Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/556

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 546 —

бреніе Сакена, поступилъ на такъ называемую свитскую конюшню, откуда выдавались лошади пріѣзжимъ адъютантамъ. Прослуживъ два года подъ свитскимъ сѣдломъ, Елизаветградъ всетаки не потерялъ своей цѣны, такъ какъ адъютантъ гр. Никитина упросилъ Бюлера уступить ему лошадь за ту же цѣну.

Въ полку я не нуждался въ собственной верховой лошади, такъ какъ ѣздилъ на красивомъ сѣромъ Арлекинѣ. Но въ гвардію я желалъ явиться исправнымъ офицеромъ. Телѣга, которая могла бы проѣхать съ кладью двѣ тысячи верстъ отъ Крылова и до Краснаго села, должна была быть весьма прочна, и отправка четырехъ лошадей и двухъ проводниковъ требовала значительныхъ издержекъ. Да если бы и были деньги, то всетаки необходимо было распродать экипажи и лишнюю четверку лошадей, хотя бы и за полцѣны — за 300 руб. Но наши штабные офицеры не держали лошадей, и найти въ короткое время покупателя было немыслимо. Не имѣя причины скрывать отъ добрыхъ Романовыхъ своего затрудненія, я однажды не безъ удивленія и радости услыхалъ отъ Владиміра Павловича о желаніи его воспользоваться случаемъ дешевой покупки моихъ вещей. Не смотря на дѣйствительно дешевую оцѣнку имущества, я и понынѣ увѣренъ, что главной побудительной причиной немедленной выдачи причитающейся мнѣ суммы было желаніе Романовыхъ выручить меня изъ бѣды. При отношеніяхъ нашей семьи къ отцу, безъ любезнаго участія Романовыхъ переходъ мой въ гвардію состояться не могъ, а потому вся послѣдующая жизнь должна бы была сложиться другими образомъ.

При сдачѣ полка намъ съ Бюлеромъ приходилось сопровождать кн. Голицына въ третій дивизіонъ, и за три дня до поѣздки Вейнбергъ явился ко мнѣ съ приглашеніемъ къ обѣду для полковыхъ командировъ. Однако, Карлъ Ѳедоровичъ по добротѣ своей избавилъ меня отъ этой поѣздки, взявъ лично мой портфель.

О дальнѣйшей судьбѣ Вейнберга я слышалъ слѣдующее. Не знаю, какого рода столкновеніе произошло между имъ и моимъ бывшимъ товарищемъ Романовичемъ, послѣ Крымской кампаніи, когда кирасиры двинулись къ югу, а я съ