Страница:Федон (Платон, Лебедев).pdf/21

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
20

лософа вообще не имѣютъ предметомъ тѣла, что онъ уклоняется отъ этого рода заботъ, сколько только возможно, и обращаетъ ихъ въ душѣ?

— Я такъ думаю.

— Итакъ, не ясно ли отсюда, что философъ во всѣхъ подобныхъ предметахъ, преимущественно передъ другими людьми, освобождаетъ душу, насколько это возможно, отъ общенія съ тѣломъ?

— Очевидно.

— Между тѣмъ, любезный Симмій, большая часть людей смотритъ на дѣло такъ, что тѣмъ, которые не видятъ ничего пріятнаго въ подобнаго рода предметахъ или лишены обладанія ими, не стоитъ и жить, а человѣкъ, не дорожащій чувственными удовольствіями источникомъ которыхъ служитъ тѣло, представляется имъ какъ будто уже умершимъ.

— Ты говоришь какъ нельзя болѣе справедливо.

X. — Ну, а въ пріобрѣтеніи знанія 26) служитъ ли

тѣло препятствіемъ или нѣтъ, если его принимаютъ соучастникомъ при изслѣдованіи? Я разумѣю вотъ что: передаютъ ли зрѣніе и слухъ что нибудь людямъ безобманчиво, или же поэты правы, постоянно твердя 27), что мы ничего не слышимъ и не видимъ съ достовѣрностью? А если эти тѣлесныя чувства не вполнѣ безошибочны, тѣмъ менѣе безошибочны остальныя, потому что всѣ они сравнительно низшаго достоинства. Не такъ ли?

— Совершенно такъ, сказалъ Симмій.

— Итакъ, продолжалъ Сократъ, когда же душа доходитъ до познанія истины? Потому что въ то время когда она изслѣдуетъ что нибудь съ помощію тѣ


Тот же текст в современной орфографии

лософа вообще не имеют предметом тела, что он уклоняется от этого рода забот, сколько только возможно, и обращает их в душе?

— Я так думаю.

— Итак, не ясно ли отсюда, что философ во всех подобных предметах, преимущественно перед другими людьми, освобождает душу, насколько это возможно, от общения с телом?

— Очевидно.

— Между тем, любезный Симмий, большая часть людей смотрит на дело так, что тем, которые не видят ничего приятного в подобного рода предметах или лишены обладания ими, не стоит и жить, а человек, не дорожащий чувственными удовольствиями источником которых служит тело, представляется им как будто уже умершим.

— Ты говоришь как нельзя более справедливо.

X. — Ну, а в приобретении знания 26) служит ли

тело препятствием или нет, если его принимают соучастником при исследовании? Я разумею вот что: передают ли зрение и слух что-нибудь людям безобманчиво, или же поэты правы, постоянно твердя 27), что мы ничего не слышим и не видим с достоверностью? А если эти телесные чувства не вполне безошибочны, тем менее безошибочны остальные, потому что все они сравнительно низшего достоинства. Не так ли?

— Совершенно так, сказал Симмий.

— Итак, продолжал Сократ, когда же душа доходит до познания истины? Потому что в то время когда она исследует что-нибудь с помощию те