Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/124

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

вершенно сбить трубу и испортить руль, а на второмъ отъ нашего огня загорѣлась палуба. Вслѣдствіе этихъ пораженій, второй мониторъ вскорѣ скрылся за островомъ, уйдя въ Мачинскій рукавъ Дуная, а первый, не имѣя возможности управляться безъ руля, поспѣшилъ причалить къ берегу и сталъ поспѣшно выпускать пары. Тогда второй, какъ менѣе пострадавшій, приблизясь къ товарищу, перебросилъ къ нему канатъ и съ помощью этого приспособленія отбуксировалъ его назадъ, за лѣсистый островъ, на порядочное разстояніе. Сдѣлавъ на пути еще нѣсколько выстрѣловъ по нашимъ орудіямъ, оба броненосца совсѣмъ уже отретировались къ Мачину, откуда они — какъ говорятъ болгары и русскіе, пробирающіеся къ намъ иногда съ того берега въ своихъ утлыхъ рыбачьихъ душегубкахъ — будто бы отправлены въ Рущукъ для необходимыхъ починокъ и исправленій въ существенныхъ частяхъ своей конструкціи. Отъ нихъ же мы узнали, что въ тотъ же день къ вечеру съ перваго броненосца были свезены на берегъ для погребенія трое убитыхъ: капитанъ судна и два рулевыхъ матроса.

Во время этой канонады, по дунайскимъ отмелямъ были разсыпаны стрѣлки Селенгинскаго и Охотскаго полковъ, которые стрѣляли по людямъ на мониторахъ и отвѣчали на огонь изъ Гечета, а также и турецкимъ стрѣлкамъ, находившимся въ рукавѣ, на шлюпкахъ, при чемъ на нашей сторонѣ раненъ одинъ болгаринъ, стоявшій вблизи стрѣлковъ, прострѣлена шинель у одного казака, а у другаго пуля ударилась въ шашку и, наконецъ, убитъ на берегу одинъ изъ жителой Браилова. Нѣкоторые изъ турецкихъ снарядовъ долетали и до города, гдѣ пробили стѣны въ нѣсколькихъ зданіяхъ, но никого не убили и не ранили[1].Снаряды турецкіе, снабженные англійскою пломбою, на сей разъ весьма плохо разрывались, такъ что оттоманскіе друзья — англичане, въ этомъ отношеніи оказали услугу скорѣе намъ, чѣмъ туркамъ. Четыре орудія 5-й батареи, какъ видно по

  1. Генералъ Саловъ еще при самомъ началѣ канонады приказалъ командиру 3-й стрѣлковой селенгинской роты, капитану Перумову, спуститься къ Дунаю съ однимъ полувзводомъ стрѣлковъ и, вмѣстѣ съ казаками, бывшими на посту при сотникѣ Поповѣ, — разсыпаться по берегу и открыть огонь по непріятельской пѣхотѣ, показавшейся между строеніями Гечета.