Страница:Исторический обзор происхождения и развития геометрических методов (Шаль) 1.djvu/126

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

этого великаго генія. Замѣчательный примѣръ медленности, съ какою подвигаются и совершенствуются наши положительныя знанія, и суровый урокъ для гордости человѣческаго ума.

Можетъ быть это отступленіе чуждо развитію собственно геометрическихъ методовъ, но, по крайней мѣрѣ, оно касается лучшихъ приложеній ихъ къ наукамъ физическимъ; оно, можегъ быть, привлечетъ кого нибудь изъ нашихъ молодыхъ читателей къ этому еще новому роду геометрическихъ изысканій, обѣщающему обильные результаты[1].

14. Удивительная глубина мысли, обнаруженная Гюйгенсомъ во всѣхъ этихъ важныхъ вопросахъ, подвергнутыхъ имъ геометрическому изслѣдованію, отличаетъ также его изысканія въ механикѣ; напримѣръ въ знаменитой задачѣ объ ударѣ тѣлъ, разрѣшенной имъ въ одно время съ Валлисомъ и Вреномъ, и также — въ его астрономическихъ открытіяхъ, поставившихъ его имя нераздѣльно съ именами Кеплера, Галилея и Ньютона.

Хотя способъ древнихъ былъ постоянно почти единственнымъ орудіемъ для его сужденій и изслѣдованій, однако ему были извѣстны всѣ пріемы не только Декартовой геометріи, но и новаго вычисленія Лейбница; это великое открытіе онъ изучилъ, какъ только оно появилось, и умѣлъ оцѣнить всѣ выгоды его[2].

  1. Гамильтону, директору Дублинской обсерваторіи, продолжающему прекрасныя изслѣдованія Френеля, удалось примѣнить къ самымъ сложнымъ и деликатнымъ явленіямь свѣта новый способъ вычисленія, который, кажется, долженъ вести къ математическимъ законамъ, обнимающимъ всю эту обширную и важную теорію.
    Съ особымъ удовольствіемъ узнали мы отъ Г. Кетле, что другой ученый геометръ, Макъ-Куллагъ, занятъ такими же изслѣдованіями, какъ Гамильтонъ, но при пособіи чисто геометрическихъ пріемовъ.
    Труды Макъ-Куллага возстановятъ, можетъ быть, геометрію въ глазахъ справедливыхъ и безпристрастныхъ людей и возвратятъ должное уваженіе къ способамъ Гюйгенса и Ньютона.
  2. Лейденскій университетъ обладаетъ многими рукописями, завѣщанными ему Гюйгенсомъ; тамъ, кромѣ сочиненій этого великаго человѣка, находится собраніе писемъ, которыя онъ получалъ отъ всѣхъ ученыхъ своего времени. Кураторы университета нѣсколько лѣтъ тому назадъ думали напечатать часть этого драгоцѣннаго наслѣдства. Чѣмъ скорѣе исполнится это похвальное намѣреніе, тѣмъ лучше.
Тот же текст в современной орфографии

этого великого гения. Замечательный пример медленности, с какою подвигаются и совершенствуются наши положительные знания, и суровый урок для гордости человеческого ума.

Может быть это отступление чуждо развитию собственно геометрических методов, но, по крайней мере, оно касается лучших приложений их к наукам физическим; оно, можег быть, привлечет кого нибудь из наших молодых читателей к этому еще новому роду геометрических изысканий, обещающему обильные результаты[1].

14. Удивительная глубина мысли, обнаруженная Гюйгенсом во всех этих важных вопросах, подвергнутых им геометрическому исследованию, отличает также его изыскания в механике; например в знаменитой задаче об ударе тел, разрешенной им в одно время с Валлисом и Вреном, и также — в его астрономических открытиях, поставивших его имя нераздельно с именами Кеплера, Галилея и Ньютона.

Хотя способ древних был постоянно почти единственным орудием для его суждений и исследований, однако ему были известны все приемы не только Декартовой геометрии, но и нового вычисления Лейбница; это великое открытие он изучил, как только оно появилось, и умел оценить все выгоды его[2].

  1. Гамильтону, директору Дублинской обсерватории, продолжающему прекрасные исследования Френеля, удалось применить к самым сложным и деликатным явлениямь света новый способ вычисления, который, кажется, должен вести к математическим законам, обнимающим всю эту обширную и важную теорию.
    С особым удовольствием узнали мы от Г. Кетле, что другой ученый геометр, Мак-Куллаг, занят такими же исследованиями, как Гамильтон, но при пособии чисто геометрических приемов.
    Труды Мак-Куллага восстановят, может быть, геометрию в глазах справедливых и беспристрастных людей и возвратят должное уважение к способам Гюйгенса и Ньютона.
  2. Лейденский университет обладает многими рукописями, завещанными ему Гюйгенсом; там, кроме сочинений этого великого человека, находится собрание писем, которые он получал от всех ученых своего времени. Кураторы университета несколько лет тому назад думали напечатать часть этого драгоценного наследства. Чем скорее исполнится это похвальное намерение, тем лучше.