Страница:Кузмин - Бабушкина шкатулка.djvu/85

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
79

малась скрипѣть по бумагѣ. Гости бывали часто, разнообразные и непонятные, ими никто особенно не занимался. Анна Яковлевна едва замѣчала ихъ прибытіе и отъѣздъ, хотя она и вообще мало что замѣчала, она почти не замѣтила; какъ родились у нея Петя и Вася, и временами думала, что у нея только дочь Катенька.

Какъ-то незамѣтно сблизилась она и съ Георгіемъ Васильевичемъ Гуляромъ и только вотъ сейчасъ, получивъ это письмо отъ неизвѣстнаго, поняла, насколько плотно и незамѣнимо вошелъ въ ея сердце и жизнь Жоржъ.

Со стороны могло показаться, что у Звонковыхъ идетъ жизнь, хотя и безалаберная, но веселая, легкая и привольная: всегда народъ, музыка, говоръ, смѣхъ, импровизированная ѣда. Всѣхъ гостей Анна Яковлевна считала молодыми, называя Леонтія Ивановича и его профессоровъ — начальствомъ. Она не предполагала, что Катенька ее самое за глаза называетъ этимъ же именемъ. Катеньку же въ свою очередь начальствомъ величали Петя, Вася и ихъ мальчики.

Да, но нужно отвѣтить на письмо неизвѣстнаго корреспондента.

Анна Яковлевна нахмурилась и даже, что съ нею никогда не случалось, два раза принималась писать отвѣтное посланіе. Она совѣтовала отброситъ ненужную жалость, которая, можетъ быть, ни что иное, какъ сила привычки, открыто поговорить съ прежней подругой и любить на здоровье новую, молодую и прекрасную, потому что «любовь требуетъ жертвъ; единственно изъ-за этого великаго чувства можно доставлять другимъ страданія. Въ сердцѣ никто не воленъ. Нужно быть откровеннымъ и смѣлымъ до конца, только тогда вы испытаете чувство настоящей и свободной любви».

Она остановилась; письмо ей казалось суховатымъ. Затянувшись папироской, она добавила:


Тот же текст в современной орфографии

малась скрипеть по бумаге. Гости бывали часто, разнообразные и непонятные, ими никто особенно не занимался. Анна Яковлевна едва замечала их прибытие и отъезд, хотя она и вообще мало что замечала, она почти не заметила; как родились у неё Петя и Вася, и временами думала, что у неё только дочь Катенька.

Как-то незаметно сблизилась она и с Георгием Васильевичем Гуляром и только вот сейчас, получив это письмо от неизвестного, поняла, насколько плотно и незаменимо вошел в её сердце и жизнь Жорж.

Со стороны могло показаться, что у Звонковых идет жизнь, хотя и безалаберная, но веселая, легкая и привольная: всегда народ, музыка, говор, смех, импровизированная еда. Всех гостей Анна Яковлевна считала молодыми, называя Леонтия Ивановича и его профессоров — начальством. Она не предполагала, что Катенька ее самое за глаза называет этим же именем. Катеньку же в свою очередь начальством величали Петя, Вася и их мальчики.

Да, но нужно ответить на письмо неизвестного корреспондента.

Анна Яковлевна нахмурилась и даже, что с нею никогда не случалось, два раза принималась писать ответное послание. Она советовала отбросит ненужную жалость, которая, может быть, ни что иное, как сила привычки, открыто поговорить с прежней подругой и любить на здоровье новую, молодую и прекрасную, потому что «любовь требует жертв; единственно из-за этого великого чувства можно доставлять другим страдания. В сердце никто не волен. Нужно быть откровенным и смелым до конца, только тогда вы испытаете чувство настоящей и свободной любви».

Она остановилась; письмо ей казалось суховатым. Затянувшись папироской, она добавила: