Страница:Рабле - Гаргантюа и Пантагрюэль.djvu/142

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
10
ИНОСТРАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

въ тотъ годъ стояла такая засуха во всей африканской землѣ, что тридцать шесть мѣсяцевъ, три недѣли, четыре дня, тринадцать часовъ и даже немного больше не было ни капли дождя, а солнце такъ страшно палило землю, что она вся потрескалась.

И во времена Иліи засуха не была такъ сильна, какъ въ тѣ поры. Не было дерева на землѣ, на которомъ уцѣлѣлъ бы хотя одинъ листъ или цвѣтокъ, трава посохла, рѣки и всѣ источники пересохли, бѣдныя рыбы, лишенныя своей родной стихіи, бились о землю и страшно вопили; птицы падали на лету, потому что не было ни капли росы; вездѣ на поляхъ попадались мертвые, съ разинутой пастью, волки, лисицы, олени, кабаны, серны, зайцы, ласки, хорьки, барсуки и другія животныя.

Что касается людей, то жалость была глядѣть на нихъ: вы бы увидѣли, что у нихъ высунуты языки, точно у зайцевъ, бѣгавшихъ шесть часовъ къ ряду. Нѣкоторые бросались въ колодцы; другіе влѣзали въ брюхо коровы, ища тѣни: такихъ Гомеръ называетъ Алибантами.

Къ гл. II.
Къ гл. II.

Вся страна погибала; жалко было видѣть, какъ старались люди спастись отъ жажды. И какихъ трудовъ стоило сохранить святую воду въ церквахъ и не дать ее выпить всю до послѣдней капли. Но по совѣту господъ кардиналовъ и папы въ церквахъ отданъ былъ приказъ, чтобы никто не смѣлъ приходить за ней больше одного раза въ день. И когда кто-нибудь входилъ въ церковь, то вы бы увидѣли, какъ человѣкъ двадцать бѣдняковъ, изнемогавшихъ отъ жажды, толпились сзади того, кто раздавалъ святую воду, съ разинутымъ ртомъ, — какъ злой богачъ, — чтобы не упустить ни одной капли. О, какъ счастливы были въ ту пору люди, у которыхъ былъ прохладный и хорошо снабженный погребъ.

Философъ вопрошаетъ, почему вода въ морѣ соленая, и отвѣчаетъ на этотъ вопросъ, что въ эпоху, когда Фебъ позволилъ править своей колесницей сыну своему Фаэтону, послѣдній, неискусный въ этомъ дѣлѣ, не сумѣвъ держаться эклиптической линіи между двумя тропиками солнечной сферы, уклонился съ настоящаго пути и такъ приблизился къ землѣ, что засушилъ всѣ окрестныя земли и сжегъ большую часть неба, которую философы называютъ Via Lactea, а нѣмцы — Путемъ св. Іакова. Именитнѣйшіе поэты утверждаютъ, съ своей стороны, что это та самая часть неба, куда капало молоко Юноны, когда она кормила грудью Геркулеса. Итакъ, земля до того разогрѣлась, что у нея высту-

Тот же текст в современной орфографии

в тот год стояла такая засуха во всей африканской земле, что тридцать шесть месяцев, три недели, четыре дня, тринадцать часов и даже немного больше не было ни капли дождя, а солнце так страшно палило землю, что она вся потрескалась.

И во времена Илии засуха не была так сильна, как в те поры. Не было дерева на земле, на котором уцелел бы хотя один лист или цветок, трава посохла, реки и все источники пересохли, бедные рыбы, лишенные своей родной стихии, бились о землю и страшно вопили; птицы падали на лету, потому что не было ни капли росы; везде на полях попадались мертвые, с разинутой пастью, волки, лисицы, олени, кабаны, серны, зайцы, ласки, хорьки, барсуки и другие животные.

Что касается людей, то жалость была глядеть на них: вы бы увидели, что у них высунуты языки, точно у зайцев, бегавших шесть часов к ряду. Некоторые бросались в колодцы; другие влезали в брюхо коровы, ища тени: таких Гомер называет Алибантами.

К гл. II.
К гл. II.

Вся страна погибала; жалко было видеть, как старались люди спастись от жажды. И каких трудов стоило сохранить святую воду в церквах и не дать ее выпить всю до последней капли. Но по совету господ кардиналов и папы в церквах отдан был приказ, чтобы никто не смел приходить за ней больше одного раза в день. И когда кто-нибудь входил в церковь, то вы бы увидели, как человек двадцать бедняков, изнемогавших от жажды, толпились сзади того, кто раздавал святую воду, с разинутым ртом, — как злой богач, — чтобы не упустить ни одной капли. О, как счастливы были в ту пору люди, у которых был прохладный и хорошо снабженный погреб.

Философ вопрошает, почему вода в море соленая, и отвечает на этот вопрос, что в эпоху, когда Феб позволил править своей колесницей сыну своему Фаэтону, последний, неискусный в этом деле, не сумев держаться эклиптической линии между двумя тропиками солнечной сферы, уклонился с настоящего пути и так приблизился к земле, что засушил все окрестные земли и сжег большую часть неба, которую философы называют Via Lactea, а немцы — Путем св. Иакова. Именитнейшие поэты утверждают, с своей стороны, что это та самая часть неба, куда капало молоко Юноны, когда она кормила грудью Геркулеса. Итак, земля до того разогрелась, что у неё высту-