Страница:Русская мысль 1914 Книга 03.pdf/142

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


25.

Молвилъ однажды Катуллъ: не видимъ сами мы торбы,
Что за спиною у насъ. Торба моя—тяжела;
Что въ ней за ноша—не знаю, во многомъ грѣшный; но, боги,
Да не завидуютъ мнѣ Цезій, Суффенъ и Аквинъ!
Если жъ прогнѣвалъ васъ этой мольбой, простите, благіе:
Чудятся мнѣ за спиной все эпиграммы мои.

Тот же текст в современной орфографии
25

Молвил однажды Катулл: не видим сами мы торбы,
Что за спиною у нас. Торба моя — тяжела;
Что в ней за ноша — не знаю, во многом грешный; но, боги,
Да не завидуют мне Цезий, Суффен и Аквин!
Если ж прогневал вас этой мольбой, простите, благие:
Чудятся мне за спиной всё эпиграммы мои.


26.

Вотъ изъ Парижа письмо, а вотъ—изъ Швальбаха. Други!
Съ яркой палитрой одинъ, съ лирою звонкой другой!
Радъ я внимать повторенные сладостной дружбы обѣты,
Въ милой уѣздной глуши письмами вдвое счастливъ;
Радъ—и еще возвышаюсь душой въ чистотѣ угрызеній:
Сколькимъ недальнимъ друзьямъ, вѣчно съ перомъ—не пишу!

Тот же текст в современной орфографии
26

Вот из Парижа письмо, а вот — из Швальбаха. Други!
С яркой палитрой один, с лирою звонкой другой!
Рад я внимать повторенные сладостной дружбы обеты,
В милой уездной глуши письмами вдвое счастлив;
Рад — и ещё возвышаюсь душой в чистоте угрызений:
Скольким недальним друзьям, вечно с пером — не пишу!


27.

Лесбіи нѣтъ въ эпиграммахъ моихъ; или только мечтою,
Словно пустынникъ во снѣ, женственный образъ ловлю.
Вотъ отчего эти строки одна на другую похожи:
Тщетно уюта искать—тамъ, гдѣ живетъ холостякъ.

Тот же текст в современной орфографии
27

Лесбии нет в эпиграммах моих; или только мечтою,
Словно пустынник во сне, женственный образ ловлю.
Вот отчего эти строки одна на другую похожи:
Тщетно уюта искать — там, где живёт холостяк.


28.

Если, усталый, ты хочешь пожить и подумать спокойно,
Если не прочь, уступивъ слабости милой, писать,—
Въ домикѣ сельскомъ, гдѣ ты—въ радушномъ уединеньѣ,
Кстати услуги тебѣ глухонѣмого слуги.
Изрѣдка входитъ старикъ, издающій странные звуки,
Быстрый въ движеньяхъ живыхъ, и, улыбаясь тебѣ,
Грустными смотритъ глазами и свой разговоръ начинаетъ
Въ знакахъ—житейски простой и торопливый всегда.
Ты,—не поймешь ли, поймешь,—а порой одинаково чуешь
10 Нѣкій таинственный міръ ясности и тишины.

Тот же текст в современной орфографии
28

Если, усталый, ты хочешь пожить и подумать спокойно,
Если не прочь, уступив слабости милой, писать, —
В домике сельском, где ты — в радушном уединенье,
Кстати услуги тебе глухонемого слуги.
Изредка входит старик, издающий странные звуки,
Быстрый в движеньях живых, и, улыбаясь тебе,
Грустными смотрит глазами и свой разговор начинает
В знаках — житейски простой и торопливый всегда.
Ты, — не поймёшь ли, поймёшь, — а порой одинаково чуешь
10 Некий таинственный мир ясности и тишины.


29.

Былъ я доволенъ поѣздкой недальней; здѣсь же, вернувшись,
Чувствую, право, себя—словно бы дома опять.
Все же—еще затѣваю свиданіе съ милыми сердцу:
Снова сюда возвращусь,—буду ли радостенъ вновь?
Кажется, такъ хорошо, что и тамъ, и здѣсь то я дома;
Пусть же я дома—вездѣ. Такъ ли ужъ все хорошо?

Тот же текст в современной орфографии
29

Был я доволен поездкой недальней; здесь же, вернувшись,
Чувствую, право, себя — словно бы дома опять.
Всё же — ещё затеваю свидание с милыми сердцу:
Снова сюда возвращусь, — буду ли радостен вновь?
Кажется, так хорошо, что и там, и здесь то я дома;
Пусть же я дома — везде. Так ли уж всё хорошо?