Страница:История русской армии и флота Том 01 1911.djvu/49

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 43 —

это такъ, то и войско, эта плоть отъ плоти и кровь отъ крови народа, тоже сдѣлалось народнымъ русскимъ войскомъ со всѣми его достоинствами: почитаніемъ своей вѣры, беззавѣтной преданности своему Царю и любвью къ Отечеству. Наши предки, вырощенные въ славѣ Куликовской битвы, въ могучихъ наступательныкъ шагахъ вообще Руси Московской послѣ 1334 г., и имѣли съ избыткомъ эти качества. Но кромѣ того, въ нихъ, работой вѣковъ и поколѣній, подъ давленіемъ татарскаго ига и стремленія стряхнуть его, появилось чувство самосознанiя, чувство принадлежности къ великому народу. Они понесли въ себѣ величайшій залогъ историческихъ усіrѣховъ, — повышенную народную гордость. Все окружающее они начали считать ниже себя, а себя самихъ избранниками для великой міровой дѣятельности. Судьба и не обманула ихъ…

Первый шагъ къ тому при несомнѣнномъ вліяній второй жены Іоанна ІІІ, Софіи Палеологъ,въ 1480 г. получаетъ, наконецъ, 100 лѣтъ спустя послѣ Куликовской битвы, полное свое осуществленіе спаденіе татарскаго ига.

Второй шагъ — свободная Русь вошла, какъ равная между равными, на путь международный и завела внѣшнія сношения съ Польшей, Литвой, Швеціей, орденами Тевтонскимъ и Ливонскимъ, императоромъ Германскимъ и др.

Пріобрѣтя средства и почувствовавъ силу, Іоаннъ III coзналъ, что значеніе его, какъ государя, возросло.

Второй его бракъ съ племянницей послѣднято Византійскаго Императора, Софіей Өоминичной Палеологъ, привелъ къ мысли, что Софія, выйдя замужъ за Московскаго Князя, сдѣлала его преемникомъ Византійскихъ императоровъ и передала ему всѣ заботы о православномъ Востокѣ.

Отсюда, между прочимъ, стремленіе имѣть многочисленное и хорошо устроенное войско, — частью въ постоянной готовности, — для поддержанія значенія государей и для выполненiя предназначенныхъ великихъ историческихъ задачъ.

Іоаннъ III уже имѣлъ возможность передать власть своему преемнику такъ, что удѣльные братья Василія ІІІ потеряли всякое значеніе. Да и было пора.

«Удѣльныя преданія были еще слишкомъ свѣжи и кружили слабыя головы при всякомъ удобномъ случаѣ. Удѣльный князь былъ крамольникъ если не по природѣ, то по положенію: за него цѣплялась всякая интрига, заплетавшаяся въ сбродной придворной толпѣ». (Профессоръ Ключевскій).

Но кромѣ удѣльныхъ началъ, надо было бороться еще и съ положеніемъ, которое мало-по-малу заняло въ Московской Руси боярство.