Страница:Троллоп - Золотой лев в Гронпере.djvu/132

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


— 128 —

Когда Михаилъ Фоссъ называлъ Марію ея полнымъ именемъ, тогда это было вѣрнымъ признакомъ его дурнаго расположенія духа. Какъ только Урмандъ исчезъ, онъ, тяжело ступая, отправился наверхъ, чтобы отыскать строптивую, непослушную дѣвушку. Онъ нашелъ ее въ спальни, гдѣ она все еще, въ томъ же положеніи, сидѣла на своей кровати. Увидѣвъ его еще издали, Марія поспѣшила къ нему на встрѣчу и горячо поцѣловала его руку.

— Дядя Михаилъ, — умоляла она его, — прошу тебя будь добръ и пожалѣй меня.

— Какъ хороши мои намѣреніи, въ отношеніи тебя это я кажется, довольно ясно доказываю.

— Милый дядя! Тебѣ извѣстно, до какой степени ты мнѣ дорогъ и что для тебя, никакая жертва не показалась бы мнѣ слишкомъ тяжелою; но умоляю, не требуй отъ меня только этого одного! — Она нѣжно обняла его и подставила ему губы для поцѣлуя, но онъ отвернулся и не хотѣлъ принять ея ласки.

— О! — простонала тогда Марія, — ты продолжаешь быть жестокимъ ко мнѣ — тогда я должна уйти — уйти отсюда!

— Что за ложныя понятія Марія! Тебѣ можно уйти отсюда, только къ мужу. Куда же иначе пошла бы ты?

— Ахъ, пе все ли равно, куда идти?

— Марія согласись быть женою Урманда и все будетъ забыто!

Молодая дѣвушка ничего не отвѣтила на это. Михаилъ заключилъ, изъ ея молчанія, что если хорошо возьмется за дѣло, то ему вѣрно удастся уговорить ее и не зналъ только дѣйствовать ли добромъ иди строгостью. Посмотрѣвъ на нее, она показалась ему такою нѣжною, преданною, что и дало ему право думать скорѣе всего достигнуть цѣли ласкою, Вслѣдствіе этого рѣшенія онъ обнялъ и поцѣловалъ ее.

— Ахъ милый, добрый дядя Михаилъ, — просила она, — дорогой дядя, скажи, что ты согласенъ пощадить меня!

— Дорогое дитя мое, пойми, наконецъ, что я желаю этотъ бракъ, для твоего же блага.


Тот же текст в современной орфографии

Когда Михаил Фосс называл Марию её полным именем, тогда это было верным признаком его дурного расположения духа. Как только Урманд исчез, он, тяжело ступая, отправился наверх, чтобы отыскать строптивую, непослушную девушку. Он нашел ее в спальни, где она всё еще, в том же положении, сидела на своей кровати. Увидев его еще издали, Мария поспешила к нему на встречу и горячо поцеловала его руку.

— Дядя Михаил, — умоляла она его, — прошу тебя будь добр и пожалей меня.

— Как хороши мои намерении, в отношении тебя это я кажется, довольно ясно доказываю.

— Милый дядя! Тебе известно, до какой степени ты мне дорог и что для тебя, никакая жертва не показалась бы мне слишком тяжелою; но умоляю, не требуй от меня только этого одного! — Она нежно обняла его и подставила ему губы для поцелуя, но он отвернулся и не хотел принять её ласки.

— О! — простонала тогда Мария, — ты продолжаешь быть жестоким ко мне — тогда я должна уйти — уйти отсюда!

— Что за ложные понятия Мария! Тебе можно уйти отсюда, только к мужу. Куда же иначе пошла бы ты?

— Ах, пе всё ли равно, куда идти?

— Мария согласись быть женою Урманда и всё будет забыто!

Молодая девушка ничего не ответила на это. Михаил заключил, из её молчания, что если хорошо возьмется за дело, то ему верно удастся уговорить ее и не знал только действовать ли добром иди строгостью. Посмотрев на нее, она показалась ему такою нежною, преданною, что и дало ему право думать скорее всего достигнуть цели ласкою, Вследствие этого решения он обнял и поцеловал ее.

— Ах милый, добрый дядя Михаил, — просила она, — дорогой дядя, скажи, что ты согласен пощадить меня!

— Дорогое дитя мое, пойми, наконец, что я желаю этот брак, для твоего же блага.