Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Июль.djvu/525

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
527
Жизнеописание равноапостольной Марии Магдалины

Симона фарисея покаялась, обливала ноги Христа Спасителя своими слезами, отирала своими волосами и помазала драгоценным миром[1], — потом еще Марию из Вифании, сестру Лазаря[2], — и еще Марию Магдалину, которая была освобождена Христом Спасителем от семи бесов[3]. Но Восточная Греко-Российская Православная Церковь ныне, как и прежде, признает все эти, упоминаемые Евангелиями с разными признаками, три личности за различные, особые, не желая основывать исторические сведения на произвольных, только вероятных толкованиях. Вследствие


  1. Еванг.: от Луки, гл. 7, ст. 37, 38 и проч.; от Марка, гл. 14 и от Матф., гл. 26.
  2. Еванг.: от Луки, гл. 10, ст. 39; — от Иоан., гл. 11, ст. 28 и проч.
  3. Еванг.: от Иоан., главы 11, 12, 19 и 20; — от Марка, гл. 16, ст. 3; — от Матф., гл. 27, ст. 7. — Некоторые отцы Церкви и ученые полагают и учат, что св. Евангелисты во всех повествованиях о вышеупомянутых трех женах разумеют всё только одну личность, которая в молодости, вероятно, была предана разврату и за ее порочный образ жизни была одержима семью бесами. Услыхав о чудесах Христа, она идет к Нему в дом Симона фарисея: за живость ее сокрушения о своих грехах она заслужила и получила от Спасителя прощение, и вследствие этого освободилась от семи, мучивших ее, злых духов; тогда она могла оставить, с родными своими, Лазарем и Марфою, Галилею и избрать своим жилищем Вифанию, где Иисус часто удостаивал посещениями их дом. Такого мнения были, например, Климент Александрийский, св. Августин, св. Григорий Великий и другие. Таково было до настоящего времени мнение и Западной Римско-Католической Церкви. Но большая часть новейших и западных ученых писателей отличают уже Марию Магдалину от Марии — сестры Лазаря. Они говорят, что Магдалина не оставляла Спасителя в последние годы Его жизни и следовала за Ним из Галилеи в Иерусалим, когда Он пришел туда к последнему празднику Пасхи иудейской, тогда как сестра Лазаря, Мария, оставалась в это время с братом и Марфою в Вифании, потому что ни один из Евангелистов не упоминает ее имени, перечисляя жен, последовавших тогда за Иисусом, прибывших с ним в Иерусалим. И в самом деле, эти две благочестивые жены являются в св. Писании носящими совершенно различные признаки: одна всегда именуется Магдалиною и исчисляется между женами, которые следовали за Христом из Галилеи; другая, напротив, именем сестры Лазаря из Вифании. Такое постоянно различие их в отличительном прозвании не могло быть без значения у св. Евангелистов и необходимо ведет к мысли, что их не должно смешивать. Святый Ириней, знаменитый Ориген, св. Иоанн Златоуст и многие другие отцы Церкви и ученые отличают св. Марию Магдалину от св. Марии, сестры Лазаря, но признают кающуюся грешницу, упоминаемую св. Лукою в конце седьмой главы, за одно лице с св. Магдалиной. Но и это мнение положительно ничем не доказывается… Святый же Григорий Великий и некоторые другие толкователи св. Писания, которые признают св. Марию Магдалину за одно лицо с кающейся грешницей в доме фарисея Симона (в Наине), понимают под семью бесами, изгнанными Христом из Магдалины, разные грехи, которые она прижила себе худою жизнию и которые после ее покаяния пред Спасителем будто оставили ее. Но такое толкование слов св. Евангелия совершенно произвольно и противоречит общему значению, в котором употребляются эти выражения в Евангелии, где под ними везде прямо и определенно разумеется вселение в человека нечистых духов, которые, по допущению Божию, вторгались в тела несчастных не только в числе одного, но даже и целого легиона. Многие и позднейшие западные толкователи св. Писания принимают согласно с Восточной Православной Церковью слова Евангелистов Луки и Марка о изгнании семи бесов буквально.