Страница:Тимей и Критий (Платон, Малеванский).pdf/300

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
21

купола, а вокругъ — статуи ста Нереидъ (сидящихъ) на дельфинахъ[1], ибо люди того времени думали, что именно столько ихъ есть. Кромѣ того было тутъ много и другихъ статуй-пожертвованій отъ частныхъ лицъ. На дворѣ же вокругъ храма стояли золотыя статуи и женъ и всѣхъ тѣхъ, которые родились отъ десяти (первыхъ) царей и кромѣ того многія другія дорогія пожертвованія и отъ царей и отъ частныхъ людей изъ своей ли страны, или изъ другихъ подвластныхъ ей мѣстъ. Этому великолѣпію конечно соотвѣтствовалъ и жертвенникъ какъ по величинѣ своей, такъ и по отдѣлкѣ, а равно и дворецъ царскій (въ томъ и другомъ отношеніи) имѣлъ соотвѣтствіе какъ съ громадностію царства, такъ и съ величественною обстановкою храма. Далѣе, что касается источниковъ, которые не только давали воду въ чрезвычайномъ изобиліи, но и воду удивительную по своимъ дѣйствіямъ при пользованіи ею, притомъ одинъ — холодную, другой — теплую, то вотъ какъ съ ними они (цари) распорядились: обсадили ихъ деревьями соотвѣтственными (по своимъ свойствамъ) съ водами ихъ, и устроили кругомъ водохранилища — одни йодъ открытымъ небомъ (съ холодною водою — для лѣта), другія же (предназначенныя) для теплаго

    разсѣкающимъ бурныя волны. Но, по представленію Грека, и то и другое управленіе, — управленіе свирѣпыми конями и управленіе яростными волнами — одинаково не совмѣстимы съ полнымъ спокойствіемъ в благодушіемъ, и вотъ почему, какъ выражается Платонъ, образъ Посейдона имѣлъ въ чертахъ своихъ нѣчто варварское. Образъ ето и у грековъ не имѣлъ величаваго спокойствія Зевса: черты лица у него всегда были угловатыя и искаженныя гнѣвомъ, волосы взъерошенные и перепутанные, всѣ мускулы напряженные.

  1. Нереиды — морскія добрыя нимфы, родившіяся отъ океаиянки Доряды и морсваго сѣдовласаго старца Нерея — сына Понта и Гэи (θεογ. 253). Гезіодъ насчитываетъ ихъ 50, а Гомеръ 31, но съ прибавленіемъ, что ихъ есть еще гораздо больше (П. 18, 97). Очевь можетъ быть, что въ болѣе древнее время ихъ насчитывали цѣлую сотню. Нереилы — это олицетвореніе не свирѣпыхъ, а умѣренныхъ волнъ морскихъ и разныхъ качествъ моря, благопріятствующихъ плаванію, какъ это показываютъ самыя имена ихъ Κυμοδβκη, ΚομοΟόη Ίπποθόη, 'Ιππονόη, Λειαγόρη, Εύαγόρη, Κυματολ{γη, Ταληνη, Ευλιμένη, Ψαμάθη, Νηαω, Ευπόμπη и τ. под. На изображеніяхъ ихъ везутъ или Тритоны въ колесницахъ, или чаще всего дельфины на своихъ спинахъ, потому что вмѣстѣ съ волнами весьма часто сопутствуютъ въ морѣ кораблямъ я неотвязные дельфины.
Тот же текст в современной орфографии

купола, а вокруг — статуи ста Нереид (сидящих) на дельфинах[1], ибо люди того времени думали, что именно столько их есть. Кроме того было тут много и других статуй-пожертвований от частных лиц. На дворе же вокруг храма стояли золотые статуи и жен и всех тех, которые родились от десяти (первых) царей и кроме того многие другия дорогия пожертвования и от царей и от частных людей из своей ли страны, или из других подвластных ей мест. Этому великолепию конечно соответствовал и жертвенник как по величине своей, так и по отделке, а равно и дворец царский (в том и другом отношении) имел соответствие как с громадностью царства, так и с величественною обстановкою храма. Далее, что касается источников, которые не только давали воду в чрезвычайном изобилии, но и воду удивительную по своим действиям при пользовании ею, притом один — холодную, другой — теплую, то вот как с ними они (цари) распорядились: обсадили их деревьями соответственными (по своим свойствам) с водами их, и устроили кругом водохранилища — одни йод открытым небом (с холодною водою — для лета), другие же (предназначенные) для теплого

    рассекающим бурные волны. Но, по представлению Грека, и то и другое управление, — управление свирепыми конями и управление яростными волнами — одинаково не совместимы с полным спокойствием в благодушием, и вот почему, как выражается Платон, образ Посейдона имел в чертах своих нечто варварское. Образ ето и у греков не имел величавого спокойствия Зевса: черты лица у него всегда были угловатые и искаженные гневом, волосы взъерошенные и перепутанные, все мускулы напряженные.

  1. Нереиды — морские добрые нимфы, родившиеся от океаиянки Доряды и морсвого седовласого старца Нерея — сына Понта и Гэи (θεογ. 253). Гезиод насчитывает их 50, а Гомер 31, но с прибавлением, что их есть еще гораздо больше (П. 18, 97). Очевь может быть, что в более древнее время их насчитывали целую сотню. Нереилы — это олицетворение не свирепых, а умеренных волн морских и разных качеств моря, благоприятствующих плаванию, как это показывают самые имена их Κυμοδβκη, ΚομοΟόη Ίπποθόη, 'Ιππονόη, Λειαγόρη, Εύαγόρη, Κυματολ{γη, Ταληνη, Ευλιμένη, Ψαμάθη, Νηαω, Ευπόμπη и τ. под. На изображениях их везут или Тритоны в колесницах, или чаще всего дельфины на своих спинах, потому что вместе с волнами весьма часто сопутствуют в море кораблям я неотвязные дельфины.