Страница:Великорусские сказки. Худяков И. А. 1860.pdf/65

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



Мать стала замѣчать, что сынъ выходитъ изъ спальной и глаза заплаканы. Вдругъ въ одно время онъ ушелъ на охоту, мать приказала у дверей замокъ сломать. Взошли туда, и видятъ тамъ хрустальный гробъ и въ томъ гробу дѣвица мертвая, прекрасавица. Стала она разсматривать одёжу и увидала на ней толстую крестьянскую рубашку. Сейчасъ она приказала своей дочери принести тонкую рубашку. Сняли толстую рубашку съ этой дѣвицы, надѣли на нее тонкую. Вдругъ она вскочила: «ахъ, какъ я долго спала!» Онѣ испугались. «Что такое случилось!» Онѣ стали у ней разспрашивать. Она имъ разсказала все подробно; «но, говоритъ, не знаю, какъ сюда въ гробъ попала.» Гробъ этотъ закрыли, какъ былъ; ей подали хлѣба и чашку чаю подкрѣпить ея силы. Стали разсматривать ту толстую рубашку и нашли—тамъ зашиты спящія зелья. Барыня приказала эту рубашку сжечь въ огнѣ. Видятъ: подходитъ время прійдти ихъ сыну; ее оставили въ спальней, а сами оттуда вышли. Приказали накрывать столъ на четыре прибора. Только успѣли накрыть столъ, вдругъ онъ входитъ въ домъ. Видитъ: на столѣ накрыто на четыре прибора; и спрашиваетъ: маменька, или гости у насъ есть?—«Да, говоритъ, есть».—Беретъ его за руку и ведетъ къ нему въ спальню. Взошли въ спальню, увидалъ онъ ее; отъ радости заплакалъ, взялъ ее за руки и сталъ цѣловать. Потомъ пошли обѣдать. Онъ сталъ къ матери приставать, чтобы вѣнчаться на ней. Мать дала позволенье; онъ и женился.

А разбойники узнали, что украли у нихъ гробъ; стали разыскивать по всѣмъ деревнямъ. Разбойники нигдѣ не могли отыскать. Больше искать не стали; а баринъ сталъ жить, да добра наживать.

(Записана мной въ с. Жолчинѣ).


Тот же текст в современной орфографии

Мать стала замечать, что сын выходит из спальной и глаза заплаканы. Вдруг в одно время он ушёл на охоту, мать приказала у дверей замок сломать. Взошли туда, и видят там хрустальный гроб и в том гробу девица мёртвая, прекрасавица. Стала она рассматривать одёжу и увидала на ней толстую крестьянскую рубашку. Сейчас она приказала своей дочери принести тонкую рубашку. Сняли толстую рубашку с этой девицы, надели на неё тонкую. Вдруг она вскочила: «ах, как я долго спала!» Они испугались. «Что такое случилось!» Они стали у неё расспрашивать. Она им рассказала всё подробно; «но, говорит, не знаю, как сюда в гроб попала.» Гроб этот закрыли, как был; ей подали хлеба и чашку чаю подкрепить её силы. Стали рассматривать ту толстую рубашку и нашли — там зашиты спящие зелья. Барыня приказала эту рубашку сжечь в огне. Видят: подходит время прийти их сыну; её оставили в спальней, а сами оттуда вышли. Приказали накрывать стол на четыре прибора. Только успели накрыть стол, вдруг он входит в дом. Видит: на столе накрыто на четыре прибора; и спрашивает: маменька, или гости у нас есть? — «Да, говорит, есть». — Берёт его за руку и ведёт к нему в спальню. Взошли в спальню, увидал он её; от радости заплакал, взял её за руки и стал целовать. Потом пошли обедать. Он стал к матери приставать, чтобы венчаться на ней. Мать дала позволенье; он и женился.

А разбойники узнали, что украли у них гроб; стали разыскивать по всем деревням. Разбойники нигде не могли отыскать. Больше искать не стали; а барин стал жить, да добра наживать.

(Записана мной в с. Жолчине).