Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 2, 1863.pdf/476

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
475
АЛКИВІАДЪ ВТОРОЙ.

бо́льшія отъ всего этого погрѣшности. Въ самомъ дѣлѣ, кто пріобрѣлъ такъ называемое многознаніе и многонаучность, и увлекается каждою изъ наукъ, а бѣденъ этимъ знаніемъ; тотъ, по всей справедливости, не подвергается ли сильной бурѣ и, проводя время на морѣ безъ кормчаго[1], надолго ли, B. думаю, сохраняетъ жизнь? Такъ-то и здѣсь, по моему мнѣнію, сбывается изреченіе поэта, который, укоряя кого-то, говоритъ:

Много узналъ онъ вещей, но узналъ все это худо[2].

Алк. Да какимъ же образомъ, Сократъ, идетъ сюда это изреченіе поэта? Вѣдь оно, мнѣ кажется, здѣсь вовсе не кстати.

Сокр. Напротивъ, очень кстати; только оно сказано загадочно, почтеннѣйшій, какъ говорятъ — и этотъ, и почти всѣ поэты. Вѣдь всякая поэзія по природѣ загадочна, и не каждому встрѣчному понять ее. Да и кромѣ того, что поэзія по природѣ такова, — она, прививаясь къ человѣку C. завистливому, который хочетъ не выказывать намъ, а сколько можно болѣе скрывать свою мудрость, является дѣломъ уже чрезвычайно неразгаданнымъ, — что такое разумѣется у

  1. Проводя время на морѣ безъ кормчаго, надолго ли, думаю сохраняетъ жизнь? Въ подлинникѣ эти слова стоятъ съ иною интерпункціею: ἄνευ κυβερνήτου διατελῶν ἐν πελάγει, χρόνον οὐ μακρὸν βίον θέων. По этой интерпункціи, съ одной стороны, къ глаголу θέων относятся два различныхъ винительныхъ, что заставило Стефана βίον измѣнить въ βιοῦ, а съ другой — причастіе διατελῶν остается безъ сказуемаго, что придаетъ ему значеніе крайне неопредѣленное. Чтобы затемненный этимъ смыслъ рѣчи представить съ надлежащею ясностію, я слово χρόνον отношу къ причастію διατελῶν и отдѣляю его запятою.
  2. Этотъ стихъ взятъ изъ Омирова Маргиса и, по мнѣнію Васенберга (ad vitam Homeri p. 11), читаемъ былъ такъ: πολλά μὲν ᾔδεεν ἔργα, κακῶς δὲ μάλ᾽ ᾔδεε πάντα. Но такъ какъ ясный смыслъ этого стиха не подтверждалъ мысли Сократа, что науки часто бываютъ безполезны, даже вредны; то онъ слова поэта лукаво извращаетъ и полагаетъ, что подъ словомъ худо (κακῶς) поэтъ разумѣлъ худое, а подъ словомъ узналъ — знать; какъ будто бы, то-есть, значеніе стиха было таково: πολλὰ μὲν ἠπίστατο ἐργα, κακὸν δὲ ἐπίστασθαι πάντα (αὐτῷ ἧν), —

    Много зналъ онъ вещей, но вещи все были худыя.

Тот же текст в современной орфографии

бо́льшие от всего этого погрешности. В самом деле, кто приобрел так называемое многознание и многонаучность, и увлекается каждою из наук, а беден этим знанием; тот, по всей справедливости, не подвергается ли сильной буре и, проводя время на море без кормчего[1], надолго ли, B. думаю, сохраняет жизнь? Так-то и здесь, по моему мнению, сбывается изречение поэта, который, укоряя кого-то, говорит:

Много узнал он вещей, но узнал всё это худо[2].

Алк. Да каким же образом, Сократ, идет сюда это изречение поэта? Ведь оно, мне кажется, здесь вовсе не кстати.

Сокр. Напротив, очень кстати; только оно сказано загадочно, почтеннейший, как говорят — и этот, и почти все поэты. Ведь всякая поэзия по природе загадочна, и не каждому встречному понять ее. Да и кроме того, что поэзия по природе такова, — она, прививаясь к человеку C. завистливому, который хочет не выказывать нам, а сколько можно более скрывать свою мудрость, является делом уже чрезвычайно неразгаданным, — что такое разумеется у

————————————

  1. Проводя время на море без кормчего, надолго ли, думаю сохраняет жизнь? В подлиннике эти слова стоят с иною интерпункциею: ἄνευ κυβερνήτου διατελῶν ἐν πελάγει, χρόνον οὐ μακρὸν βίον θέων. По этой интерпункции, с одной стороны, к глаголу θέων относятся два различных винительных, что заставило Стефана βίον изменить в βιοῦ, а с другой — причастие διατελῶν остается без сказуемого, что придает ему значение крайне неопределенное. Чтобы затемненный этим смысл речи представить с надлежащею ясностью, я слово χρόνον отношу к причастью διατελῶν и отделяю его запятою.
  2. Этот стих взят из Омирова Маргиса и, по мнению Васенберга (ad vitam Homeri p. 11), читаем был так: πολλά μὲν ᾔδεεν ἔργα, κακῶς δὲ μάλ᾽ ᾔδεε πάντα. Но так как ясный смысл этого стиха не подтверждал мысли Сократа, что науки часто бывают бесполезны, даже вредны; то он слова поэта лукаво извращает и полагает, что под словом худо (κακῶς) поэт разумел худое, а под словом узнал — знать; как будто бы, то есть, значение стиха было таково: πολλὰ μὲν ἠπίστατο ἐργα, κακὸν δὲ ἐπίστασθαι πάντα (αὐτῷ ἧν), —

    Много знал он вещей, но вещи всё были худые.