Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/459

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

пустить по этой узкой, извилистой тропинкѣ артиллерію полевую генералъ Гурко не нашелъ возможнымъ.

И такъ, 13-й и 15-й стрѣлковые батальоны должны были по крутой и лѣсистой тропинкѣ взбираться для атаки непріятельской позиціи съ востока, а пластунскимъ ротамъ предстояло демонстрировать противъ нея съ юга, — все это, конечно, при томъ предположеніи, что орловцы поведутъ наступленіе съ сѣвера.

Движеніе стрѣлковъ было исполнено вполнѣ скрытно отъ непріятеля, такъ что передовую его позицію — ретраншаментъ и лагерь — они успѣли занять съ разу. Въ это время бо́льшая часть восьми турецкихъ батальоновъ, занимавшихъ перевалъ, начала устраиваться въ позиціи на западной сторонѣ онаго. Для атаки этой второй позиціи нашимъ стрѣлкамъ пришлось спуститься нѣсколько внизъ, къ сѣдловинѣ, раздѣляющей высоты, и затѣмъ подвигаться къ такъ называемой горѣ Св. Николая. Только что начали они исполнять это движеніе, какъ на верху у турокъ появился большой бѣлый флагъ, и въ тотъ же моментъ два турецкіе офицера, съ бѣлыми флагами въ рукахъ, отдѣлились отъ своихъ войскъ и стали спускаться къ нашимъ стрѣлкамъ. Командиры обоихъ стрѣлковыхъ батальоновъ, принимая эту демонстрацію турокъ за желаніе ихъ вести переговоры о сдачѣ, а офицеровъ съ флагами за парламентеровъ, сейчасъ же приказали людямъ своихъ частей прекратить пальбу, что̀ и было исполнено ими немедленно. На встрѣчу предполагаемымъ парламентерамъ вышли изъ нашихъ рядовъ одинъ изъ стрѣлковыхъ офицеровъ, германскій военный агентъ маіоръ Лигницъ, вольноопредѣляющійся Тихановъ и рядовой, владѣющій турецкимъ языкомъ. Но турецкіе парламентеры тотчасъ же повернули назадъ, а со стороны непріятеля раздались какіе-то сигналы и вдругъ турецкіе батальоны, успѣвшіе за это время окончательно занять свою новую позицію, дали по нашимъ войскамъ страшный залпъ,

    и горной артиллеріи, для содѣйствія этой атакѣ, то было бы не лишнимъ знать тѣ, безъ сомнѣнія, весьма основательныя и уважительныя причины, которыя побудили оставить горную артиллерію безраздѣльно, всю сполна, въ арріергардѣ у генерала Столѣтова, тѣмъ болѣе, что самое приказаніе генералу Столѣтову — двигаться съ арріергардомъ вслѣдъ за главными силами 5-го іюля вечеромъ или 6-го утромъ — само по себѣ уже указываетъ, что защита Хаинкіойскаго ущелья силами передоваго отряда не имѣлась въ виду въ данный періодъ времени.