Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/86

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


тую своеволю унимали, а тихъ бунтовщиковъ карали, а ежели кому какая кривда отъ кого есть, жебы правомъ доходили, а сами своихъ кривдъ не мстилися, также постановили, жебы юже арендъ не было на Украинѣ на горѣлку, а нѣ на жадной напитокъ, опрочь индукты. Тогожъ часу новообранный Гетманъ Иванъ Мазепа послалъ своихъ посланцовъ за пороги до Сѣчи, и до того войска, которое тамъ зоставало зъ Григоріемъ Гетманенкомъ, и до Околничого Неплюева, ознаймуючи о перемѣнѣ Гетмана и незычливости его противку ихъ Царскихъ Величествъ и войску Запорожскому и о постановленію нового Гетмана даючи знати войску, жебы якая замѣшанина не была у войску отъ Григорія Гетманенка, и жебы оного до вязення узято и ихъ совѣтниковъ Леонтія Полуботка, полковника Переяславского, и Ярему полковника Нѣжинского, и Лазара Горленка, полковника Прилуцкого (сего убито) и иныхъ, которыхъ знаючи, на що войско такъ Запорожское зостаючое въ Сѣчи, якъ тое городовое, що тамъ послано было, позволило: и Григорія Гетманенка взяли за сторожу Московскую и Полуботка отдавши Околничому Неплюеву, которыхъ проважено до Гетмана, а отъ Гетмана до Боярина Голѣцѣна, а оттоль на Москву безчестно на телѣзцѣ Московской послѣ каретъ коштовныхъ, отобравши всѣ скарбы и конѣ, що или колвекъ мѣли, а войско тогожъ часу роспущено по домахъ Козацкое, а Московское въ слободахъ стало, а близкое по городахъ розійшлося, бо великая нужа у Московскомъ войску была, на килка десять тысячь вымерли, якъ уступили зъ полъ Крымскихъ, многахъ хорыхъ живыхъ у ями загребали.

Тогожъ року Татаре барзо великія шкоды коло Кіева починили, коло самого города, подъ замкомъ, людей побрали, постынали и усе лѣто не давали отпочинку, же зъ города за Лыбедь трудно было выйти, не дбаючи на тое, що наши войска на Крымъ пойшли и наши въ Крыму не бавили, а они поганцѣ не тилко за Кіевомъ тотъ бокъ опустошили, але и на семъ боку Днѣпра не мало по селахъ людей въ неволю побрали и иныхъ постынали. Повернувши войска ихъ Царскихъ Величествъ назадъ, бывшого Гетмана поповича повезено на Сибѣрь зъ меншимъ сыномъ Яцкомъ водою Окою въ суднѣ въ далніе городы на вѣчное мѣшкання, а старшого сына Григорія взялъ зъ собою Околничій до города Сѣвска, и тамъ по многихъ спыткахъ голову оттяли, рубаючи разовъ три задля болшой муки, и такъ безчестно загребено безъ похорону, бо недано и священника, жебы его высповѣдати, а маетности ихъ усѣхъ трохъ: Гетманскую, и сыновъ его переписано было до скарбу Царского, а напотомъ велѣно сребро, шаты, чого незлѣчоная рѣчь была, жебы тое на потребы войсковые одержанно было, усе тое зостало въ Батуринѣ, а жона бывшого Гетмана отосланна до Седнева на мѣшкання убого, а пріятелѣ ихъ въ безчестю зостали и въ ненависти отъ людей.

Тот же текст в современной орфографии

тую своеволю унимали, а тих бунтовщиков карали, а ежели кому какая кривда от кого есть, жебы правом доходили, а сами своих кривд не мстилися, также постановили, жебы юже аренд не было на Украине на горелку, а не на жадной напиток, опрочь индукты. Тогож часу новообранный Гетман Иван Мазепа послал своих посланцов за пороги до Сечи, и до того войска, которое там зоставало з Григорием Гетманенком, и до Околничого Неплюева, ознаймуючи о перемене Гетмана и незычливости его противку их Царских Величеств и войску Запорожскому и о постановлению нового Гетмана даючи знати войску, жебы якая замешанина не была у войску от Григория Гетманенка, и жебы оного до вязення узято и их советников Леонтия Полуботка, полковника Переяславского, и Ярему полковника Нежинского, и Лазара Горленка, полковника Прилуцкого (сего убито) и иных, которых знаючи, на що войско так Запорожское зостаючое в Сечи, як тое городовое, що там послано было, позволило: и Григория Гетманенка взяли за сторожу Московскую и Полуботка отдавши Околничому Неплюеву, которых проважено до Гетмана, а от Гетмана до Боярина Голецена, а оттоль на Москву бесчестно на телезце Московской после карет коштовных, отобравши все скарбы и коне, що или колвек мели, а войско тогож часу роспущено по домах Козацкое, а Московское в слободах стало, а близкое по городах розийшлося, бо великая нужа у Московском войску была, на килка десять тысячь вымерли, як уступили з пол Крымских, многах хорых живых у ями загребали.

Тогож року Татаре барзо великие шкоды коло Киева починили, коло самого города, под замком, людей побрали, постынали и усе лето не давали отпочинку, же з города за Лыбедь трудно было выйти, не дбаючи на тое, що наши войска на Крым пойшли и наши в Крыму не бавили, а они поганце не тилко за Киевом тот бок опустошили, але и на сем боку Днепра не мало по селах людей в неволю побрали и иных постынали. Повернувши войска их Царских Величеств назад, бывшого Гетмана поповича повезено на Сиберь з меншим сыном Яцком водою Окою в судне в далние городы на вечное мешкання, а старшого сына Григория взял з собою Околничий до города Севска, и там по многих спытках голову оттяли, рубаючи разов три задля болшой муки, и так бесчестно загребено без похорону, бо недано и священника, жебы его высповедати, а маетности их усех трох: Гетманскую, и сынов его переписано было до скарбу Царского, а напотом велено сребро, шаты, чого незлечоная речь была, жебы тое на потребы войсковые одержанно было, усе тое зостало в Батурине, а жона бывшого Гетмана отосланна до Седнева на мешкання убого, а приятеле их в бесчестю зостали и в ненависти от людей.