Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/64

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 54 —

первоначальной грамотѣ и французскому языку. Съ Борисовскими дѣтьми прибылъ въ Новоселки ихъ дядька, черномазый и кудрявый Максимъ, который, принося своимъ барченкамъ утромъ вычищенные сапоги, поперемѣнно выкрикивалъ: „Петръ Петровичъ или: Иванъ Петровичъ, извольте вставать, се ляръ де парле едекриръ. корректеманъ“.

Въ силу этого изреченія, Сергѣй Мартыновичъ обозвалъ Максима „Селярдепарле“, и это имя осталось за нимъ окончательно. Съ Николинькой Борисовымъ прибылъ и его клеперъ, на которомъ онъ ежедневно катался.

Пребываніе у насъ Борисовыхъ продолжалось до поздней осени, когда, по раскрытіи, наказаніи и ссылкѣ убійцъ, все дѣло было покончено. Тогда только впервые я услыхалъ имя молодаго и красиваго сосѣда, владѣльца села Воинъ, Петра Петровича Новосильцова, служившаго адъютантомъ у московскаго генералъ-губернатора князя Голицына. Видно, молодая вдова Борисова обладала искусствомъ заслужить вниманіе нужныхъ ей людей. Къ зимѣ Николай былъ отданъ въ Москву въ частный пансіонъ Кистера, а три брата его въ кадетскій корпусъ. Вслѣдъ за удаленіемъ осиротѣвшаго семейства изъ нашего дома языки домашнихъ развязались, и повѣсть объ убійствѣ въ сосѣдней и близко знакомой средѣ разрослась въ цѣлую поэму, въ которой всякій старался помѣстить новую подробность или оттѣнокъ. Я не въ состояній теперь указать на отдѣльные источники стоустой молвы, а могу только въ общихъ чертахъ передать дошедшее до моего дѣтскаго слуха. Ни отъ отца, ни отъ матери, ни отъ дяди я никогда ни слова не слыхалъ о потрясающемъ событіи.

Даже въ бытность мою студентомъ, я не разъ при распросѣ о дорогѣ въ Фатьяново слыхалъ отъ окрестныхъ крестьянъ вмѣсто отвѣта на вопросъ „къ Борисову?“ вопросъ: къ „забалованному?“ это было обычное имя Петра Яковлевича у сосѣднихъ крестьянъ. Понятно, что сосѣднимъ помѣщикамъ, не соприкасавшимся со сферами лакейскихъ и дѣвичьихъ, знакома была только забавная сторона Борисова. Такъ во время моего студенчества проживавший въ Москвѣ у Большаго Вознесенія и баловавшій меня Семенъ Николаевичъ Шеншинъ часто говаривалъ: „веселый человѣкъ былъ покойный Петръ