Страница:Сочинения графа Л. Н. Толстого. Ч. 10 (1880).djvu/347

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
  
— 346 —

что искусство не терпитъ спора и разсужденій. А при картинѣ Иванова, для вѣрующаго и для невѣрующаго является вопросъ: Богъ это, или не Богъ? и разрушаетъ единство впечатлѣнія.

— Почему же? Мнѣ кажется, что для образованныхъ людей, — сказалъ Михайловъ, — спора уже не можетъ существовать.

Голенищевъ не согласился съ этимъ и, держась своей первой мысли о единствѣ впечатлѣнія, нужнаго для искусства, разбилъ Михайлова.

Михайловъ волновался, но не умѣлъ ничего сказать въ защиту своей мысли.


XII.


Анна съ Вронскимъ уже давно переглядывались, сожалѣя объ умной говорливости своего пріятеля; наконецъ Вронскій перешелъ, не дожидаясь хозяина, къ другой небольшой картинѣ.

— Ахъ, какая прелесть, что за прелесть! Чудо! Какая прелесть! — заговорили они въ одинъ голосъ.

«Что̀ имъ такъ понравилось?» подумалъ Михайловъ. Онъ и забылъ про эту, три года тому назадъ писанную, картину. Забылъ всѣ страданія и восторги, которые онъ пережилъ съ этою картиной, когда она нѣсколько мѣсяцевъ одна неотступно день и ночь занимала его, забылъ, какъ онъ всегда забывалъ про оконченныя картины. Онъ не любилъ даже смотрѣть на нее, и выставилъ только потому, что ждалъ Англичанина, желавшаго купить ее.

— Это такъ, этюдъ давнишній, — сказалъ онъ.

— Какъ хорошо! — сказалъ Голенищевъ, тоже очевидно искренно подпавшій подъ прелесть картины.

Два мальчика въ тѣни ракиты ловили удочками рыбу.