Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/174

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
169
ВВЕДЕНІЕ.

кой предѣлъ; потому что иначе оно не имѣло бы совершенной полноты, было бы ἀτελεύτητον. Сюда же, безъ сомнѣнія, относится и то, что сущее у Парменида почитается шаровиднымъ, поколику, то есть, оно само въ себѣ совершенно (v. 103 sqq.): Αὐτὰρ ἐπεὶ πεῖρας πύματον τετελεσμένον ἐστὶν, Πάντοθεν εὐκύκλου σφαίρης ἐναλίγκιον ὄγκῳ, Μεσσόθεν ἰσοπαλὲς πάντῃ· τὸ γὰρ οὔτε τι μεῖζον, Οὔτε τι βαιότερον πελέμεν χρεών ἐστιν τῇ ἣ τῇ. Οὔτε γὰρ οὐκ ἐόν ἐστιν, τό κεν παύοι μιν ἱκεῖσθαι Εἰς ὁμόν, οὐτ᾽ ἐόν ἐστιν ὅπως εἴη κεν ἐόντος Τῇ μᾶλλον, τῇ δ᾽ ἦσσον· ἐπεὶ πᾶν ἐστὶν ἄσυλον, ἦ γὰρ παντόθεν ἶσον ὁμῶς ἐν πείρασι κυρεῖ. Это мѣсто можно понимать не иначе, какъ такъ, что Парменидъ представлялъ себѣ міръ въ шаровидной формѣ. А что свое сущее почиталъ онъ конечнымъ и ограниченнымъ, то эта мысль, можно думать, образовалась у него подъ вліяніемъ пиѳагорейской идеи о безпредѣльномъ, опредѣляющемъ и смѣшанномъ. Догадка наша тѣмъ вѣроятнѣе, что въ отрывкахъ стихотвореній элейскаго философа нѣтъ ничего, противорѣчущаго этой мысли, и что Аристотель ясно приписываетъ ему τὸ ὄν, какъ ἄπειρον и πεπερασμένον: «Парменидъ говоритъ, что все — одно и безродно (ἀγέννητον), хотя и ограничено (Phys. I, 2, p. 8). По Мелиссу, оно безпредѣльно, а по Пармениду, ограничено» (Phys. III, 16, p. 57). Къ тому же Страбонъ (libr. VI in.) Парменида и Зенона называетъ ἄνδρας Πυθαγορείους, и Парменидъ, по свидѣтельству Сотіона, у Діог. Лаэрція (IX, 21), былъ въ дружеской связи съ пиѳагорейцами Аминіемъ и Дрохесомъ. То же самое подтверждаетъ и Проклъ (Comm. in Parmenid. T. IV, p. 5): «На этотъ праздникъ, говоритъ онъ, Парменидъ и Зенонъ отправились въ Аѳины. Парменидъ былъ учитель, Зенонъ — ученикъ, — оба элейцы; мало того, оба держались пиѳагорейской школы, какъ разсказываетъ, кажется, и Каллимахъ»[1].

  1. Разумѣется Каллимахъ киринейскій, знаменитый грамматикъ, многими и прекрасными сочиненіями пролившій не мало свѣта на исторію философіи. Ionsius, De scriptis Phil. II, c. V, p. 133 sqq.
Тот же текст в современной орфографии

кой предел; потому что иначе оно не имело бы совершенной полноты, было бы ἀτελεύτητον. Сюда же, без сомнения, относится и то, что сущее у Парменида почитается шаровидным, поколику, то есть, оно само в себе совершенно (v. 103 sqq.): Αὐτὰρ ἐπεὶ πεῖρας πύματον τετελεσμένον ἐστὶν, Πάντοθεν εὐκύκλου σφαίρης ἐναλίγκιον ὄγκῳ, Μεσσόθεν ἰσοπαλὲς πάντῃ· τὸ γὰρ οὔτε τι μεῖζον, Οὔτε τι βαιότερον πελέμεν χρεών ἐστιν τῇ ἣ τῇ. Οὔτε γὰρ οὐκ ἐόν ἐστιν, τό κεν παύοι μιν ἱκεῖσθαι Εἰς ὁμόν, οὐτ᾽ ἐόν ἐστιν ὅπως εἴη κεν ἐόντος Τῇ μᾶλλον, τῇ δ᾽ ἦσσον· ἐπεὶ πᾶν ἐστὶν ἄσυλον, ἦ γὰρ παντόθεν ἶσον ὁμῶς ἐν πείρασι κυρεῖ. Это место можно понимать не иначе, как так, что Парменид представлял себе мир в шаровидной форме. А что свое сущее почитал он конечным и ограниченным, то эта мысль, можно думать, образовалась у него под влиянием пифагорейской идеи о беспредельном, определяющем и смешанном. Догадка наша тем вероятнее, что в отрывках стихотворений элейского философа нет ничего, противоречущего этой мысли, и что Аристотель ясно приписывает ему τὸ ὄν, как ἄπειρον и πεπερασμένον: «Парменид говорит, что всё — одно и безродно (ἀγέννητον), хотя и ограничено (Phys. I, 2, p. 8). По Мелиссу, оно беспредельно, а по Пармениду, ограничено» (Phys. III, 16, p. 57). К тому же Страбон (libr. VI in.) Парменида и Зенона называет ἄνδρας Πυθαγορείους, и Парменид, по свидетельству Сотиона, у Диог. Лаэрция (IX, 21), был в дружеской связи с пифагорейцами Аминием и Дрохесом. То же самое подтверждает и Прокл (Comm. in Parmenid. T. IV, p. 5): «На этот праздник, говорит он, Парменид и Зенон отправились в Афины. Парменид был учитель, Зенон — ученик, — оба элейцы; мало того, оба держались пифагорейской школы, как рассказывает, кажется, и Каллимах»[1].

——————

  1. Разумеется Каллимах киринейский, знаменитый грамматик, многими и прекрасными сочинениями проливший не мало света на историю философии. Ionsius, De scriptis Phil. II, c. V, p. 133 sqq.
{{{1}}}Соч. Плат. Т. VI.22