Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/146

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 131 —


Впрочем, не требуется жизнеспособности в том смысле, чтобы физический организм ребенка был достаточно развит для дальнейшей, более продолжительной жизни.

с) Уроды, лишенные человеческого образа, не считаются субъектами права. Просто уродливые люди, напротив, правоспособны; в вопросе о правоспособности недостаток или излишек отдельных членов роли не играет[1][2].

2. Если дитя умирает тотчас после своего рождения, то правовые последствия, происшедшие в силу признания его субъектом права, тем не менее не прекращаются. Так, напр., вдова, забеременевшая еще при жизни мужа, родила ребенка, умершего вскоре или тотчас после рождения; этот ребенок стал наследником своего отца и затем оставляет уже свое наследство, в котором будет заключаться и наследство, доставшееся ему после смерти отца. Вследствие этого имущество отца может перейти не к тем лицам, которые получили бы его при самостоятельном их призвании только к наследованию имущества отца. Весьма часто, напр., наследницей такого ребенка является мать, между тем как она не была бы вовсе или во всяком случае была бы не в такой доле наследницей после своего мужа[3].

3. Из того, что правоспособность возникает только в момент рождения, следует, что зародыш рассматривается как часть матери; вот почему считалось бы вполне последователь-

    матери то, что̀ должно быть отнесено к правоспособности ребенка. Тем не менее это именно так, ибо, если родившийся вообще был признан субъектом права, то почему же не считать его таковым по отношению к матери, подобно другим умершим детям? Зачесть ребенка в интересах матери гораздо легче, чем признать его субъектом права. Ср. l. 135. D. de V. S. 50. 10. См. eme Bätschi: Vitalität, Züricher Inaug.-dissert., 1887; Nitschke: Vitalität, Erlanger Inaug.-dissert., 1892; Regelsberger, т. 1, § 58, прим. 11.

  1. l. 14. D. de statu hominum. 1. 5. Paulus libro 4 sententiarum: Non sunt liberi, qui contra formam humani generis converso more procreantur: veluti si mulier monstrosum aliquid aut prodigiosum enixa sit. partus autem, qui membrorum humanorum officia ampliavit, aliquatenus videtur effectus et ideo inter liberos connumerabitur. Ср. l. 38. D. de V. S. 50. 16; Pernice: Labeo, т. 1, стр. 204. См. Sturm у Gruchot’a, т. 29, стр. 283 и приведенные там мнения медиков.
  2. Сросшиеся вместе близнецы составляют два лица. Оба они право- и дееспособны. Фактически осуществление ими их прав и исполнение обязанностей конечно поставлено в зависимость от содействия другого близнеца.
  3. l. 2, l. 3 in fine. С. de postumis. 6. 29.