Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/170

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
— 166 —


органическою потребностію; въ семъ значеніи оказывается оно вокругъ рта, руководствуя животное къ распознанію пищи; змѣямъ служитъ для сего ихъ подвижной языкъ, замѣняющій у нихъ мягкія губы у щупальца. Мышцы, студенистаго состава, мало окрашены и весьма раздражительны. Костякъ (скелетъ) представляетъ большое разнообразіе; число шейныхъ позвонковъ измѣняется отъ 2 до 9; верхняя челюсть подвижна у змѣй и ящерицъ. Легкихъ — мѣшкообразныхъ и съ широкими клѣточками — обыкновенно бываетъ два. Голосъ выражается шипѣніемъ и звукомъ, похожимъ на свистъ; звучный голосъ лягушекъ зависитъ отъ особенныхъ, боковыхъ расширеній гортани. Грудь съ брюхомъ составляетъ у нихъ одну полость. Сердце имѣетъ одинъ желудочекъ, одно (лягушкообразныя) или два ушка (черепахи, ящерицы, змѣи); отъ сего только часть крови, приносимой въ сердце, посылается въ легкія, другая же ея часть возвращается тѣлу, не пришедши въ соприкосновеніе съ дыхательнымъ орудіемъ. Малый объемъ лёгочныхъ сосудовъ позволяетъ гадамъ пріостанавливать дыханіе безъ остановки кровообращенія; потому-то остаются они подъ водою гораздо долѣе, нежели теплокровныя животныя. Кишечный каналъ короткій; глотка объемомъ равняется желудку. Размноженіе гадовъ происходитъ большею частію посредствомъ яицъ; немногіе раждаютъ живыхъ дѣтенышей. Гады не высиживаютъ своихъ яицъ: попеченіе о дѣтенышахъ едва замѣтно у нѣкоторыхъ изъ нихъ. Въ наружномъ видѣ представляютъ они большое разнообразіе: имѣющіе 4 конечности, являютъ, съ перваго взгляда, нѣкоторое сходство съ млекопитающими. Болѣе 4 конечностей и болѣе 5 пальцевъ у гадовъ не бываетъ; у иныхъ видны только двѣ, у многихъ (змѣи) вовсе нѣтъ конечностей; рукообразное размѣщеніе пальцевъ замѣтно у хамелеона (см. это слово). Гады пресмыкаются и плаваютъ; одна малочисленная порода (см. Драконъ) порхаетъ. Вообще строеніе тѣла гадовъ гораздо разнообразнѣе, нежели теплокровныхъ животныхъ: въ нихъ можно слѣдить всѣ возможныя измѣненія общаго закона, на коемъ основана статья позвоночныхъ животныхъ. Въ животномъ царствѣ они представляютъ какъ бы вброшенное звено, вызванное Природою изъ ничтожества, дабы служить переходомъ отъ рыбъ къ теплокровнымъ животнымъ. Между частями ихъ тѣла не усматриваемъ той связи и того взаимнаго отношенія, которыя такъ явственны у теплокровныхъ. Средоточные (центральные) и окружные (периферическіе) органы гадовъ представляютъ совершенную противоположность съ образованіемъ, которое находимъ у млекопитающихъ и птицъ: при ничтожномъ мозгѣ, видимъ у гадовъ толстые нервы; при небольшомъ сердцѣ, усматриваемъ кровоносные сосуды значительнаго объема и т. д. Благороднѣйшія части тѣла (мозгъ и сердце) имѣютъ слабое вліяніе на жизнь и смерть гадовъ. Въ семъ устройствѣ заключается причина удивительной живучести этихь животныхъ, необыкновенной ихъ произраждательной силы, ихъ зимняго оцѣпенѣнія, способности переносить то невѣроятную стужу, то сильный жаръ, оставаться долгое время безъ пищи, жить въ убійственномъ для другихъ животныхъ воздухѣ, медленно околѣвать въ такъ называемомъ безвоздушномъ пространствѣ, и встрѣчаться внутри вѣковыхъ каменныхъ скалъ и въ пищепріёмномъ каналѣ человѣка (см. Жабы). Число гадовъ не значительно. Они болѣе свойственны теплымъ и умѣреннымъ странамъ. Живутъ частію на сушѣ, частію въ водѣ; немногіе исключительно въ той, или въ другой стихіи. Съ наступленіемъ холодной погоды они подвергаются зимнему оцѣпенѣнію, или спячкѣ (см. Жабы); въ жаркомъ климатѣ, по наблюденіямъ Гумбольдта, засыхаютъ въ тинѣ, и оживаютъ съ наступленіемъ дождливаго времени. Пищу употребляютъ они болѣе животную, нежели растительную; ростутъ медленно и, вѣроятно, въ теченіе цѣлой жизни. Многіе (черепахи, большія змѣи, крокодилы) живутъ весьма долго и достигаютъ огромной величины. Сбрасываніе покрововъ (линяніе) происходитъ, обыкновенно, весною. Польза отъ гадовъ — въ домостроительствѣ природы и для человѣка — не значительна. Черепахи и зеленыя водяныя лягушки употребляются въ пищу; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ ѣдятъ ящерицъ (легуанъ) и змѣй. Ехидна (Vipera-Вerus) входила прежде въ составь лекарствъ (см. Теріакъ); стинку (Scincus officinalis) (см. Стинкъ), приписывали способность возбуждать похоть. Дикіе, смѣшивая ядъ змѣиный съ ядовитымъ сокомъ нѣкоторыхъ растеній, намазываютъ симъ составомъ стрѣлы, для пораженія непріятелей и живот-