Страница:Чюмина Стихотворения 1884-1888.pdf/251

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Но, Боже, если въ мракъ ужасный, замогильный

Укоры совѣсти закрались, какъ змѣя,—

Знай, мой возлюбленный, виной тому не я!

Съ любовью нѣжною тебѣ я все простила,

И даже, даже къ ней, которая сгубила

Тебя, въ душѣ моей нѣтъ ревности, повѣрь!

(Справа слышенъ шумъ).

Но что(!) я слышу? Звукъ почти неуловимый

Ключа въ замкѣ!.. Шаги!.. Такъ здѣсь скрывалась дверь

Секретная! Какой-то страхъ невыразимый

Овладѣваетъ мной... Въ глухую ночь... одна!

(Направо медленно открывается дверь, скрытая подъ обоями).

Сюда идутъ. Скорѣй. Я спрятаться должна!

(Берта(!разр) скрывается за ширмой, оставаясь видимой для публики.— Ренэ,(!разр) подъ вуалью и сильно взволнованная, входитъ на сцену и останавливается, опираясь въ изнеможеніи на спинку кресла).


СЦЕНА III.

Берта (спрятанная) и Ренэ.

РЕНЭ.

Не лучше-ль было-бъ мнѣ лежать на днѣ могилы,

Чѣмъ вновь придти сюда, въ твое жилище, милый?

Меня здѣсь не было съ тобою въ скорбный часъ

Агоніи, когда безвременно угасъ

Сіявшій на челѣ твоемъ высокій геній.

Ты вынесъ одинокъ всѣ ужасы мученій

Предсмертныхъ, а теперь, когда-бъ увидѣлъ ты,

Что подъ защитою глубокой темноты

Прокралась я, дрожа, какъ прежде въ мигъ свиданья,

И еслибъ зналъ, зачѣмъ явилась я сюда—