Урания (Тютчев)/ПСС 1913 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Уранія
авторъ Ѳедоръ Ивановичъ Тютчевъ (1803—1873)
Дата созданія: 1820, опубл.: 1820[1]. Источникъ: Ѳ. И. Тютчевъ. Полное собраніе сочиненій / Подъ редакціей П. В. Быкова. Съ критико-біографическимъ очеркомъ В. Я. Брюсова, библіографическимъ указателемъ, примѣчаніями, варіантами, факсимиле и портретомъ — 7-е изд. — СПб.: Т-во А. Ф. Марксъ, 1913. — С. 4—10 (РГБ)..

Редакціи


Уранія.


[4]

Открылось! — Не мечта ль? Свѣтъ новый! Нова сила
Мой духъ восторженный, какъ пламень, облекла!..
Кто, отроку, мнѣ далъ пареніе орла! —
Се музъ безцѣнный даръ! — се вдохновенья крыла!
— Несусь, — и дольній міръ исчезъ передо мной; —
Сей міръ, туманною и тѣсной
Волненій и суетъ обвитый пеленой, —
Исчезъ! — Какъ солнца лучъ златой,
Коснулся вѣждъ эѳиръ небесный
10 И свѣялъ прахъ земной…
Я зрю превыспреннихъ селенія чудесны…
Отсель — отверзшимся таинственнымъ вратамъ —
Благоволеніемъ судьбины
Текутъ къ намъ дщери Мнемозины,
Честь, радость и краса народамъ и вѣкамъ!..

Безбрежное море лежитъ подъ стопами,
И въ свѣтлой лазури спокойныхъ валовъ,
Съ горящими небо пылаетъ звѣздами,
Какъ въ чистомъ сердцѣ — ликъ боговъ,
20 Какъ тихій трепетъ — ожиданье;
Окрестъ священное молчанье.

[5]

И се! какъ луна изъ-за облакъ, встаетъ
Уранія-островъ изъ сребряной пѣны;
Разлился вокругъ немерцающій свѣтъ,
Богинь улыбкою рожденный…
Несутся свыше звуки лиръ;
Въ очарованьяхъ тонетъ міръ!..

Эѳирнаго тѣни сложивъ покрывала
И поясъ волшебный всесильныхъ Харитъ.
30 Здѣсь образъ Уранія свой воспріяла,
И звѣздный вѣнецъ на богинѣ горитъ!
И что̀ на землѣ насъ мечтою плѣняло,
Какъ Истина, то̀ намъ и здѣсь предстоитъ!

Токмо здѣсь подъ яснымъ небосклономъ
Прояснится жизни мрачный токъ;
Токмо здѣсь, забытый Аквилономъ,
Льется онъ, и свѣтелъ и глубокъ!
Токмо здѣсь прекрасенъ жизни геній,
Здѣсь, гдѣ вѣчны розы чистыхъ наслажденій,
40 Вѣчно юнъ Поэзіи вѣнокъ!..

Какъ Фаросъ для душъ и умовъ освященныхъ,
Высоко воздвигнутъ Небесныя храмъ; —
И Мудрость привѣтствуетъ горнимъ плѣненныхъ
Вкусить отъ трапезы питательной тамъ.

Окрестъ благодатной въ заряхъ златоцвѣтныхъ,
На тронахъ высокихъ, въ сіяньи боговъ,
Сидятъ велелѣпно спасители смертныхъ,
Создатели блага, устройства градо̀въ;
Се Миръ вѣчно-юный, златыми цѣпями
50 Связавшій семейства, народы, царей;

[6]

Судъ правый съ недвижными вѣчно вѣсами;
Страхъ, Божій хранитель Святыхъ Алтарей;
И ты, Благосердіе, скорби отрада!
Ты, Вѣрность, на якорь склоненна челомъ,
Любовь ко отчизнѣ,—отчизны отрада,
И хладная Доблесть съ горящимъ мечомъ;
Ты, съ свѣтлыми вѣчно очами, Терпѣнье,
И Трудъ, неуклонный твой врачъ и клевретъ…
Такъ Вышнія Силы свой держатъ совѣтъ!..
60 Средь нихъ, вкругъ нихъ въ святомъ благоговѣньи
Свершаетъ по холмамъ облаковидныхъ горъ
Въ кругахъ таинственныхъ теченье
Наукъ и знаній свѣтлый хоръ…
Уранія одна, какъ солнце межъ звѣздами,
Хранитъ Гармонію и правитъ ихъ путями:
По манію ея могучаго жезла,
Изъ края въ край течетъ благое просвѣщенье:
Гдѣ прежде мрачна ночь была,
Тамъ свѣтозарно дня явленье;
70 Какъ звѣздъ рѣка, по небосклону вкругъ
Простершися, оно вселенну обнимаетъ
И блага жизни изливаетъ
На Западъ, на Востокъ, на Сѣверъ и на Югъ…

Откройся предо мной, протекшихъ лѣтъ вселенна!
Уранія, вѣщай, гдѣ первый былъ твой храмъ,
Твой тронъ и твой народъ, учитель всѣмъ вѣкамъ?—
Востокъ таинственный!—Чреда твоя свершенна!..
Твой ранній день протекъ! Изъ ближнихъ Солнце вратъ
Рожденья своего обителью надменно
80 Исходитъ и течетъ, царь томный и сомнѣнный?..

[7]

Гдѣ Вавилоны здѣсь, гдѣ Ѳивы?—гдѣ мой градъ?
Гдѣ славный Персеполь?—гдѣ Мемнонъ, мой глашатай?
Ихъ нѣтъ!—Лучи его теряются въ степяхъ,
Гдѣ скорбно встрѣтитъ ихъ ловецъ или оратай,
Безплодно ноющій во пламенныхъ пескахъ;
Или, стыдливые, скользятъ они печально
По мшистымъ ребрамъ пирамидъ…
Сокройся, бреннаго величья мрачный видъ!..
И солнце въ путь стремится дальный:
90 Эгея на брегахъ привѣтственной главой
Къ нему склонился лавръ, и на холмахъ Эллады
Его алтарь обвилъ зеленый миртъ Паллады;
Его во гимнахъ звалъ Пѣвецъ къ себѣ слѣпой,
Кони и всадники, вожди и колесницы,
Оставившихъ Олимпъ собраніе боговъ,
Удары гибельны Ареевой десницы
И сладки пѣсни пастуховъ;—
Римъ всталъ,—и Марсовъ громъ и пѣсни сладкогласны
Стократъ на Тибровыхъ раздалися холмахъ;
100 И лебедь Мантуи, взрывъ Трои пеплъ злосчастный,
Вознесся и разлилъ свѣтъ вѣчный на моряхъ!..
Но что̀ срѣтаетъ взоръ?—Куда, куда ты скрылась,
Небесная!—Бѣжишь, какъ блѣдный въ мглѣ призра̀къ,
Денница свѣта закатилась,
Вездѣ хаосъ и мракъ!
«Нѣтъ!—вѣченъ свѣтъ наукъ; его не обнимаетъ
Бунтующая мгла; его нетлѣненъ плодъ
И не умретъ!..»—
Рекла Уранія и скиптромъ помаваетъ,
110 И блѣдную изъязвленну главу
Италія отъ склепъ желѣзныхъ свобождаетъ,

[8]

Рветъ узы лютыхъ змѣй, на выю ставши льву!..
Всего начало здѣсь!.. Земля благословенна,
Долины, нѣдра горъ, источники, лѣса,
И ты, Везувій самъ! ты, бездна раскаленна.
Природы грозныя ужасная краса!
Все возвратили вы, что̀ въ ярости несытой
Неистовый Сатурнъ укрыть отъ насъ хотѣлъ!
Эллады, Рима цвѣтъ изъ пепела изшелъ!
120 И солнце потекло вновь въ путь свой даровитый!..
Феррарскому Орлу ни грозныхъ боевъ рядъ,
Ни чарованія, ни прелести томимы,
Ни полчищъ тысячи, ни злобствующій адъ
Превыспреннихъ путей нигдѣ не воспретятъ:
На пламенныхъ крылахъ принесъ онъ въ храмъ Солимы
Побѣду и вѣнецъ;—
Тамъ Нимфы Тага, тамъ валы Гвадалквивира
Во срѣтенье текутъ тебѣ, младой Пѣвецъ,
Принесшій пѣсни къ намъ съ бреговъ другого міра!—
130 Но кто сіи два генія стоятъ?
Какъ свѣтоносны Серафимы,
Хранители Эдемскихъ вратъ,
И тайнъ жрецы непостижимыхъ?
Единъ съ Британскихъ водъ, другой съ Альпійскихъ горъ,
Другъ другу подаютъ чудотворящи длани;
Земного чуждые, возносятъ къ небу взоръ,
Въ огнѣ божественныхъ мечтаній!..
Почто горитъ лицо морскихъ пучинъ?
Куда восторженны бѣгутъ Тамизы воды?
140 Что̀ въ трепетѣ святомъ вы, Альпы, Аппенинъ!..
Благоговѣй, земля! Склоните слухъ, народы!

[9]

Пѣвцы безсмертные вѣщаютъ Бога вамъ:
Единъ, какъ громовъ сынъ, гремитъ средь васъ паденье;
Другой, какъ благодать, благовѣститъ спасенье
И путь, ведущій къ небесамъ.
И се! среди снѣговъ Полунощи глубокой,
Подъ блескомъ хладныхъ зорь и свистомъ льдистыхъ вьюгъ,
Возсталъ отъ Холмогоръ,—какъ сильный кедръ высокій,
Встаетъ, возносится и все объемлетъ вкругъ
150 Своими крѣпкими вѣтвями:
Подъемлясь къ облакамъ, глава его блеститъ
Безсмертными плодами.
И тамо, гдѣ металлъ блистательный сокрытъ,
Тамъ роетъ землю онъ глубокими корнями,—
Тамъ Росскій Пиндаръ всталъ! взнесъ руку къ небесамъ,
Да воспретитъ пылающимъ громамъ;
Минервы копіемъ бьетъ нѣдра онъ земныя.—
И истекли сокровища златыя;
Онъ повелительный простеръ на море взоръ,—
160 И свѣтъ его горитъ, какъ Поллюксъ и Касторъ!..
Пѣвецъ, на гробъ Отца, Царя-Героя
Онъ лавры свѣжіе склонилъ
И дни безцѣнные блаженства и покоя
Елисаветы озарилъ!

Тогда, разлившись, свѣтъ отъ сѣверныхъ сіяній
Далъ отблескъ на крутыхъ Аракса берегахъ;
И геніи туда простерли взоръ и длани,
И Ѳивы новыя зардѣлися въ лучахъ…
Тамъ, тамъ, въ странѣ денницы,
170 Возникъ Пѣвецъ Фелицы!…

Таинственникъ судебъ прорекъ

[10]

Царя-героя въ колыбели…
Онъ съ нами днесь! Онъ съ неба къ намъ притекъ,
Соборы геніевъ съ Нимъ царственныхъ слетѣли;
Престолъ Его обстали вкругъ;
Надъ Нимъ почіетъ Божій духъ!
И музы радостно воспѣли
Тебя, о, Царь сердецъ, на тронѣ Человѣкъ!..

Твоей всесильною рукою
180 Закрылись Януса врата!
Ты оградилъ насъ тишиною,
Ты слава наша, красота!
Смиренно къ Твоему склоняяся Престолу,
Перуны спятъ горѣ и долу.—

И здѣсь, гдѣ все—отъ благости Твоей,
Здѣсь паки геній просвѣщенья,
Блистая свѣтомъ обновленья,
Блажитъ своихъ веселье дней!
Здѣсь клятвы онъ даетъ священны!—
190 Что постоянный, неизмѣнный,
Въ своей блестящей высотѣ,
Монарха слѣдуя завѣтамъ и примѣру,
Взнесется, опершись на Вѣру,
Къ своей божественной метѣ.




Примѣчанія.

  1. Речи и отчеты имп. Московского университета. 1820. С. 1–6.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.