Страница:Фет, Афанасий Афанасьевич. Ранние годы моей жизни.djvu/89

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 79 —

обѣдомъ Петръ Петровичъ, то не останавливайтесь съ дѣтьми въ Москвѣ; тутъ вамъ ихъ помѣстить некуда. И вы, такъ же какъ и я, не располагаете отдать сына въ кадетскій корпусъ, да и женскіе институты наилучшіе въ Петербургѣ. Поэтому поѣзжайте въ Петербургъ и обратитесь тамъ къ брату Николаю Петровичу; онъ завѣдуетъ институтами и будетъ сердечно радъ служить вамъ, а насчетъ сына обратитесь къ нашему земляку Жуковскому; онъ тоже дастъ вамъ наилучшій совѣтъ и сдѣлаетъ все отъ него зависящее.

На другой день, пока отецъ ѣздилъ хлопотать въ опекунскій совѣтъ, я вздумалъ навѣстить въ академіи бывшаго своего учителя Петра Ивановича; а какъ деньги по милости дяди у меня были, то я попросилъ Илью Аѳанасьевича нанять мнѣ извощика въ академію.

— Извощикъ, извощикъ! закричалъ Илья Аѳанасьевичъ, когда мы сошли на крыльцо гостинницы. — Что возьмешь въ Иже-херувимскую академію?

За двугривенный санки подвезли меня къ желѣзной калиткѣ академіи на Рождественкѣ, и мы радостно бросились съ Петромъ Ивановичемъ другъ другу въ объятія. Петръ Ивановичъ даже явился къ намъ обѣдать въ гостинницу.

На другой день тѣмъ же порядкомъ, какъ до сихъ поръ, т. е. на сдаточныхъ съ своими замороженными щами и скороспѣлыми обѣдами приготовленія Аѳанасія по постоялымъ дворамъ, — потянулись мы къ Петербургу. Тутъ утромъ и вечеромъ по длиннымъ деревнямъ, въ которыхъ каждый дворъ исполнялъ должность постоялаго, происходила одна и та же продѣлка: кибитка останавливалась передъ крыльцомъ двора, и Аѳанасій или Илья, отстегивая край кожи, снявъ шапку, спрашивалъ отца: „прикажете спросить?“ „Спроси, говорилъ отецъ, да смотри, чтобъ не было угару“.

Минуты черезъ двѣ слуга возвращался съ донесеніемъ, что хозяинъ меньше пятиалтыннаго за самоваръ не беретъ.

— Ну, чтожь ты, дуракъ, меня безпокоишь? Ступай дальше, ищи въ гривенникъ и сливки въ пять копѣекъ.

За вновь уходящимъ слугой передвигались, и наши повозки къ другому постоялому двору, и это продолжалось до тѣхъ поръ, пока слуги кричали: „пожалуйте!“ Тогда вноси-