Страница:Падение царского режима. Том 4.pdf/30

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

Руководство политикою фактически перешло в еще более правый круг. Б. царь это поймал и сделал этот шаг сознательно. Голицын опирался на правую группу гос. совета (Маклаков, Стишинский и др.). Трепов, награжденный портретом б. царя при своем отпуске,[*] сохранил за собою особые доклады и влияние на министерство путей сообщения. Он являлся лидером правой группы гос. совета. Меня поддерживали правые и нейдгардтовцы. Эти две группы давали перевес правому крылу. Правая группа была очень влиятельна в гос. совете и в Царском Селе, куда ее представители приглашались к б. царице. Б. царь не заходил и беседовал с представляющимися царице лицами частным порядком. Таким образом, после смерти Распутина курс не изменился. Заменены были лишь люди. Существовало опасение, что б. царицу могут убить: ее не любили ни в войске, ни в тылу. Я старался содействовать сближению ее с обществом: ею было принято много частных лиц, которые делались после, если не ее сторонниками, то все же доброжелателями. Все желающие ей представиться отказов уже не получали: Она встала на курс компромисса менее резко правый и приняла, например, даже предложение быть ходатаем за прощение великих князей, сосланных в деревню. Главною заботою правительства было продовольствие. Явилась на местах так называемая «бисерная забастовка». Заносы, недостаток провианта и фуража, расстройство обмена товаров и передвижения — день ото дня ухудшали положение, причем на местах получались два явления: деревня не выдавала своего товара, не получая ничего взамен, а мелкие сборщики зерна не могли добывать его для отправки. Положение создавалось грозное. Столицы тоже не имели хлеба. Мельницы были без зерна. У б. царя явилась мысль назначить полномочное лицо для продовольствия армии, флота и тыла, согласовав все элементы этого дела в одних руках. Воейкова предназначали на этот пост. Дело оставалось без исполнения, — сопротивлялись Трепов, Макаров и другие лица. Они находили, что это задевало бы их права как министров. Действительно, это стало бы неизбежным. Этот диктатор связал бы однако всех работников продовольственной сети в своем лице, не исключая и работу общественных организаций, что дало бы силу этому делу. Мысль эта мне нравилась. Воейков человек коммерческий, и я надеялся видеть пользу от такого устройства. Б. царя в этой затее я поддерживал, но неудачно, — она не прошла в жизнь.

В самое последнее время, по поручению Воейкова, ко мне приезжал Спиридович, чтобы ходатайствовать о скорейшем отчуждении (прирезке) земли от ялтинского градоначальства к его ведению, для охоты.[*] Планы были мною переданы для исполнения в межевой отдел министерства.[*] Насколько помню, об этом у меня было от него письмо. Цель прирезки — удобство управления.