Страница:Гадмер. Уральские легенды. 1915.pdf/52

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


IV.

Наконецъ жители города сговорились покинуть его и въ одну ночь совсѣмъ убрались изъ него.

Ханъ и этого не замѣтилъ, а придворные боялись доложить ему объ этомъ.

Утомившись безплодными размышленіями, ханъ наконецъ разсердился на самого себя и рѣшилъ самъ себя наказать.

„Ты не вернешься домой и не получишь отдыха до тѣхъ поръ, пока не придумаешь, чѣмъ прославиться“, сказалъ онъ самому себѣ.

Цѣлый день проходилъ онъ взадъ и впередъ по городу, пока не стемнѣло. Онъ замѣтилъ это только тогда, когда началъ спотыкаться.

Поднявъ голову, чтобы посмотрѣть, куда дѣвалось солнце, великанъ увидѣлъ надъ собой, усѣянное звѣздами, небо.

Раньше онъ не обращалъ на него никакого вниманія, потому что послѣ заката солнца рѣдко выходилъ изъ дому, считая это вреднымъ для здоровья, и рано ложился спать. Такимъ образомъ звѣздное небо было диковиной для него.

Внезапная мысль осѣнила его голову. Никто не знаетъ, сколько звѣздъ на небѣ, а онъ ихъ сосчитаетъ. На утро весь народъ заговоритъ съ изумленіемъ: Царь сосчиталъ звѣзды! царь одинъ только знаетъ, сколько на небѣ звѣздъ!

Онъ остановился и началъ считать. Онъ стоялъ какъ-разъ на томъ мѣстѣ, гдѣ находилась прежде хижина мудреца; ноги его попирали ея развалины и погребенное подъ ними тѣло старика.

Нужно замѣтить, что съ тѣхъ поръ какъ царь достигъ исполинскаго роста, онъ отличался неимовѣрной тяжестью, такъ что слѣды его ногъ, когда онъ шелъ по землѣ, обозначались глубокими впадинами. Полы во дворцѣ, а также всю мебель пришлось отлить изъ чугуна. Да и самый дворецъ пришлось построить съ большей противъ прежняго прочностью.

Увлеченный счетомъ, ханъ не замѣчалъ, что отъ тяжести своего тѣла онъ все болѣе и болѣе погружался въ землю вмѣстѣ съ тѣмъ, что служило ему подножіемъ.

Только тогда ужъ, когда онъ ушелъ

Тот же текст в современной орфографии
IV

Наконец жители города сговорились покинуть его и в одну ночь совсем убрались из него.

Хан и этого не заметил, а придворные боялись доложить ему об этом.

Утомившись бесплодными размышлениями, хан наконец рассердился на самого себя и решил сам себя наказать.

«Ты не вернешься домой и не получишь отдыха до тех пор, пока не придумаешь, чем прославиться», сказал он самому себе.

Целый день проходил он взад и вперед по городу, пока не стемнело. Он заметил это только тогда, когда начал спотыкаться.

Подняв голову, чтобы посмотреть, куда девалось солнце, великан увидел над собой, усеянное звездами, небо.

Раньше он не обращал на него никакого внимания, потому что после заката солнца редко выходил из дому, считая это вредным для здоровья, и рано ложился спать. Таким образом звездное небо было диковиной для него.

Внезапная мысль осенила его голову. Никто не знает, сколько звезд на небе, а он их сосчитает. На утро весь народ заговорит с изумлением: Царь сосчитал звезды! царь один только знает, сколько на небе звезд!

Он остановился и начал считать. Он стоял как раз на том месте, где находилась прежде хижина мудреца; ноги его попирали её развалины и погребенное под ними тело старика.

Нужно заметить, что с тех пор как царь достиг исполинского роста, он отличался неимоверной тяжестью, так что следы его ног, когда он шел по земле, обозначались глубокими впадинами. Полы во дворце, а также всю мебель пришлось отлить из чугуна. Да и самый дворец пришлось построить с большей против прежнего прочностью.

Увлеченный счетом, хан не замечал, что от тяжести своего тела он всё более и более погружался в землю вместе с тем, что служило ему подножием.

Только тогда уж, когда он ушел