Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/33

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана



РОКУ 1656.

Государь Царь и великій князь Алексѣй Михайловичъ его царское величество потрете выйшолъ на на войну противно Шведа, и того часу Шведъ уступилъ за море у свою землю, а Магнусь Графъ, т. е. великій гетманъ шведскій, стоялъ зъ войсками въ розѣ, и его царское величество на Полоцко потягнулъ зъ войсками, а тяжары военные рѣкою Двиною проважено, [1] ..........................................


Того жъ года у Вильню комисія отправовалась съ Ляхами, на которую и постороннихъ монарховъ и цесарскіе медіаторове были, и козацкіе послове отъ Хмелницкого тамъ же были, але згоды не стало, и такъ надаре́мнѣ тая комисія отправовалася. А Гетманъ Хмелницкій зоставалъ зъ войсками на Украинѣ, бо не мѣлъ нѣ отъ кого наступовання, а до того уже и самъ неспособного здоровя былъ. Тылко тое войско зостаючое къ Богу и ко Днѣпру ходило зъ сыномъ Хмелницкого Тимошемъ на помочь господаревѣ волоскому, тестевѣ его Василевѣ Липулу, который зъ мултянскимъ господаремъ завоевался. И тамъ Тимоша убито, и войско тое зъ ущербомъ назадъ повернуло и припровадили зъ собою тѣло Тимошево, а господаря волоского Василя Лупула взято до Цариграда, и тамъ зоставалъ у вязе́ню въ едикулѣ и померъ тамо.


РОКУ 1657.

Гетманъ Хмелницкій, зносячися зъ Ракочимъ, королемъ венгерскимъ, и королемъ шведскимъ, але хотячи того, жебы король венгерскій опановалъ корону польскую и королемъ зоставалъ, который выйшолъ зъ своей земли зъ войсками, также и Шведъ зъ войсками своими на початку того року, до которыхъ и Гетманъ Хмелницкій выслалъ отъ боку своего Антона Чигиринского, придавши ему со всѣхъ полковъ людей голнѣйшихъ по килка сотъ, албо иншихъ и тысяча ишло охочихъ. И такъ потягши Подгорямъ за Самборомъ и тамъ учинилися зъ войсками венгерскими, а напотомъ и зъ шведскими, и пустошили Полщу ажъ по самые Пруси, ибо и Варшаву узяли были. Барзо тогда великое спустошеніе стало Полщи, бо, начавши отъ зимы, немалъ цѣлое лѣто тамъ пустошили. Що видячи король полскій, любо зостаючи за границею зъ сенаторами, прикладали старання, якъ бы тому запобѣгнути, жебы до остатку не згубили своей землѣ, послали до Крыму, хана просячи о помочѣ, который, онымъ пріобѣщавши, посылаетъ солтановъ зъ ордами Волоскою землею. А тутъ зась король полскій зъ сенаторами, где чуючи о войскахъ своихъ, дали знати, жебы ся до одного горнули. И тамъ жолнѣрове, любо которые и при Шведу юже зоставали, и при королю венгерскому, и на цесарской границѣ, усе тое до купы згорнулося до своего короля. О чомъ постерегши Шведъ, уступилъ въ Пруси, а Козаки, обтяжившеся добычею, назадъ уступовали, при которыхъ и король венгерскій держался, бо юже отъ Погуря орды зайшли. Итакъ орда, случившися зъ войскомъ короннымъ, осадили подъ Межибогомъ короля венгер-

  1. Въ спискѣ, доставленномъ мнѣ П. А. Кулѣшемъ и принадлежащемъ ему собственно, находится значительный пропускъ, сдѣланный, вѣроятно, имъ самимъ, судя по словамъ „и проч.“ поставленнымъ передъ точками. Получивши теперь списокъ отъ г. Помощника Попечителя университета св. Владиміра, Михайла Владиміровича, г. Юзефовича, въ коемъ это важное для Великорусской исторіи, мѣсто вполнѣ находится, привожу его, по крайности, сдѣсь: „И прійшовши у Лифляндію ксїонже Курлядскій поклонился и просилъ милосердія. Итакъ Курляндская зоставала въ цѣлости, а Линфляндію, яко надлежаща дорога до Риги зостаючихъ подъ Шведомъ, воевали и прійшовши подъ Динабурокъ городъ, который спротиаился Его Царскому Величеству, и такъ той городъ и замокъ по росказанню Его Царского Величества люде рвтные узяли приступомъ и людей въ немъ зостаючихъ выстинали, а инныхъ въ полонъ побрали, и тамъ воеводу зоставивши, далѣй потягнувши пришли подъ Кукенгаузъ, который также спротивился, але сила закону не знаетъ, бо и Кукенгаузъ также приступомъ узяли войска Его Царского Величества, и тотъ, людей выгубивши, спустошили и людомъ Московскимъ осадили, и просто къ Риги потягнулъ Его Царское Величество, любо давалъ на килкахъ мисцяхь Магнусъ графъ зъ войсками Шведскими потребу, але не моглъ вытривати потугамъ Его Царского Величества, уступилъ зъ войсками своими у Ригу городъ и тамъ зоставали презъ усе лѣто въ обложенню, терплячи великую налогу отъ войскъ Его Царского Величества, бо сила войска была, которыхъ меновано седмъ кротъ сто тысячей, на которыхъ я своима очима смотрѣлъ, а и Литовскихъ полковъ не мало тамъ зоставало при Его Царскому Величеству. И такъ вколо мѣста шанцами Ригу осажено и гарматами, а инные гарматы спроважено на костелъ Литоаскій, зостаючій напередъ мѣстю, неподалеко города: оный высипавши и потужные гарматы спровадивши въ городъ быти, а самъ Его Царское Величество неподалеко города стоялъ наметамн, але Шведове моцно боронилися и многіе войска Его Царского Величества побито зъ города, аже осень наступила мокрая, а краи холодные, а къ тому спустошенные барзо, послѣ покрова къ запустамъ филипповымъ Его Царское Величество уступилъ сподъ Риги, не доставши города, въ которомъ отходѣ много людей Московскихъ зъ голоду и холоду померло.“
Тот же текст в современной орфографии


РОКУ 1656.

Государь Царь и великий князь Алексей Михайлович его царское величество потрете выйшол на войну противно Шведа, и того часу Швед уступил за море у свою землю, а Магнусь Граф, т. е. великий гетман шведский, стоял з войсками в розе, и его царское величество на Полоцко потягнул з войсками, а тяжары военные рекою Двиною проважено, [1] ..........................................


Того ж года у Вильню комисия отправовалась с Ляхами, на которую и посторонних монархов и цесарские медиаторове были, и козацкие послове от Хмелницкого там же были, але згоды не стало, и так надаре́мне тая комисия отправовалася. А Гетман Хмелницкий зоставал з войсками на Украине, бо не мел не от кого наступовання, а до того уже и сам неспособного здоровя был. Тылко тое войско зостаючое к Богу и ко Днепру ходило з сыном Хмелницкого Тимошем на помочь господареве волоскому, тестеве его Василеве Липулу, который з мултянским господарем завоевался. И там Тимоша убито, и войско тое з ущербом назад повернуло и припровадили з собою тело Тимошево, а господаря волоского Василя Лупула взято до Цариграда, и там зоставал у вязе́ню в едикуле и помер тамо.


РОКУ 1657.

Гетман Хмелницкий, зносячися з Ракочим, королем венгерским, и королем шведским, але хотячи того, жебы король венгерский опановал корону польскую и королем зоставал, который выйшол з своей земли з войсками, также и Швед з войсками своими на початку того року, до которых и Гетман Хмелницкий выслал от боку своего Антона Чигиринского, придавши ему со всех полков людей голнейших по килка сот, албо инших и тысяча ишло охочих. И так потягши Подгорям за Самбором и там учинилися з войсками венгерскими, а напотом и з шведскими, и пустошили Полщу аж по самые Пруси, ибо и Варшаву узяли были. Барзо тогда великое спустошение стало Полщи, бо, начавши от зимы, немал целое лето там пустошили. Що видячи король полский, любо зостаючи за границею з сенаторами, прикладали старання, як бы тому запобегнути, жебы до остатку не згубили своей земле, послали до Крыму, хана просячи о помоче, который, оным приобещавши, посылает солтанов з ордами Волоскою землею. А тут зась король полский з сенаторами, где чуючи о войсках своих, дали знати, жебы ся до одного горнули. И там жолнерове, любо которые и при Шведу юже зоставали, и при королю венгерскому, и на цесарской границе, усе тое до купы згорнулося до своего короля. О чом постерегши Швед, уступил в Пруси, а Козаки, обтяжившеся добычею, назад уступовали, при которых и король венгерский держался, бо юже от Погуря орды зайшли. Итак орда, случившися з войском коронным, осадили под Межибогом короля венгер-

  1. В списке, доставленном мне П. А. Кулешем и принадлежащем ему собственно, находится значительный пропуск, сделанный, вероятно, им самим, судя по словам „и проч.“ поставленным перед точками. Получивши теперь список от г. Помощника Попечителя университета св. Владимира, Михайла Владимировича, г. Юзефовича, в коем это важное для Великорусской истории, место вполне находится, привожу его, по крайности, сдесь: „И прийшовши у Лифляндию ксионже Курлядский поклонился и просил милосердия. Итак Курляндская зоставала в целости, а Линфляндию, яко надлежаща дорога до Риги зостаючих под Шведом, воевали и прийшовши под Динабурок город, который спротиаился Его Царскому Величеству, и так той город и замок по росказанню Его Царского Величества люде рвтные узяли приступом и людей в нём зостаючих выстинали, а инных в полон побрали, и там воеводу зоставивши, далей потягнувши пришли под Кукенгауз, который также спротивился, але сила закону не знает, бо и Кукенгауз также приступом узяли войска Его Царского Величества, и тот, людей выгубивши, спустошили и людом Московским осадили, и просто к Риги потягнул Его Царское Величество, любо давал на килках мисцяхь Магнус граф з войсками Шведскими потребу, але не могл вытривати потугам Его Царского Величества, уступил з войсками своими у Ригу город и там зоставали през усе лето в обложенню, терплячи великую налогу от войск Его Царского Величества, бо сила войска была, которых меновано седм крот сто тысячей, на которых я своима очима смотрел, а и Литовских полков не мало там зоставало при Его Царскому Величеству. И так вколо места шанцами Ригу осажено и гарматами, а инные гарматы спроважено на костел Литоаский, зостаючий наперед местю, неподалеко города: оный высипавши и потужные гарматы спровадивши в город быти, а сам Его Царское Величество неподалеко города стоял наметамн, але Шведове моцно боронилися и многие войска Его Царского Величества побито з города, аже осень наступила мокрая, а краи холодные, а к тому спустошенные барзо, после покрова к запустам филипповым Его Царское Величество уступил спод Риги, не доставши города, в котором отходе много людей Московских з голоду и холоду померло.“