Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/34

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


ского и достали оного и узяли Ляхи до себе. А Козаки увойшли на Украину, задля которыхъ посылку, почувши гетманъ Хмелницкій, же орда выйшла, будучи самъ хорымъ, послалъ сына своего Юрія со всѣми войсками, где ся скупили на Ташлыку, а на потомъ збунтовавшися, назадъ уступили, не слухаючи полковниковъ своихъ. А такъ Рокочого войско згинуло, а Хмелниче́нко повернулъ къ Чигирину. Барзо хорымъ самъ Хмелницкій былъ, где юже съ тоей посте́лѣ албо хоробы не всталъ, але въ скоромъ часѣ померъ, о Успеніи Пресвятыя Богородицы, а похороненъ былъ предъ святымъ Семіономъ въ недѣлю; где множество народа, а найболше людей войсковыхъ, было, и прова́жено тѣло его зъ Чигирина до Суботова, и тамъ погребено въ рынковой церкви.

По похоронѣ старо́го Хмельницкого, любо тое еще за живота стары́й Хмельницкій назначилъ гетманомъ сына своего Юрія, але еднакъ несчастливая заздрость албо хтивость уряду тое правила, же зъ старшинъ не одинъ того себѣ зичиль уряду, а не могучи явне въ тимъ открытися и того явне доказовати, тое умыслили и намовили, яко молодого лѣта Хмелницкого, жебы отъ того уряду отмовлялся, здаючи оный. Итакъ будто учинивши раду, часть Козаковъ зобравши въ дворъ Хмелницкою, а найболше тихъ людей превратныхъ, а тимъ зычли́выхъ, которымъ тотъ урядъ гетманства зы́чили, а въ остатку дворъ замкнули, непущаючи никого. Где Юрій Хмелниче́нко, выйшовши зъ свѣтлици у тую ряду, учинилъ подякованне отъ родича своего за урядъ гетманства и поклонился усему войску и положилъ булаву и бунчукъ въ той радѣ, и поклонившися, отойшолъ въ свѣтлицю. А Выговскій писаръ за писа́рство подякова́нне чинилъ, а обозный Носачъ Корсунскій за урядъ обозницства. И тая булава часъ немалый лежала въ той радѣ. Кожному бы ся хотѣло узяти тотъ урядъ, але не позволяетъ войско. Но тако по килка кротъ презъ асауловъ войска, на чомъ бы ихъ воля была, жебы зоставалъ натомъ урядѣ гетманства, але усѣ одними голосами кричатъ, жебы сынъ Хмелницкого гетманомъ зоставалъ. А звлаща зъ посполитыхъ козаковъ тые голосы призываютъ молодого Хмелницкого и просятъ оного, жебы тотъ урядъ справовалъ на мѣстцу отческомъ, который отмовлялся молодостію лѣтъ своихъ и фрасункомъ родича своего, а до того придаючи, же еще оному до такъ великого уряду лѣта не позволяютъ, не маючи такого довцѣпу войско справовати и жебы Украина зоставати мѣла въ тихости, даютъ оному на тое раду войско посполитое, жебы онъ тотъ урядъ гетманскій держалъ, жебы тая справа была, же Хмелницкій гетманомъ, а справци войска и порадци тыежъ, що и при небожчику Хмелницкому старому зоставали, т. е. Выговскій писаръ и Носачъ обозный и Григорій Лесницкій судіею, и тые жебы уже справовали яко оный Хмелницкій передъ смертію въ опеку того сына своего подалъ. Але они, того уряду собѣ желаючи, отражали молодому Хмелницкому жебы не брался за тотъ урядъ, що усиловне отпрошивался, але козацства

Тот же текст в современной орфографии

ского и достали оного и узяли Ляхи до себе. А Козаки увойшли на Украину, задля которых посылку, почувши гетман Хмелницкий, же орда выйшла, будучи сам хорым, послал сына своего Юрия со всеми войсками, где ся скупили на Ташлыку, а на потом збунтовавшися, назад уступили, не слухаючи полковников своих. А так Рокочого войско згинуло, а Хмелниче́нко повернул к Чигирину. Барзо хорым сам Хмелницкий был, где юже с тоей посте́ле албо хоробы не встал, але в скором часе помер, о Успении Пресвятыя Богородицы, а похоронен был пред святым Семионом в неделю; где множество народа, а найболше людей войсковых, было, и прова́жено тело его з Чигирина до Суботова, и там погребено в рынковой церкви.

По похороне старо́го Хмельницкого, любо тое еще за живота стары́й Хмельницкий назначил гетманом сына своего Юрия, але еднак несчастливая заздрость албо хтивость уряду тое правила, же з старшин не один того себе зичиль уряду, а не могучи явне в тим открытися и того явне доказовати, тое умыслили и намовили, яко молодого лета Хмелницкого, жебы от того уряду отмовлялся, здаючи оный. Итак будто учинивши раду, часть Козаков зобравши в двор Хмелницкою, а найболше тих людей превратных, а тим зычли́вых, которым тот уряд гетманства зы́чили, а в остатку двор замкнули, непущаючи никого. Где Юрий Хмелниче́нко, выйшовши з светлици у тую ряду, учинил подякованне от родича своего за уряд гетманства и поклонился усему войску и положил булаву и бунчук в той раде, и поклонившися, отойшол в светлицю. А Выговский писар за писа́рство подякова́нне чинил, а обозный Носач Корсунский за уряд обозницства. И тая булава час немалый лежала в той раде. Кожному бы ся хотело узяти тот уряд, але не позволяет войско. Но тако по килка крот през асаулов войска, на чом бы их воля была, жебы зоставал натом уряде гетманства, але усе одними голосами кричат, жебы сын Хмелницкого гетманом зоставал. А звлаща з посполитых козаков тые голосы призывают молодого Хмелницкого и просят оного, жебы тот уряд справовал на местцу отческом, который отмовлялся молодостью лет своих и фрасунком родича своего, а до того придаючи, же еще оному до так великого уряду лета не позволяют, не маючи такого довцепу войско справовати и жебы Украина зоставати мела в тихости, дают оному на тое раду войско посполитое, жебы он тот уряд гетманский держал, жебы тая справа была, же Хмелницкий гетманом, а справци войска и порадци тыеж, що и при небожчику Хмелницкому старому зоставали, т. е. Выговский писар и Носач обозный и Григорий Лесницкий судиею, и тые жебы уже справовали яко оный Хмелницкий перед смертию в опеку того сына своего подал. Але они, того уряду собе желаючи, отражали молодому Хмелницкому жебы не брался за тот уряд, що усиловне отпрошивался, але козацства