Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 83.pdf/311

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

получить отъ тебя, надѣюсь ужъ — письма. До сихъ поръ, вотъ 13 день, не получалъ еще. Я пишу 3-е2 письмо. Сережа совсѣмъ поправился, я здоровъ, и питіе кумыса идетъ хорошо. Съ послѣдняго письма ни особыхъ впечатлѣній у меня не было, ни поѣздокъ никуда не предпринималъ. Послѣзавтра поѣду въ Землянки.3 Будетъ самая горячая наемка. Я буду зритель только, потому что не вмѣшиваюсь ни въ какія хозяйственныя дѣла. Они идутъ хорошо. Я два послѣдніе дня два раза начиналъ Петину исторію,4 и все не могу попасть въ колею. Я надѣюсь, что пойдетъ, и если пойдетъ, то будетъ хорошо. — Жизнь здѣсь тихая, спокойная. — Лизавет[а] Алекс[андровна]5 угощаетъ и все старается, чтобъ было похоже, какъ она знаетъ, у насъ, въ Ясномъ, и въ самомъ дѣлѣ очень добра. — Сережа былъ больнѣе, чѣмъ я думалъ сначала. У него былъ кровавый поносъ. Леченіе его, я думаю, ты бы одобрила. Теплую подушечку отъ кареты на животъ, клестиръ изъ крахмала съ опіумомъ и опіумъ внутрь по 10 капель 2 раза. — Діета — куриный бульонъ и чай съ сухарями.6 Онъ 3 дня почти лежалъ и вѣроятно скучалъ ужасно. Ты знаешь, какъ онъ молчаливъ и брюзгливъ. Онъ меня помучалъ, но теперь онъ совсѣмъ хорошъ; но охотно самъ держитъ діету. — Нищета здѣсь зимой была ужасная; теперь видны слѣды голода. Въ тотъ день какъ мы пріѣхали, у Вас[илія] Ив[ановича] въ сѣняхъ, по его словамъ, умирала дѣвочка,7 сестра его дѣвочки няньки — годовая. Онъ думалъ, что она въ ночь умретъ. Ее лечили, а главное — поили молокомъ, и она ожила. Мать дѣвочки говорила, что зимой у ней 10-лѣтній мальчикъ умеръ съ голоду. Это несовсѣмъ правда, но не совсѣмъ и неправда. Нѣсколько ночей я спалъ очень дурно отъ жара въ комнатахъ, особенно при кумысѣ. Теперь сталъ спать на балконѣ наверху, и чудесно. Бабай,8 караульщикъ бывшій на бахчахъ, караулитъ у дома и ѣздитъ на старомъ меринѣ, Турсукѣ, за мукой. Это милѣйшее 70-лѣтнее дитя природы. Поетъ пѣсни татарскія тонкимъ голоскомъ всю ночь и барабанитъ въ ладъ въ старое ведро. «Ведро ж... кончалъ», какъ онъ говоритъ.

Стараго Турсука онъ ужасно любитъ. «Турсукъ пирогъ ашалъ». Онъ его кормитъ и никому не даетъ, и мечта его въ томъ, чтобы ему подарили осенью Турсука, онъ бы на немъ пріѣхалъ домой и тамъ бы его съѣлъ.

Всѣ эти дни налаживали мельницу на конный приводъ, но

298