Страница:Жития святых свт. Димитрия Ростовскаго. Июнь.djvu/412

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
414
День девятнадцатый

стол Иуда называется обыкновенно Иудою Иаковлевым, то есть братом Апостола Иакова[1]. Это наименование он принял по смирению своему, ибо считал себя недостойным называться братом Господним по плоти, тем более, что согрешил пред Господом, во-первых, своим маловерием, а во-вторых, небратолюбием. Что Иуда согрешил маловерием, об этом свидетельствует святый Иоанн Богослов, говоря: ни бра́тїѧ є҆гѡ̀ вѣ́ровахꙋ въ него̀[2].

Объясняя это место Евангелия, святый Феофилакт[3] разумеет здесь под братьями Христовыми детей Иосифа. Именно, он говорит:

«Поношение доставляли Ему — т. е. Христу — и братья, дети Иосифа (среди которых был и сей Иуда); откуда же у них такое неверие к Нему? — От своей собственной дурной воли и от зависти, ибо родственникам свойственно завидовать своим более, чем посторонним».

Итак, отсюда ясно, что Иуда согрешил пред Господом своим маловерием.

Но Иуда, кроме того, оказал Христу и небратолюбие, как о том пишется в житии Иакова, брата Божия. Когда Иосиф, по возвращении из Египта, стал делить землю свою между своими детьми, рожденными от первой жены, то он пожелал уделить часть и Господу Иисусу, рожденному преестественно и нетленно от Пречистыя Девы Марии, — тогда бывшему еще малым отроком. Но три сына Иосифовы не захотели принять Христа к себе в


  1. Впрочем некоторые отличают от Иуды, брата Господня, Иуду Иаковлева (упоминаемого в Евангелии от Луки гл. 6, ст. 16 и в кн. Деян. Апост. гл. 1, ст. 13) и к сему Апостолу относят следующее, сообщаемое в Евангелии обстоятельство. Во время последней Своей прощальной беседы с учениками, Господь, возвестив им о Своем отшествии к Богу Отцу, в утешение им сказал: не ѡ҆ста́влю ва́съ си̑ры: прїидꙋ̀ къ ва́мъ. є҆щѐ ма́лѡ, и҆ мі́ръ ктомꙋ̀ не ᲂу҆ви́дитъ менѐ, вы́ же ᲂу҆ви́дите мѧ̀… и҆мѣ́ѧй за́пѡвѣди моѧ̑ и҆ соблюда́ѧй и҆̀хъ, то́й є҆́сть любѧ́й мѧ̀: а҆ любѧ́й мѧ̀, возлю́бленъ бꙋ́детъ ѻ҆ц҃е́мъ мои́мъ; и҆ а҆́зъ возлюблю̀ є҆го̀, и҆ ꙗ҆влю́сѧ є҆мꙋ̀ са́мъ (Еванг. от Иоан., гл. 14, ст. 18—21); тогда Иуда сказал Господу: гдⷭ҇и, и҆ что̀ бы́сть, ꙗ҆́кѡ на́мъ хо́щеши ꙗ҆ви́тисѧ, а҆ не мі́рови? (Еванг. от Иоан., гл. 14, ст. 22). Из этого вопроса видно, что Апостол Иуда еще не расстался с любимою мыслию Иудеев о Мессии как о земном царе, и понимал обещанное явление Господа в смысле видимого, чувственного явления, во славе земного царя и завоевателя. Господь ответом Своим дал ему понять, что Он — не земной царь, и явление Его в Царстве Своем не есть явление видимое, внешнее, телесное, но внутреннее, духовное, — таинственное общение Его с верующими (Еванг. от Иоан., гл. 14, ст. 23).
  2. Еванг. от Иоан., гл. 7, ст. 5.
  3. Блаженный Феофилакт, архиепископ г. Ахриды в Болгарии, известен своим толкованием на Четвероевангелие, в котором он следует во многом св. Иоанну Златоусту. Скончался около 1085 г.