады живыхъ маленькихъ созданьицъ. Свѣтились даже раки величиной меньше булавочной головки! Диковинно, но это такъ!

Обитатели моря смотрѣли на кабель.—Что же это за штука?

Да, вотъ былъ вопросъ!

Тутъ явилась старая морская корова; люди зовутъ ее „мор-


Тот же текст в современной орфографии


— Рыба ты или растение? — спросил он. — Или ты просто человеческая выдумка? Тогда тебе не поздоровится!

Телеграфный кабель безмолвствовал: он хоть и разговаривает, да не так; он передаёт человеческие мысли, которые пробегают в одну секунду сотни миль.

— Или отвечай, или мы загрызём тебя! — крикнула свирепая акула, за нею повторили то же и остальные:

— Или отвечай или мы загрызём тебя!

Но кабель не двигался, он думал своё. И как ему было не думать, если он был полон мыслями! Он думал: «Грызите себе на здоровье! Испортите — меня вытащат, да исправят! Случалось это с нашим братом, хоть и не в таких больших морях!»

Вот почему он и не отвечал. К тому же он был занят другим — телеграфировал; он, ведь, лежал здесь на дне по служебной обязанности.

А над морем «заходило солнышко», как выражаются люди; оно горело, как жар, и облака на небе тоже горели, как жар, одно великолепнее другого.

— Теперь нас осветит красным огнём! — сказали полипы. — Тогда, пожалуй, и эту штуку будет виднее, если это вообще нужно.

— Ату его! Ату его! — закричал морской кот, оскаливая губы.

— Ату его! Ату его! — закричали меч-рыба, кит и морской угорь.

Все бросились вперёд, морской кот впереди всех, но только что он хотел укусить кабель, как меч-рыба сгоряча угодила ему своим мечом прямо в зад! Это была большая ошибка, и морской кот так и не укусил кабеля, — ослабел!

Пошла кутерьма: большие и малые рыбы, морские колбасы и слизняки сталкивались, тискались, давили, мяли и пожирали друг друга. А кабель лежал себе смирнёхонько и делал своё дело. Так оно и следует.

Над морем спустилась ночная тьма, но в море засветились мириады живых маленьких созданьиц. Светились даже раки величиной меньше булавочной головки! Диковинно, но это так!

Обитатели моря смотрели на кабель. — Что же это за штука?

Да, вот был вопрос!

Тут явилась старая морская корова; люди зовут её «мор-