Страница:Geroi i dejateli russko tureckoj vojni 1877 1878.pdf/96

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

рѣзано многіе схоронены живыми въ землю. Не смотря на все желаніе, я не могу предотвратить этихъ злодѣяній, потому что мнѣ нельзя слишкомъ раздроблять свои войска и посылать отряды въ каждое мѣсто.

Послѣ третьей аттаки Плевно, когда приступлено было къ осадѣ этой сильно укрѣпленной непріятельской позиціи, генералъ Гурко получилъ назначеніе командовать прибывшею на театръ войны гвардіею. Объѣзжая нѣкоторые изъ поступившихъ подъ его команду части войскъ и здороваясь съ офицерами и солдатами, онъ говорилъ, что для него большое счастье и честь стать начальникомъ лучшаго въ Россіи войска, приэтомъ, обращаясь къ офицерамъ выразился, между прочимъ:

— Господа! я обращаюсь къ вамъ и долженъ вамъ сказать, что люблю страстно военное дѣло; на мою долю выпала такая честь и такое счастіе, о которомъ я никогда и не смѣлъ мечтать — вести гвардію, это отборное войско, въ бой. Для военнаго человѣка не можетъ быть большаго счастія, какъ вести въ бой войско съ увѣренностью въ побѣдѣ, а гвардія, по своему составу, по обученію, можно сказать, лучшее войско въ мірѣ. Помните, господа, вамъ придется вступить въ бой, и что на васъ будетъ смотрѣть не только вся Россія, но весь свѣтъ, и отъ успѣховъ вашихъ будетъ зависѣть исходъ дѣла.

«Бой, при правильномъ обученіи, не представляетъ ничего особеннаго, это то же, что ученіе съ боевыми патронами, только требуетъ еще большаго спокойствия, еще большаго порядка. Влейте, если такъ можно сказать, въ солдата, что его священная обязанность беречь въ бою патронъ, а сухарь на бивуакѣ — и помните, что вы ведете въ бой русскаго солдата, который никогда отъ своего офицера не отставалъ».

Обращаясь къ солдатамъ, генералъ Гурко сказалъ:

— Помните, ребята, что вы гвардія Русскаго Царя, и что на васъ смотритъ весь крещеный міръ. Турки, братцы, стрѣляютъ издалека и стрѣляютъ много, это ихъ дѣло, а вы, братцы, стрѣляйте, какъ васъ учили, — умною пулей, рѣдко, но мѣтко, а когда придется до дѣла въ штыки, то продырявь его. Нашего «ура» врагъ не выноситъ. О васъ, гвардейцы, заботятся больше, чѣмъ объ остальной арміи, у васъ лучшія казармы, вы лучше одѣты, накормлены, обучены, вотъ вамъ минута доказать, что вы достойны этихъ заботъ».

Вскорѣ блистательныя дѣла подъ Горнымъ-Дубнякомъ и Телишемъ оправдали надежды, возлагаемыя на нашу славную гвардію. Занятіе этихъ двухъ позицій, входившее въ планъ полнаго обложенія Плевны, лишило возможности осажденной арміи Османа-паши получать подкрѣпленія. До того времени набѣги нашей кавалеріи хотя и сопровождались зачастую удачею,

Тот же текст в современной орфографии

резано многие схоронены живыми в землю. Несмотря на все желание, я не могу предотвратить этих злодеяний, потому что мне нельзя слишком раздроблять свои войска и посылать отряды в каждое место.

После третьей атаки Плевно, когда приступлено было к осаде этой сильно укрепленной неприятельской позиции, генерал Гурко получил назначение командовать прибывшею на театр войны гвардией. Объезжая некоторые из поступивших под его команду части войск и здороваясь с офицерами и солдатами, он говорил, что для него большое счастье и честь стать начальником лучшего в России войска, при этом, обращаясь к офицерам, выразился между прочим:

— Господа! Я обращаюсь к вам и должен вам сказать, что люблю страстно военное дело; на мою долю выпала такая честь и такое счастье, о котором я никогда и не смел мечтать — вести гвардию, это отборное войско, в бой. Для военного человека не может быть большего счастья, как вести в бой войско с уверенностью в победе, а гвардия по своему составу, по обучению, можно сказать, лучшее войско в мире. Помните, господа, вам придется вступить в бой, и что на вас будет смотреть не только вся Россия, но весь свет, и от успехов ваших будет зависеть исход дела.

Бой, при правильном обучении, не представляет ничего особенного, это то же, что учение с боевыми патронами, только требует еще большего спокойствия, еще большего порядка. Влейте, если так можно сказать, в солдата, что его священная обязанность беречь в бою патрон, а сухарь на бивуаке, и помните, что вы ведете в бой русского солдата, который никогда от своего офицера не отставал.

Обращаясь к солдатам, генерал Гурко сказал:

— Помните, ребята, что вы гвардия русского царя, и что на вас смотрит весь крещеный мир. Турки, братцы, стреляют издалека и стреляют много, это их дело, а вы, братцы, стреляйте, как вас учили, — умною пулей, редко, но метко, а когда придется до дела в штыки, то продырявь его. Нашего «ура» враг не выносит. О вас, гвардейцы, заботятся больше, чем об остальной армии, у вас лучшие казармы, вы лучше одеты, накормлены, обучены, вот вам минута доказать, что вы достойны этих забот.

Вскоре блистательные дела под Горным Дубняком и Телишем оправдали надежды, возлагаемые на нашу славную гвардию. Занятие этих двух позиций, входившее в план полного обложения Плевны, лишило возможности осажденной армии Османа-паши получать подкрепления. До того времени набеги нашей кавалерии, хотя и сопровождались зачастую удачею,