Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/557

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 547 —

лейбъ-гвардіи уланскимъ полкомъ выступилъ къ Балтійскому порту. Дѣло въ томъ, что свѣтлѣйшій князь Голицынъ предложилъ обоимъ по окончаніи кампаніи подать въ отставку. Романовичъ года черезъ два после того умеръ, а Вейнбергъ, воспользовавшись гвардейскими связями, получилъ мѣсто полицеймейстера въ Одессѣ. Здѣсь онъ щеголялъ своими выѣздами, красотою и нарядами жены. Соображать его матеріальныя средства со внѣшней обстановкой никому не приходило въ голову. Все въ городѣ шло обычной чередой; но по временамъ стали возникать небывалыя явленія. Начали пропадать молодыя красавицы дѣвушки, и всѣ поиски полиціи оставались безплодными.

Однажды богатый банкиръ, приходившій въ отчаяніе по случаю пропажи красавицы дочери, получилъ отъ своего пріятеля слѣдующее письмо изъ Константинополя:

Проходя третьяго дня по невольничьему рынку, я заметилъ дѣвушку, которой черты показались мнѣ знакомыми. Заговоривши съ нею сперва по французски, а затѣмъ по немецки, я узналъ, что она твоя дочь, и о своей судьбѣ она разсказала слѣдующее: подъ предлогомъ посѣщенія больной, она была съ вечера задержана въ глухомъ переулкѣ на неизвѣстной ей квартирѣ, усыплена и ночью перевезена на отходящій въ Константинополь пароходъ, причемъ прибавила, что когда въ лодкѣ она очнулась и стала звать на помощь, полицейский служитель зажалъ ей ротъ и крикнулъ гребцами грести дружнѣе. Торговецъ, выставившій дѣвушку на продажу, заявилъ, что эта невольница дорогая, и я заплатилъ за нее на русскія деньги 3 тыс. руб. Въ настоящую минуту она у меня, и я жду твоихъ распоряженій насчетъ ея переѣзда въ Одессу.

Твой NN
.

Когда содержаніе этого письма, ставши общеизвѣстнымъ, объяснило исчезновеніе прочихъ жертвъ незаконной продажи, Вейнбергъ выстрѣлилъ себѣ въ лобъ изъ пистолета, и такъ какъ ожидали его смерти, то и самое дѣло прекратилось.

Но какимъ-то чудомъ рана Вейнберга оказалась не смертельной, и онъ выздоровѣлъ. Оставивши службу, онъ переѣхалъ въ Петербургъ по желанію жены. Здѣсь во время моего