Четвёртая книга Маккавейская/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Четвёртая книга Маккавейская
Перейти к: навигация, поиск
Yat-round-icon1.jpg
Четвёртая книга Маккавейская
Пер. Порфирий (Успенский)
Языкъ оригинала: древнегреческій. Названіе въ оригиналѣ: ΜΑΚΚΑΒΑΙΩΝ Δ. — Опубл.: 1821 (перевод). Источникъ: Труды Кіевской Духовной академіи, 1873, № 11. — С. 69—107
Четвёртая книга Маккавейская въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія Wikidata-logo.svg Данныя


О Маккавеяхъ слово 4-е[1].

Глава 1 · 2 · 3 · 4 · 5 · 6 · 7 · 8 · 9 · 10 · 11 · 12 · 13 · 14 · 15 · 16 · 17 · 18

Глава 1.

1. Намѣреваясь предложить любомудреннѣйшее слово:—господствуетъ ли надъ страстями благочестивая разсудительность:—я искренно совѣтовалъ бы вамъ усердно внять сему любомудрію.

2. Ибо сіе слово вполнѣ нужно для знанія, и кромѣ того содержитъ похвалу такой величайшей добродѣтели, какова мудрость.

3. Итакъ оная разсудительность сдерживаетъ ли страсти, кои препятствуютъ воздержанію, какъ то чревоугодіе и похотливость;

4. и овладѣваетъ ли страстями, воспящающими справедливость, напримѣръ злонравіемъ, и страстями, кои запинаютъ мужество, какъ то гнѣвомъ и огорченіемъ и страхомъ.

5. Но почему она,—быть можетъ, возразятъ нѣкоторые,—не можетъ совладѣть съ забывчивостію и невѣдѣніемъ, если господствуетъ надъ страстями? Такое возраженіе пригодно лишь для смѣха.

6. Ибо оная разсудительность сдерживаетъ не свои страсти, но тѣ, кои противодѣйствуютъ справедливости, мужеству, воздержанію и благоразумію, да и ихъ сдерживаетъ не для того, чтобы уничтожить ихъ, а для того, чтобы не поддаться имъ.

7. Оттуда и отсюда я доказалъ бы вамъ, что оная разсудительность самодержавствуетъ надъ страстями,

8. Но гораздо лучше я докажу это доблестію умершихъ за добродѣтель, Елеазара и седьми братьевъ и матери ихъ.

9. Ибо всѣ они, даже до смерти презрѣвъ мученія за законы Бога, и самую жизнь презрѣвъ ради благочестія, доказали, что оная разсудительность сдерживаетъ страсти.

10. Добродѣтели вызовутъ меня хвалить этихъ мужей, въ настоящее время умершихъ вмѣстѣ съ матерью за благочестіе: а уваженіе заставитъ меня ублажить ихъ.

11. Ибо они, своимъ мужествомъ и терпѣніемъ удивившіе не только всѣхъ людей, но и самихъ мучителей своихъ, были причиною того, что прекратилось тиранство надъ народомъ; они побѣдили тиранна терпѣніемъ, такъ что ими освободилось и очистилось отечество.

12. Но напередъ да будетъ позволено мнѣ, начавшему прямо съ предложенія, какъ это обыкновенно я дѣлаю, отвѣчать на оный вопросъ, а потомъ я буду говорить о сихъ мужахъ, давъ славу всепремудрому Богу.

13. И такъ спрашиваемъ: сдерживаются ли страсти разсудительностію?

14. И разсматриваемъ: что такое разсудительность? и что страсть? и сколько видовъ страстей? И всѣ ли онѣ сдерживаются разсудительностію?

15. Разсудительность есть умъ, по правой причинѣ всему предпочитающій житіе, направляемое мудростію.

16. Мудрость же есть знаніе божескихъ и человѣческихъ предметовъ и причинъ ихъ.

17. Она же есть изученіе закона, посредствомъ котораго (изученія) мы божественное узнаемъ благоговѣйно, а человѣческое охотно.

18. А видовъ мудрости четыре: благоразуміе, справедливость, мужество и воздержаніе.

19. Важнѣе всѣхъ ихъ благоразуміе, посредствомъ котораго разсудительность сдерживаетъ страсти.

20. У страстей же суть два свойства общія: наслажденіе и огорченіе: и то и другое бываетъ у тѣла и у души.

21. При томъ, много существуетъ страстныхъ спутницъ наслажденія и огорченія.

22. Такъ, предъ наслажденіемъ бываетъ пожеланіе, а послѣ наслажденія веселіе,

23. предъ огорченіемъ же страхъ, а послѣ огорченія печаль.

24. Страсть же, общая наслажденію и огорченію, есть раздражительность, когда кто обдумаетъ: чтò ему выпало.

25. Такъ же къ наслажденію примѣшивается и злокачественное расположеніе души—страсть изъ всѣхъ страстей разнообразнѣйшая:

26. въ душѣ—гордость, и сребролюбіе, и славолюбіе, и сварливость, и недовѣрчивость, и злорѣчіе:

27. въ тѣлѣ—пиръ на весь міръ, обжорство, и ѣда въ одиночку.

28. А такъ какъ наслажденіе и огорченіе суть вырастанія тѣла и души; то и отростковъ сихъ вырастаній много.

29. Но каждый изъ нихъ то подчищаетъ, то отсѣкаетъ, то сочетаваетъ, то орошаетъ и всячески обработываетъ всевоздѣлывающая разсудительность, и такъ улучшаетъ нравы и страсти.

30. Ибо разсудительность—добродѣтелямъ вождь, а страстямъ самодержецъ. И такъ суди, сперва, по дѣламъ, воспящающимъ воздержаніе, что разсудительность господствуетѣ надъ страстями.

31. Воздержаніе есть преобладаніе надъ пожеланіями.

32. А изъ пожеланій однѣ суть душевныя, а другія тѣлесныя. Но тѣ и другія сдерживаетъ разсудительность.

33. Ибо почему мы, порываясь къ запрещеннымъ снѣдямъ, воспрещаемъ себѣ наслажденіе ими? Не потому ли, что разсудительность сильна одолѣть позывы къ нимъ? По этому:—я думаю.

34. Такъ, мы желая рыбъ и птицъ и четвероногихъ, и всякихъ снѣдей, запрещенныхъ намъ, по закону воздерживаемся отъ нихъ при помощи сдерживающей разсудительности.

35. Ибо страстные позывы умѣряются изгоняющимъ ихъ трезвеннымъ умомъ: а всѣ движенія тѣла обуздываются разсудительностію.

Глава 2.

1. И удивительно ли, если пожеланіямъ души соединиться съ красотою дѣлается отказъ?

2. Вѣдь, за то и восхваляется цѣломудренный Іосифъ, что разсудительностію и размышленіемъ воздержался отъ любострастія.

3. Ибо, будучи юнъ и цвѣтущъ, разсудительностію остановилъ страстное стремленіе къ соединенію.

4. Но разсудительность удерживаетъ не только стремленіе къ любострастію, но и всякое пожеланіе.

5. Потому-то законъ и говоритъ: не пожелай жены ближняго твоего, ни всего, что есть у ближняго твоего.

6. А когда законъ сказалъ, чтобы мы даже не пожелали; то мнѣ легко убѣдить васъ въ томъ, что разсудительность можетъ сдерживать пожеланія такъ же, какъ и тѣ страсти, кои запинаютъ справедливость.

7. Ибо какимъ образомъ кто либо привыкшій ѣсть въ одиночку, или чревоугодникъ, или пьяница, исправляется, ежели не вѣрно то, что разсудительность господствуетъ надъ страстями?

8. Хотя бы сребролюбивъ кто былъ, но, живя по закону, тотчасъ побуждаетъ себя одолжать нуждающихся безъ лихвы, а долгъ срочныхъ недѣль отлагать.

9. Хотя бы бережливъ кто былъ, но, уважая законъ, удерживается отъ налога на плоды во время жатвы, и отъ руги съ виноградниковъ.—Да и отъ другихъ можно узнать, что разсудительность сдерживаетъ страсти.

10. Такъ, она сдерживаетъ благосклонность къ родителямъ, уважая законъ, не продающій добродѣтели ихъ ради;

11. сдерживаетъ и любовь къ супругѣ, обличая ее за невѣрность,

12. сдерживаетъ и любовь къ дѣтямъ, наказывая ихъ за худое поведеніе, ограничиваетъ и снисходительность къ друзьямъ, обличая ихъ за лукавство.

13. И не считайте страннымъ, ежели разсудительность сильна сдерживать и вражду по закону,

14. не подрубая у враговъ плодоносныхъ растѣній, а нѣкоторыя уже срубленныя у нихъ сберегая, повалившіяся же поднимая.

15. Разсудительность сдерживаетъ даже насильственнѣйшія страсти, какъ то, любоначаліе, и тщеславіе, и гордость и превозношеніе и злорѣчіе.

16. Всѣ такія злонравныя страсти трезвый умъ, стремясь къ добру, сражаетъ и подавляетъ, какъ и гнѣвъ; ибо господствуетъ онъ и надъ нимъ.

17. Такъ Моисей, разгнѣванный на Даѳана и Авирона, не по гнѣву нѣчто сдѣлалъ противъ нихъ, а самый гнѣвъ умѣрялъ разсудительностію.

18. Ибо можетъ трезвый умъ, какъ я сказалъ, одолѣвать страсти, и однѣ изъ нихъ умѣрять, а другія и уничтожать.

19. Почему всемудрый отецъ нашъ Іаковъ винитъ бывшихъ съ Симеономъ и Левіемъ за то, что они по безразсудству внезапно избили Сикимитовъ, говоря: «проклятъ гнѣвъ ихъ».

20. Если бы разсудительность не могла сдерживать гнѣва; то онъ не сказалъ бы сего.

21. Когда Богъ создалъ человѣка словомъ своимъ; тогда насадилъ въ немъ страсти и нравы,

22. и тогда же надъ всѣми ими воцарилъ священнаго вождя, умъ съ внутренними чувствованіями,

23. и далъ ему законъ, которымъ руководясь онъ станетъ царствовать трезвенно и справедливо и милостиво и мужественно.

24. Какъ же, скажетъ кто либо, разсудительность не совладѣваетъ съ забывчивостію и невѣдѣніемъ, ежели она сдерживаетъ страсти?

Глава 3.

1. Вполнѣ смѣшно такое слово. Ибо разсудительность сдерживаетъ не свои страсти, а тѣлесныя.

2. Такъ, никто изъ васъ не можетъ отсѣчь похоти: но не быть рабами похоти помогаетъ разсудительность.

3. Никто не можетъ отсѣчь гнѣва отъ души нашей: но умѣрить гнѣвъ можно.

4. Никто изъ васъ не можетъ отсѣчь злонравія; но разсудительность можетъ пособить вамъ не обуреваться злонравіемъ.

5. Ибо разсудительность—не искоренительница страстей, а противоборница.

6. Это весьма ясно оправдывается жаждою царя Давида.

7. Ибо, когда Давидъ, во весь день сражаясь съ иноплеменниками, многихъ изъ нихъ убилъ съ помощію воиновъ народа своего;

8. тогда по наступленіи вечера, потный и весьма утомленный, вошелъ въ царскую палатку, вокругъ которой расположилось станомъ все воинство полководцовъ,

9. Тогда всѣ другіе ужинали.

10. А сей царь, какъ весьма жаждущій, хотя и были текущіе источники, не хотѣлъ утолять ими жажды:

11. а нѣкое неразумное пожеланіе той воды, чтò у враговъ, усиливаясь, сожигало его, и, ослабѣвая, поджигало его.

12. Посему, когда щитоносцы жалѣли о такомъ пожеланіи царя, два молодые воина, силачи, уваживъ сіе пожеланіе царя, вооружились всѣми оружіями, и взявъ сосудъ, перешли окопы непріятелей,

13. и обманувъ стражу у воротъ, прошли ища источника во всемъ станѣ непріятельскомъ,

14. и смѣло нашедши его, почерпнули изъ него питье царю.

15. Онъ же, хотя и сгаралъ отъ жажды, разсудилъ, что весьма опасно для души это питье, признанное равносильнымъ крови.

16. Посему противопоставивъ сему пожеланію такую разсудительность, вылилъ это питье, какъ жертву Богу.

17. Ибо силенъ, какъ я сказалъ, трезвый умъ побѣдить принужденіе страстей, и погасить пламя стремленій,

18. и преодолѣть тѣлесныя страданія, самыя тяжкія, и благочестивою разсудительностію отринуть всѣ нападенія страстей.

19. Но вотъ время призываетъ насъ доказать это умозрѣніе о мудрой разсудительности.

20. Когда отцы наши[2] имѣли глубокій миръ по причинѣ благочестія, и дѣйствовали хорошо, такъ что азійскій царь Селевкъ и Никаноръ давали имъ и деньги для священнослуженія, и уважали ихъ гражданственность:

21. тогда нѣкоторые, нововводители общеязыческаго въ то время единомыслія, употребляли разные пріемы (къ такому нововведенію).

Глава 4.

1. Нѣкто Симонъ соперничалъ съ Оніею, мужемъ хорошимъ и добрымъ, который нѣкогда имѣлъ пожизненное первосвященство, и когда послѣ всевозможныхъ навѣтовъ на народъ іудейскій не могъ сдѣлать зла, то удалился, какъ перебѣжчикъ, чтобы предать отечество.

2. И пришедши въ Аполлонію, воеводѣ Сиріи и Финикіи и Киликіи, говорилъ:

3. Я, радѣя о, дѣлахъ царя, пришелъ повѣдать, что многіе десятки тысячъ частныхъ денегъ сложены въ казнохранилищахъ іерусалимскихъ, и что они не составляютъ собственности храма, а принадлежатъ царю.

4. Узнавъ это подробно, Аполлоній, похвалилъ Симона за такую хозяйственность въ пользу царя, а отправившись къ Селевку, увѣдомилъ его объ этомъ сокровищѣ денежномъ,

5. и получивъ приказаніе распорядиться имъ, поспѣшно отправился въ отечество наше съ проклятымъ Симономъ и съ многочисленнымъ войскомъ.

6. И прибывъ туда, говорилъ, что онъ пришелъ по приказаніямъ царя, дабы взять изъ казнохранилища частные деньги.

7. Народъ опечалился при этомъ предложеніи, противорѣчилъ и препятствовалъ, полагая, что совершится величайшее если тѣ, которые вклады свои ввѣрили священной сокровищницѣ, будутъ лишены ихъ.

8. Но Аполлоній съ угрозою вошелъ въ святилище.

9. Когда же жрецы, жены и дѣти въ святилищѣ умоляли Бога защитить попираемое священное мѣсто,

10. И когда Аполлоній съ вооруженными воинами уже приступалъ къ расхищенію денегъ; тогда съ неба явились на коняхъ ангелы съ блистающими оружіями, и произвели въ нихъ великій страхъ и трепетъ.

11. Аполлоній, полумертвый, упалъ на всенародный помостъ святилища, распростеръ руки въ небу, и со слезами просилъ евреевъ, чтобы они, помолились о немъ и умилостивили небесное воинство.

12. Притомъ говорилъ, что онъ, какъ погрѣшившій, достоинъ смерти, а какъ помилованный прославитъ предъ всѣми людьми достоублажаемость священнаго мѣста.

13. Тронувшись сими словами Онія первосвященникъ, и при томъ опасаясь, какъ-бы не подумалъ царь Селевкъ, что Аполлоній погибъ по человѣческому навѣту, а не по божескому суду, помолился о немъ.

14. И онъ, необычайно спасенный, отправился возвѣстить царю случившееся съ нимъ.

15. Когда же скончался Селевкъ царь; власть его принялъ сынъ его Антіохъ Епифанъ, мужъ гордый и грозный.

16. Онъ, отрѣшивъ Онію отъ первосвященства, поставилъ архіереемъ брата его Іасона,

17. условившагося давать ему ежегодно три тысячи шестьсотъ шестьдесятъ талантовъ, когда бы онъ вручилъ ему священноначаліе.

18. Онъ же поручилъ ему не только первосвященство, но и управленіе народомъ.

19. А сей переобразилъ народъ іудейскій и пріучилъ его ко всякому беззаконію,

20. такъ что не только построилъ гимнасіонъ у самой Акры, этой родины нашей, но и прекратилъ попеченіе о святилищѣ.

21. За это вознегодовала божеская правда, и вооружила самого Антіоха.

22. Ибо, когда онъ въ Египтѣ воевалъ съ Птоломеемъ и услышалъ, что іерусалимляне весьма радовались по случаю раздавшейся молвы о смерти его, поспѣшно пошелъ на нихъ.

23. и раззоривъ ихъ, издалъ повелѣніе умерщвлять тѣхъ, которые между ними оказались бы живущими по отечественному закону.

24. Но когда никоимъ образомъ не смогъ повелѣніями своими ослабить благочестіе народа, напротивъ увидѣлъ, что его-то всѣ угрозы и приказанія тщетны.

25. такъ что и женщины за обрѣзаніе дѣтей были повѣшены вмѣстѣ съ младенцами, предвидѣвшія, что онѣ потерпятъ это.

26. Когда такимъ образомъ повелѣнія его были презираемы народомъ; тогда онъ мученіями принуждалъ каждаго изъ народа по одиночкѣ отрекаться отъ іудейства по вкушеніи оскверненныхъ снѣдей[3].


Глава 5.

1. Сѣдши мучитель Антіохъ вмѣстѣ съ членами сената на нѣкоемъ высокомъ мѣстѣ, гдѣ вокругъ его стояли вооруженные полки,

2. приказалъ копьеносцамъ подводить по одиночкѣ каждаго изъ евреевъ, и приневоливать ѣсть свинину и идоложертвенныя снѣди,

3. и, когда бы нѣкоторые не захотѣли ѣсть этихъ скверностей, таковыхъ умерщвлять колесованіемъ.

4. Когда же схвачены были многіе; тогда подведенъ былъ нему первый изъ сего сонма еврей, по имени Елеазаръ, по роду жрецъ, а по наукѣ законникъ, по возрасту престарѣлый, и многимъ окружавшимъ мучителя знакомый по давности Лѣтъ его.

5. Увидѣвъ его, Антіохъ сказалъ:

6. «Я, прежде нежели начну мучить тебя старче, совѣтую тебѣ избавиться отъ сего вкушеніемъ свинины; ибо уважаю твою старость и сѣдину, которую имѣешь такъ давно, а, какъ мнѣ кажется, еще не философствуешь, содержа вѣру іудеевъ;

7. Почему ты гнушаешься вкуснѣйшимъ мясомъ сего животнаго, тогда какъ подарила его намъ природа?

8. Кажется, безразсудно не наслаждаться удовольствіями, кои не срамятъ, и отворачиваться отъ даровъ природы по суевѣрію.

9. А ты, мнѣ кажется, поступишь гораздо безразсуднѣе, ежели, тщеславясь обладаніемъ истины презришь и меня въ виду своей казни.

10. Ужели ты не воспрянешь отъ нелѣпой философіи вашей?

11. И не отринешь глупыхъ разсужденій твоихъ, и не будешь философствовать, что истинно только то, чтò полезно, взявшись за умъ, достойный твоего возраста?

12. И ужели не пощадишь старости твоей, покорившись моему человѣколюбивому увѣщанію?

13. Пойми, что ежели и есть какая либо воспретительная сила въ вашей вѣрѣ, то она простить тебѣ все въ случаѣ беззаконія, сдѣланнаго по необходимости».

14. Когда мучитель такимъ образомъ поощрялъ къ неуставному мясояденію; Елеазаръ попросилъ слова:

15. и получивъ позволеніе говорить, началъ вѣщать такъ:

16. «Антіохъ, мы, любя жить по закону божескому, думаемъ, что нѣтъ такой необходимости, которая была бы сильнѣе нашей покорности; закону.

17. Посему никакимъ образомъ мы не хочемъ нарушить законъ.

18. Хотя-бы и вправду законъ нашъ не былъ божественъ, какъ ты предполагаешь, (а мы почитаемъ его за божественный) но и тогда мы не властны отрицать благочестиваго вѣрованія.

19. Не думай, что не великъ будетъ грѣхъ, если мы отвѣдаемъ скверной снѣди.

20. Нарушеніе закона въ маломъ и въ великомъ равносильно.

21. Ибо такъ и такъ презирается законъ одинаково,

22. Ты осмѣиваешь нашу философію, какъ будто мы живемъ по ней безразсудно.

23. Но она поучаетъ насъ воздержанію, такъ чтобы намъ сдерживать всѣ наслажденія и пожеланія, поучаетъ и подвигамъ мужества, такъ чтобы добровольно переносить всякое огорченіе;

24. научаетъ и справедливости, такъ чтобы мы всѣми нравами нашими доказывали равенство предъ закономъ и благочестіе, и торжественно чтили бы единаго живаго Бога.

25. Мы не ѣдимъ оскверненнаго, потому что вѣруемъ, что законъ данъ намъ Богомъ, и знаемъ, что законодательствующій Творецъ міра щадилъ и природу нашу,

26. и потому заповѣдалъ вкушать то, что свойственно душамъ нашимъ, а ѣсть противное воспретилъ.

27. Тиранское дѣло принуждать насъ не только нарушать законъ, но и ѣсть для того только, чтобы тебѣ поглумиться надъ этимъ сквернояденіемъ, столько ненавистнымъ для насъ.

28. Но не посмѣешься надо мною такимъ посмѣяніемъ.

29. Я не измѣню священнымъ клятвамъ предковъ касательно соблюденія закона,

30. когда бы ты выкололъ и глаза мои, и растерзалъ внутренности мои.

31. Не такой я старецъ слабомужный, что ради благочестія не помолодѣетъ во мнѣ рѣшимость на все!

32. Итакъ готовь колеса, и раздувай огонь сильнѣе.

33. А я не пощажу старости моей, дабы ради себя одного нарушить законъ отечественный.

34. О законъ наставникъ! Я не оболгу тебя и не уклонюсь отъ тебя. И тебѣ, вожделѣнное воздержаніе, не измѣню.

35. И тебя, любомудренный умъ, не обстыжу; и отъ тебя, честное священство и законовѣдѣніе, не отрекусь.

36. Не осквернить тебѣ моихъ чистыхъ, старческихъ устъ, и преклоннаго житія моего по закону!

37. Отцы примутъ меня къ себѣ чистаго, не побоявшагося принужденій въ виду смерти.

38. Мучь ты нечестивыхъ. А моихъ убѣжденій благочестивыхъ не поколебать тебѣ ни словомъ, ни дѣломъ!

Глава 6.

1. Такъ витійственно отвѣчавшаго Елеазара приманкамъ мучителя безжалостно повлекли предстоявшіе копьеносцы на мѣсто мученія;

2. и сперва раздѣли сего старца, благопристойно одѣтаго, по благочестивому обряду;

3. потомъ, связавъ руки у спины, сѣкли его бичами;

4. А глашатай поодаль кричалъ: покорись велѣніямъ царя.

5. Но великоумный и поистинѣ благородный Елеазаръ, мучимый какъ бы во снѣ, ни мало не поколебался.

6. Напротивъ, возведши очи свои къ небу, подставлялъ бичамъ тѣло свое этотъ старецъ, и обливался кровію, и уязвляемъ былъ по ребрамъ,

7. и падая на землю, когда тѣло уже не переносило страданій, сохранялъ правое и неуклонное убѣжденіе.

8. А одинъ изъ жестокихъ копьеносцевъ билъ его, пиная ногою въ животъ его, дабы онъ, падая, разбился.

9. Онъ же перетерпѣвалъ боли, и презиралъ неизбѣжность, и переносилъ мученія,

10. и какъ доблестный боецъ, поражаемый, побѣждалъ мучителей.

11. Старецъ потѣлъ лицемъ и задыхался крѣпко, но благодушіемъ своимъ удивлялъ самихъ мучителей.

12. Посему нѣкоторые изъ царедворцевъ, то щадя старость его,

13. то сострадая по привычкѣ, то удивляясь его терпѣнію, говорили ему:

14. Елеазаръ, почто такъ неразумно подвергаешь себя такимъ мученіямъ?

15. Мы предложимъ тебѣ печеныя снѣди: а ты покажи видъ, будто ѣшь свинину, и избавься.

16. Но Елеазаръ, какъ-бы горше уязвленный такимъ совѣтомъ, возопилъ:

17. Мы, Авраамовы дѣти, не такъ безумны, что станемъ малодушествовать и лицедѣйно играть неприличную драму.

18. И не логично намъ, въ истинѣ проведшимъ жизнь до старости и по закону оберегавшимъ славу свою, перемѣняться теперь,

19. и самимъ намъ быть образомъ нечестія для юношей, и служить примѣромъ сквернояденія.

20. Да и стыдно доживать малое число лѣтъ въ посмѣяніи отъ всѣхъ за трусость,

21. и быть въ презрѣніи у мучителя за слабомужіе и не отстаивать божественнаго закона нашего до смерти.

22. Такъ же и вы, чада Авраама, доблестно умирайте за благочестіе.

23. А вы, копьеносцы мучителя почто медлите?

24. Видя, что онъ такъ возвышенъ духомъ надъ неизбѣжностями и не увлекается жалостію ихъ[4], они повели его къ огню.

25. Тутъ сожигающіе (служители) съ помощію искуственныхъ снарядовъ бросили его на костеръ, и лили въ ноздри его зловонные жидкости.

26. Онъ же, прожженный уже до костей и умирающій, возвелъ, очи свои къ Богу и сказалъ:

27. Ты вѣдаешь, Боже присущій моему спасенію, что я отъ мукъ огненныхъ умираю за законъ.

28. Итакъ будь милостивъ къ народу твоему, удовлетворившись нашимъ наказаніемъ за него.

29. Сдѣлай кровь мою очищеніемъ ихъ, и прими жизнь мою вмѣсто жизни ихъ.

30. И сказавъ сіе священный мужъ доблестно умеръ въ мукахъ, но до самой смерти мучительной не поколебался въ мысляхъ ради закона.

31. Итакъ явно, что благочестивая разсудительность господствуетъ надъ страстями.

32. А если бы страсти овладѣвали разсудительностію; то имъ далъ бы я свидѣтельство о такомъ владычествѣ ихъ.

33. А такъ какъ нынѣ разсудительность побѣдила страсти; то ей достодолжно усвояемъ мы власть владычнюю.

34. По справедливости надобно намъ признать, что существуетъ господство разсудительности, когда она владычествуетъ даже и надъ внѣшними (тѣлесными) страданіями.

35. Что касается до потѣхъ; то я увѣряю, что разсудительность не только надъ страданіями владычествуетъ, но и наслажденія умѣряетъ, и имъ не поддается.


Глава 7.

1. Разсудительность отца нашего Елеазара, какъ наилучшій кормчій, направляя корабль въ морѣ страстей,

2. и будучи поражаема угрозами мучителя и обуреваема треволненіями мукъ,

3. Нисколько не уклонила кормила благочестія, пока достигла пристани безсмертной побѣды.

4. Не такъ противостоялъ городъ, нѣкогда осаждаемый многими и разными машинами, какъ побѣдилъ всесвятый Елеазаръ осаждавшихъ священную душу его, бывъ жегомъ поруганіями и мученіями, побѣдилъ подъ защитою благочестивой разсудительности.

5. Умомъ своимъ, какъ отвѣснымъ утесомъ, отецъ Елеазаръ сокрушилъ бѣшеныя волны страстей.

6. О, священниче достойный священства, не осквернилъ ты священныхъ зубовъ, ни богочестія, ни чистоты законной не нарушилъ, не наполнивъ чрева сквернояденіемъ.

7. О, наперсниче закона и философе по жизни божественной.

8. Таковы должны быть священно-дѣйствующіе! Имъ надлежитъ отстаивать законъ своею кровію и доблестнымъ терпѣніемъ въ страданіяхъ даже до смерти.

9. Ты отче, благозаконіе наше на славу подтвердилъ терпѣніемъ своимъ и не нарушилъ святости обряда нашего, говоривъ о немъ достодолжно, и дѣлами своими оправдалъ ученія божественной философіи.

10. О, старче крѣпчайшій самыхъ мукъ, и старѣйшина сильнѣйшій огня, и величайшій царю страстей, Елеазаре.

11. Какъ отецъ Ааронъ, вооруженный кадильницею, поспѣшая побѣдилъ ангела, губившаго посредствомъ народогубительнаго огня[5]:

12. такъ Ааронидъ Елеазаръ, сожигаемый огнемъ, не перемѣнилъ своего образа мыслей.

13. А что всего удивительнѣе, будучи старцемъ, онъ когда уже разрушались связи тѣла его, и гибла плоть его, а жилы разслабѣли, помолодѣлъ,

14. и духомъ разсудительности, и Исааковою разсудительностію[6] одолѣлъ многоглавую муку.

15. О блаженная старость, и почтенная сѣдина, и житіе по закону, законченное вѣрною печатію смерти.

16. Итакъ, если престарѣлый мужъ ради благочестія презрѣлъ мученія смертельныя, явно, что благочестивая разсудительность господствуетъ надъ страданіями.

17. Пусть говорятъ нѣкоторые, что не всѣ овладѣваютъ страстями, потому что не всѣ имѣютъ мудрую разсудительность.

18. Но всѣ, которые отъ всего сердца заботятся о благочестіи, сильны сдерживать плотскія страсти,

19. вѣруя, что они не умираютъ у Бога, какъ и патріархи наши, Авраамъ, Исаакъ, Іаковъ, живы у Бога.

20. Нисколько не опровергаетъ насъ то явленіе, что нѣкоторыхъ одолѣваютъ страсти: (знать) разсудительность у нихъ слаба.

21. Ибо кто любомудрствуя благочестиво по всему уставу любомудрія,

22. и вѣруя въ Бога, и зная, что блаженъ тотъ, кто претерпѣваетъ всякое страданіе ради добродѣтели, не обуздалъ бы страстей при такомъ благочестіи?

23. Только мудрый и воздержный есть мужественный владыка страстей.

24. Посему-то и юноши, любомудрствуя и разсуждая благочестиво, одолѣвали самыя тяжкія мученія.

Глава 8.

1. Когда при первой попыткѣ побежденъ былъ гордый мучитель, не смогшій принудить старца къ сквернояденію, тогда онъ сгоряча приказалъ приводить другихъ евреевъ помоложе, и если они вкусятъ оскверненнаго, освобождать ядущихъ, а если будутъ противорѣчить, мучить горше.

2. Послѣ такого приказа сего мучителя предстали приведенные седмь братьевъ съ престарѣлою матерію ихъ, благообразные и скромные и доблестные и весьма любезные.

3. Мучитель, видя ихъ, какъ бы въ хорѣ имѣющихъ среди себя матерь свою, cочувствовалъ имъ, и бывъ пораженъ ихъ благообразіемъ и благородствомъ, улыбался имъ, и подозвавъ близко, говорилъ:

4. О, юноши, я любезно удивляюсь красотѣ каждаго изъ васъ, и уважая численность стольких братьев, не только совѣтую не бѣситься бѣшенствомъ только что замученнаго старца,

5. но и прошу васъ послушаться моего совѣта и насладиться моею дружбою. Ибо я силенъ какъ наказывать непокаряющихся моимъ велѣніямъ, такъ и облагодѣтельствовать благопокорныхъ мнѣ.

6. Покорившись мнѣ, вы получите и начальства и управленіе моими дѣлами; а отрекшись отъ вашего отечественнаго устава житія,

7. и вкусивъ жизни еллинской, при такой перемѣнѣ, вы насладитесь юностію своею.

8. Если же разгнѣваете меня непокорностію вашею; то принудите меня погубить каждаго изъ васъ ужасными казнями и муками.

9. Итакъ пощадите себя, тогда какъ и я, врагъ вамъ, щажу и возрастъ и благообразіе ваше.

10. Ужели вы непоймете, что вамъ, когда не покоритесь, придется умереть въ мукахъ?

11. Сказавъ сіе, онъ повелѣлъ выдвинуть впередъ орудія мученій, дабы и страхомъ понудить ихъ къ сквернояденію.

12. Когда же копьеносцы выставили колеса и снаряды для вывиха членовъ и трохантиры[7] и стрѣлометницы и котлы, сковороды и желѣзныя когти, руки и шины и мѣха для раздуванія огня:

13. тогда мучитель, предваряя, сказалъ: дѣти, убойтесь: даже та правда, которую вы чтите, будет снисходительна къ вамъ, нарушившимъ законъ по необходимости.

14. Они же, выслушавъ лесть и видя ужасы, не только не устрашились, но и любомудренно отвѣчали мучителю, и разумно опровергли мучительство его.

15. Кстати подумать, что если бы нѣкоторые изъ нихъ были боязливы въ душѣ и не мужественны, то какими отдѣлались бы рѣчами? Не такими ли?

16. О злополучные мы и безумнѣйшіе! царю ли не покориться, когда онъ упрашиваетъ насъ и вызывается на благодѣяніе?

17. Почто мы потѣшаемъ себя пустыми мнѣніями, и дерзаемъ выказывать смертоносную непокорность?

18. Мужи-братья! Развѣ мы не убоимся мучительныхъ орудій, и не примемъ въ расчетъ угрозъ муками, и не будемъ обвинены въ тщеславіи и въ пагубоносной гордости?

19. Пощадимъ свою молодость, и пожалѣемъ старость матери,

20. и припомнимъ, что непокорность приведетъ насъ къ смерти.

21. Да и божеское правосудіе проститъ насъ, убоявшихся царя по необходимости.

22. Для чего намъ разставаться съ пріятнѣйшею жизнію, и лишать себя сладостнаго міра?

23. Не будемъ противиться неизбѣжности, и не станемъ тщеславиться своимъ мученичествомъ.

24. И самый законъ нашъ не присудитъ насъ къ смерти, когда мы невольно убоялись орудій мученій.

25. Откуда родилась въ насъ такая охота спорить, и почему нравится намъ смертоносное упорство, когда лучше жить въ безопасности, покорившись царю?

26. Но ничего такого не говорили юноши, въ виду мученій, и даже не думали о томъ.

27. Ибо они презирали страсти и господствовали надъ муками,

28. такъ что, когда мучитель пересталъ совѣтовать имъ вкусить скверной снѣди, всѣ въ одинъ голосъ, какъ отъ одной души, сказали ему:

Глава 9.

1. Что медлишь, мучитель? Мы готовы лучше умереть, нежели преступить отеческія заповѣди наши.

2. Ибо намъ, поистинѣ, будетъ стыдно предъ предками, если мы не подчинимся закону и не воспользуемся совѣтомъ Моисея.

3. Не совѣтуй, мучитель, нарушать законъ, и ненавидя насъ, не милуй насъ больше чѣмъ мы (милуемъ себя).

4. Ибо горше самой смерти мы считаемъ милость твою, спасающую насъ подъ условіемъ законопреступленія.

5. Ты устрашаешь насъ, грозя намъ смертію отъ мукъ, какъ будто не задолго предъ симъ не получилъ ты урока отъ Елеазара.

6. Если же старцы еврейскіе были благочестивы такъ, что и муки претерпѣли ради благочестія, то справедливѣе умереть намъ юнымъ, презирающимъ твои неизбѣжныя мученія, кои одолѣлъ и оный старецъ, нашъ пѣстунъ.

7. И такъ рази насъ, мучитель. Если ты убьешь жизнь нашу за благочестіе, то не думай, что ты уничтожишь насъ твоими муками.

8. Ибо мы за злостраданіе и терпѣніе получимъ награды добродѣтели, и будемъ у Бога, ради котораго и страждемъ.

9. А ты за самодовольное убіеніе насъ потерпишь, по Божескому суду, вѣчное мученіе огнемъ.

10. Когда они сказали это, тогда мучитель не только раздражился на нихъ, какъ на непокорныхъ, но и разгнѣвался, какъ на неблагодарныхъ.

11. За тѣмъ щитоносцы, по приказанію, привели старшаго изъ нихъ, и разодравъ хитонъ, ремнями связали руки его и мышцы.

12. Когда же устали поражать его бичами, ничего не добившись; взвалили его на колесо,

13. на которомъ вращаясь благородный юноша, сдѣлался калѣкою.

14. Но изломанный во всѣхъ членахъ порицалъ, говоря:

15. Мучитель прескверный и врагъ небеснаго правосудія и жестокосердый! ты мучишь такимъ образомъ не мужеубійцу, не нечестивца, а ревнителя Божескаго закона.

16. Когда же копьеносцы говорили ему: согласись ѣсть, дабы избавиться отъ мученій;

17. онъ сказалъ имъ: не такъ крѣпко колесо ваше, скверные служители, чтобы низвратило убѣжденіе мое: разсѣкайте члены мои, и жгите тѣло мое, и вывихните члены мои.

18. Всѣми муками докажу вамъ, что одни дѣти еврейскіе ради добродѣтели непобѣдимы.

19. Пока онъ говорилъ это, развели подъ нимъ огонь, и взваливъ его на колесо, мучили.

20. И это колесо со всѣхъ сторонъ обагрялось кровію, а куча углей гасла отъ каплющихъ жидкостей; и у осей сего орудія падали куски тѣла.

21. Уже сокрушился составъ костей его; но сей великодушный, Авраамскій, юноша не простоналъ,

22. а доблестно переносилъ мученія, какъ бы преобразившись въ огнѣ и ставъ нетлѣннымъ,

23. говоря: подражайте мнѣ братья, не оставляйте меня одного и не отрекитесь отъ благодушнаго братства со мною, а воинствуйте священнымъ и доблестнымъ воинствованіемъ за благочестіе;

24. за это милостиво будетъ къ народу праведное и наше отческое Провидѣніе[8], и накажетъ гордаго мучителя.

25. Сказавъ сіе, священнопристойный юноша испустилъ духъ;

26. Когда же всѣ удивлялись душевной, крѣпости его; копьеносцы привели втораго, который моложе перваго, и приспособивъ желѣзныя руки съ острыми когтями, снарядами привязали его къ катапелтѣ[9].

27. И какъ только допросили его прежде мученія, желаетъ ли ѣсть (запрещенное), и услышали доблестный отвѣтъ,

28. съ верхушекъ головы, стали драть желѣзными руками и содрали всю тѣлесность до бороды и кожу съ головы эти леопарды—звѣри: а онъ, мужественно претерпѣвая такое мученіе говорилъ:

29. Какъ пріятенъ всякій способъ смерти за отческое благочестіе наше! а мучителю сказалъ:

30. Не думается тебѣ, свирѣпѣйшій изъ всѣхъ мучителей, что ты теперь мучишься больше меня, видя, какъ гордое помышленіе тиранніи побѣждается нашимъ терпѣніемъ ради благочестія.

31. Я облегчаю боль сладостями страданія за добродѣтель.

32. А ты мучишь себя угрозами нечестія. Но не избѣжать тебѣ, сквернѣйшій мучитель, приговоровъ Божескаго гнѣва.

Глава 10.

1. Когда же и этотъ претерпѣлъ приснопамятную смерть; приведенъ былъ третій, котораго многіе много упрашивали, чтобы онъ, вкусивъ (запрещеннаго), уцѣлѣлъ.

2. Онъ же, громко сказалъ: или вы не знаете, что и меня, какъ и этихъ умершихъ, засеменилъ одинъ и тотъ же отецъ, и родила одна и таже мать, и что мы воспитаны въ однихъ и тѣхъ же догматахъ?

3. Не отрекусь я отъ благороднаго родства съ братьями моими.

4. Посему ежели имѣете вы какое орудіе казни, придвиньте его къ тѣлу моему. Ибо души моей коснуться не можете даже волею вашею.

5. Они же, едва едва снося дерзновеніе сего мужа, членовывихными снарядами вывихнули руки его и ноги, и исторгнувъ изъ ключицъ, искрошили ихъ,

6. подтаскивая (подъ машину) и пальцы, и мышцы, и голени, и локти.

7. И никакимъ образомъ не могши умучить его, содрали съ него кожу съ крайними оконечностями пальцовъ, и такъ обскѵѳивъ его[10], тотчасъ взвалили на колесо.

8. Изломанный на немъ начиная съ спиннаго хребта, онъ видѣлъ растерзывающіяся части своего тѣла, и капли крови, стекающія съ внутренностей.

9. Предъ самою же смертію сказалъ:

10. мы, о прескверный мучитель, страдаемъ такъ за законы Бога и за добродѣтель:

11. а ты за нечестіе и бѣшеное убійство потерпишь мученія нескончаемыя.

12. Когда и этотъ умеръ достойно братьевъ его, привлекли четвертаго, говоря:

13. Не бѣсись хоть ты бѣшенствомъ братьевъ твоихъ, и покорившись царю, спаси себя.

14. Но онъ сказалъ имъ: не такъ распаленъ для меня огонь вашъ, чтобы мнѣ бояться:

15. Клянусь блаженною смертію братьевъ моихъ, и вѣчною погибелію мучителя, и приснопамятною жизнію благочестивыхъ, что я не отрекусь отъ благородныхъ братьевъ моихъ.

16. Выдумывай, мучитель, мученія, дабы и онѣ дали тебѣ понять, что я есмь братъ только что замученныхъ.

17. Услышавъ это кровожадный и убійственный и прескверный Антіохъ, приказалъ отрѣзать ему языкъ.

18. Онъ же сказалъ: хоть бы ты отнялъ и проводникъ (óрганъ) голоса; но Богъ слышитъ и молчащихъ.

19. Вотъ испорченъ языкъ (мой): рѣжь его, но не зарѣзать тебѣ убѣжденія нашего!

20. Мы за законъ Божій съ радостію лишаемся членовъ тѣла.

21. Тебѣ же скоро отомститъ Богъ. Ибо ты отрѣзываешь языкъ, воспѣвающій божественныя пѣснопѣнія.

Глава 11.

1. Когда же и сей, истомленный мученіями, умеръ; подбѣжалъ, пятый, говоря:

2. Не намѣренъ я, о мучитель, уклоняться отъ мученія за добродѣтель.

3. Посему самъ я подошелъ, дабы ты, убивъ и меня, задолжалъ небесному правосудію наказаніемъ, за бóльшее число обидъ.

4. О, ненавистничиче добродѣтели и ненавистниче человѣковъ! За что ты насъ, слугъ твоихъ, истребляешь такимъ образомъ?

5. Ужели худымъ кажется тебѣ то, что мы почитаемъ Творца всѣхъ и живемъ по закону Его, заповѣдующему добродѣтели?

6. Но почитающій это, не мученій достоинъ.

7. О если бъ ты чувствовалъ въ себѣ любовь къ человѣку, и имѣлъ надежду на спасеніе отъ Бога!

8. Но вотъ нынѣ ты чуждаешься Бога, и потому поражаешь почитающихъ Бога.

9. Послѣ этихъ словъ копьеносцы, связавъ его, втащили на катапелту,

10. и тутъ, связавъ ему колѣна, а желѣзными петлями прикрѣпивъ ихъ къ шинѣ колеса, нагнули по нему спину его; и такъ весъ онъ, на подобіе скорпіона ломаясь на колесѣ, расчленялся.

11. Такимъ способомъ нудимый душевно и удушаемый тѣлесно, онъ говорилъ:

12. о мучитель, наилучшія милости, ты жалуешь намъ, доставляя скучай доказать нашу приверженность къ закону доблестнѣйшими страданіями.

13. Когда же скончался и этотъ, приведенъ былъ шестый, юный, который на вопросъ мучителя, не захотѣлъ ли бы онъ избавиться вкушеніемъ (оскверненнаго), отвѣчалъ:

14. Я по возрасту моложе моихъ братьевъ, но по разуму сверстникъ имъ.

15. И мы, рожденные и воспитанные въ одномъ и томъ же законѣ, за него и умереть должны одинаково.

16. Итакъ, если тебѣ угодно мучить, мучь невкусившаго скверны.

17. Когда онъ сказалъ это; возложили его на колесо;,

18. и тутъ онъ, растягиваемый, когда уже сломались члены и спинная кость его, былъ сожигаемъ;

19. Мучители, зажегши острые колья, подносили ихъ къ спинѣ его, и пронзивъ ему бока, жгли самыя внутренности его,

20. Онъ же мучимый,—о святолѣпный подвигъ!—говорилъ: когда уже столькіе братья, позванные на испытаніе мукъ за благочестіе, не побѣждены:

21. ибо не побѣдима, о мучитель, наука благочестія:

22. то и я, вооруженный преданностію Вѣрѣ, умру вмѣстѣ съ братьями моими.

23. А ты, мучитель, изобрѣтатель мученій, и врагъ истинно благочестивыхъ, великаго наживешь себѣ и самъ Отмстителя.

24. Мы, шесть юношей, преодолѣли твое мучительство.

25. Ибо невозможность твоя переубѣдить разсудительность нашу, и принудить насъ къ сквернояденію, развѣ не есть преодолѣніе?

26. Огонь твой холоденъ для насъ, и отъ катапелтъ не больно намъ, и насиліе твое безсильно.

27. И эти копьеносцы окружаютъ не мучителя, а Божескій законъ нашъ, посему убежденіе наше не побѣдимо.

Глава 12.

1. Послѣ того, какъ и сей умеръ блаженно, бывъ вверженъ въ котелъ, предсталъ седьмый, изъ всѣхъ младшій.

2. Сжалился надъ нимъ мучитель, хота и былъ жестоко поруганъ братьями его, и видя, что уже надѣваютъ на него оковы, подозвалъ его къ себѣ поближе, и пытался увѣщавать его, говоря:

4. Ты видишь конецъ ослѣпленія братьевъ твоихъ. Они за неповиновеніе мучены и умерли: но и ты, если не покоришься, будешь мученъ, злосчастный, и умрешь преждевременно.

5. А покорившись, будешь мой любимецъ и станешь править царскими дѣлами.

6. И потѣшая его такимъ образомъ, позвалъ мать сего отрока, дабы обласкать ее, лишившуюся столькихъ сыновъ, и склонить къ тому, чтобы она спасла сего остальнаго, сдѣлавъ его покорнымъ.

7. Онъ же на увѣщаніе матери своей, говорившей по еврейски (о чемъ вскорости скажемъ послѣ) отвѣчалъ:

8. Пустите меня. Я скажу нѣчто царю и всѣмъ сущимъ съ нимъ любимцамъ.

9. И обрадовались какъ самъ царь, такъ и сущіе съ нимъ, такому вызову отрока, и тотчасъ пустили его.

10. И онъ подошедши близко, къ сковородамъ, сказалъ:

11. Порочный и нечестивѣйшій паче всѣхъ, злыхъ мучитель! Не устыдился ты, получивъ отъ Бога столько благъ и царство, убивать служителей его, и мучить подвижниковъ благочестія?

12. За это воздастъ тебѣ божеское правосудіе сильнѣйшимъ и вѣчнымъ огнемъ и муками, кои во всю вѣчность не облегчатся для тебя.

13. Не устыдился ты, звѣронравнѣйшій, будучи человѣкомъ, рѣзать языкъ подобнымъ тебѣ и составленнымъ изъ однихъ и тѣхъ же стихій, и такимъ образомъ мучить ихъ съ поруганіемъ?

14. Но тѣ, которые доблестно умерли, доказали свое благоговѣніе предъ Богомъ:

15. а ты, злый, злѣ будешь наказанъ за то, что безвинно убилъ подвижниковъ добродѣтели.

16. За тѣмъ, готовый умереть, сказалъ:

17. Не измѣню доблести братьевъ моихъ.

18. Бога же отцовъ умоляю, да милостивъ будетъ роду моему.

19. Тебя же и въ нынѣшней жизни и по смерти накажетъ.

20. И помолившись такимъ образомъ, самъ ринулся на сковороды, и тутъ отдалъ (Богу) душу.

Глава 13.

1. И такъ, если страданія даже до смерти преодолѣли эти седмь братьевъ оказывается, вполнѣ, что благочестивая разсудительность самодержавитъ надъ страстями.

2. Если бы они, порабощенные страстями, вкусили оскверненныхъ снѣдей; то мы сказали бы, что они побѣждены ими.

3. Но теперь не такъ: а похвальною у Бога разсудительностію они побѣдили страсти.

4. Посему нельзя презирать владычества ума, какъ скоро онъ возобладалъ и страданіемъ и болями.

5. Какъ въ самомъ дѣлѣ не усвоить набожнаго преобладанія надъ страстями тѣмъ, которые не уклонились отъ мученій огнемъ?

6. Ибо какъ выдающіяся впередъ башни пристаней, разсѣкая грозныя волны, способствуютъ тихому входу туда пловцовъ:

7. Такъ седьмибашенная набожность оныхъ юношей, ограждавшая пристань благочестія, преодолѣла безнаказанность страстей.

8. Они, составивъ священный сонмъ праведниковъ, ободряли другъ-друга, говоря:

9. Братски умремъ братья за законъ. Уподобимся тѣмъ, тремъ въ Ассиріи юношамъ, которые презрѣли печь равномучительную.

10. Не выкажемъ себя мужами боязливыми, когда надобно оправдать благочестіе.

11. Еще одинъ говорилъ: дерзай братъ: а другой, терпи доблестно,

12. Третій припоминательно говорилъ: помните, откуда вы! или, какою отца рукою закланіе ради благочестія потерпѣлъ было Исаакъ!

13. Каждый же и всѣ вмѣстѣ, смотря другъ на друга весело и весьма бодренно, говорили: предадимъ себя Богу отъ всего сердца, давшему намъ души, и поставимъ тѣла стражами закона.

14. Не убоимся думающаго, что онъ убиваетъ тѣло.

15. Ибо великая туга и погибель души въ вѣчной мукѣ предстоитъ нарушителямъ заповѣди Бога.

15. Итакъ вооружимся божественною разсудительностію для сдержанія страстей.

16. Ибо насъ, такъ подвизавшихся, Авраамъ и Исаакъ и Іаковъ примутъ въ лоны свои, и всѣ отцы восхвалятъ.

17. И каждому отторгнутому брату говорили остающіеся: не постыди насъ, братъ, и не оболги прежде, умершихъ братьевъ нашихъ.

18. Вы знаете тѣ сладости братства, коими божеское и всемудрое Провидѣніе надѣлило раждающихся посредствомъ отцовъ, и кои вложило посредствомъ матерней утробы,

19. въ которой братья пребываютъ въ теченіи равнаго времени, и въ одинаковое время образуются, и отъ одной и той же души зиждутся окончательно;

20. потомъ, рожденные спустя равное время, молокомъ изъ однихъ и тѣхъ же источниковъ, одними и тѣми же сосцами среди объятій питаются, какъ братолюбивыя души.

21. а вырастаютъ гораздо братолюбивѣе съ помощію одинаковаго воспитанія и ежедневной привычки, и обученія и нашего упражненія въ законѣ Бога.

22. При состоявшемся такимъ образомъ сочувственномъ братолюбіи, седмь братьевъ имѣли самое сочувственное согласіе между собою.

23. Ибо наставленные въ одномъ и томъ же законѣ, и упражнявшіеся въ однѣхъ и тѣхъ же добродѣтеляхъ, и совоспитанные въ праведной жизни, они, наипаче поэтому, любили другъ друга.

24. Одинаковая ревность по благочестію разширяла ихъ взаимное согласіе.

25. Ибо при благочестіи братолюбіе становилось для нихъ гораздо вожделѣннѣе.

26. Но со всѣмъ тѣмъ и надъ природою и привычкою и надъ тѣми навыками въ добродѣтели, кои увеличивали въ них сладости братства, возвышались они, когда, оставаясь въ живыхъ, видѣли братьевъ своихъ, поругаемыхъ за благочестіе и мучимыхъ до смерти,

Глава 14.

1. И даже поощряли ихъ къ мученичеству, такъ что не только презирали страданія, но и ограничивали страстную любовь свою къ братьямъ.

2. О, разсужденія, болѣе царственныя чѣмъ царь, и болѣе свободныя, чѣмъ люди свободные!

3. О, священное и ладное согласіе седьми братьевъ касательно благочестія!

4. Ни одинъ изъ этихъ седьми юныхъ не струсилъ, и не устрашился смерти.

5. Но всѣ, какъ идущіе путемъ безсмертія, спѣшили умирать отъ мученій.

6. Какъ руки и ноги согласно движутся маніями души, такъ сіи священные юноши, движимые какъбы одною душею безсмертнаго благочестія, согласились умереть за оное.

7. О, всесвятая седмерица согласныхъ братьевъ! Какъ седьмь дней міротворенія готовились для благочестія[11]:

8. такъ сіи юноши, ликуя, составили изъ себя круглую седмерицу, подавляя страхъ мученій.

9. Нынѣ мы, слыша о страданіи оныхъ юношей, ужасаемся[12]): они же, не только видя и не только слыша говорящаго грозно, но и страдая, терпѣли, и какъ еще? среди мукъ отъ огня.

10. А что было бы мучительнѣе ихъ? Ибо пронзительная быстрая сила огня вдругъ разрушала тѣла.

11. И не считайте удивительнымъ, если разсудительность поддерживала оныхъ мужчинъ среди мученій, когда и умъ женщины возвышался надъ многообразнѣйшими страданіями.

12. Ибо мать оныхъ седми юношей переносила муки, присужденныя каждому изъ чадъ ея.

13. Вы знаете, что та чадолюбивая нѣжность, у которой много дѣтей, все принимаетъ къ сердцу.

14. Даже безсловесныя животныя, какъ и люди, имѣютъ сострадательность и нѣжность къ порожденіямъ своимъ.

15. Изъ птицъ кроткія, живущія при домахъ, защищаютъ своихъ птенцовъ:

16. а дикія высиживаютъ птенцовъ на вершинахъ горъ, и на утесахъ долинъ, и въ дуплахъ деревъ и на верхахъ ихъ, и приближающагося туда отгоняютъ;

17. если же не могутъ отогнать, то летая вокругъ ихъ съ печальною нѣжностію, издаютъ свой голосъ, и, какъ могутъ, помогаютъ птенцамъ.

18. И нужно ли безсловесными животными доказывать сострадательность къ дѣтямъ,

19. когда и пчелы, во время выдѣлки меда, мстятъ подходящимъ къ нимъ, и какъ желѣзнымъ жаломъ уязвляютъ приближающихся къ улью ихъ, и мстятъ даже до смерти?

20. Но мать сихъ юношей, равную Аврааму по душѣ, не поколебала сострадательность къ дѣтямъ.

Глава 15.

1. О, разсудительность чадъ, сокрушительница страстей, и ты благочестіе, болѣе, вожделѣнное для матери, нежели чада ея!

2. Мать, имѣя въ виду два предмета, благочестіе и временное спасеніе седьми сыновъ ея по обѣщанію мучителя,

3. наипаче возлюбила благочестіе, спасающее для вѣчной жизни у Бога.

4. О, какъ описать мнѣ страстную любовь къ дѣтямъ, дивно напечатлѣвающую сходство души и лица на маленькомъ обличіи младенца, и особенно (описать) то, что матери гораздо сострадательнѣе отцовъ къ рожденнымъ страстно!

5. Ибо матери чѣмъ мягче душею и чѣмъ плодороднѣе, тѣмъ чадолюбивѣе.

6. Но изъ всѣхъ матерей чадолюбивѣйшая была мать оныхъ седми дѣтей. Въ ней седмь зачатій насадили нежность къ нимъ;

7. а многократныя болѣзни рожденія каждаго изъ нихъ заставили ее имѣть сочувствіе къ нимъ.

8. Но боясь Бога, она презрѣла временное избавленіе чадъ (отъ мученій).

9. При томъ и благочестіе сыновъ и покорность ихъ закону усиливали нѣжную любовь ея къ нимъ.

10. Ибо они были праведны, и воздержны, и мужественны, и великодушны, и братолюбивы, и матеролюбивы такъ, что даже до смерти соблюдали законное, и повиновались ей (матери).

11. Но со всѣмъ тѣмъ, хотя такія качества ихъ и склоняли мать къ чадолюбивой жалости, ни для одного изъ нихъ не могли измѣнить убѣжденій ея разнообразныя мученія.

12. Напротивъ каждаго порознь сына и всѣхъ вмѣстѣ сія мать побуждала умирать за благочестіе.

13. О, природа священная, и нѣжность родителей и любозаботливое смышленіе и воспитаніе, и матерей не истребимыя чувствованія!

14. Мать, смотря на каждаго сына мучимаго и сожигаемаго, не измѣнила благочестію.

15. Она видѣла тѣла чадъ, жаримыхъ на огнѣ, и пальцы ногъ и рукъ, трепещущіе на землѣ, и кожи головъ, (съ темени) до бородъ, лежащія какъ маски.

16. О, матерь, испытавшая тогда муки, горшія болѣзней рожденія ихъ.

17. О, единственная жена, породившая благочестіе полное!

18. Не перемѣнилъ тебя ни первенецъ твой издыхая, ни второй, смотря на тебя жалостно среди мукъ, ни третій испуская духъ.

19. Ни ты сама, видя очи каждаго изъ нихъ, наискось посматривающіе на собственное мученіе при терзаніихъ; и ноздри ихъ предъощущающіе смерть, не рыдала;

20. и подлѣ тѣлъ чадъ видя тѣла чадъ сожигаемыя, и подлѣ рукъ руки отрѣзываемыя, и подлѣ головъ головы обдираемыя, и подлѣ мертвецовъ—мертвыхъ падающихъ на землю, и кладбище замученныхъ чадъ видя на мѣстѣ сонма ихъ, не плакала.

21. Не такъ сиреновы сладкопѣнія и лебединыя пѣсни завлекаютъ слушающихъ къ охотному слушанію, какъ голоса чадъ, зовущихъ мать среди мученій.

22. Какими и сколькими страданіями мучилась эта мать сыновъ, терзаемыхъ колесами и огненными муками!

23. Но благочестивая разсудительность, укрѣпивъ нутръ ея во время самыхъ страданій, заставила ее презрѣть привременную любовь къ чадамъ.

24. Хотя она видѣла погибель седьми чадъ, но какъ доблестная мать, облобызавъ ихъ, лишилась ихъ ради вѣры въ Бога.

25. Эта мать въ душѣ своей, какъ въ судилищѣ, видя грозныхъ совѣтниковъ, природу и рождество и чадолюбіе и чадъ мученія,

26. и держа два приговора чадамъ, смертоносный, и спасающій,

27. не согласилась на спасеніе спасающее седьмь сыновъ ея на короткое время:

28. а вспомнила твердость богочестиваго Авраама, какъ дщерь его.

29. О, мать народа, оправдательница закона, и защитница благочестія, и страстотерпица матереутробнаго подвига!

30. О, доблестнѣйшая твердостію паче мущинъ, и мужественнѣйшая въ терпѣніи паче мужей!

31. Какъ Ноевъ ковчегъ, носимый во время всемірнаго потопа, нерушимо перенесъ волненія:

32. такъ ты, законоблюстительница, отвсюду обливаемая потопомъ страданій и обуреваемая крѣпкими вѣтрами—мученіями сыновъ, доблестно перетерпѣла бури ради благочестія.

Глава 16.

1. Если же и женщина и старица и мать седьми дѣтей перетерпѣла, видя мученія чадъ даже до смерти; то благочестивая разсудительность, неоспоримо, есть владычица страстей.

2. И я доказалъ, что не только мужи господствовали надъ страстями, но и женщина презрѣла величайшія муки.

3. И не такъ свирѣпы были львы около Даніила, и не такимъ пожирающимъ огнемъ пылала печь съ Мисаиломъ, какимъ естественная любовь къ дѣтямъ жгла оную мать, видѣвшую седьмь сыновъ ея мучимыхъ.

4. Но благочестивою разсудительностію эта мать угасила такія и столькія страданія.

5. А нельзя не подумать, что если бы эта женщина, хотя и мать, была боязлива душею, то рыдала бы надъ ними, и, быть можетъ, говорила бы такъ:

6. Какъ я безполезна и злосчастна! Седьмь дѣтей родила, а ни одному не была матерію!

7. Напрасны седьмь зачатій, и безполезны седьмь десятимѣсячій, и безплодно вскормленіе, и несчастливо млекопитаніе.

8. Напрасно, дѣти, васъ ради я перенесла многія боли рожденія, и тяжелѣйшія заботы воспитанія.

9. О вы, безбрачные между дѣтьми моими, и вы бракосочетавшіеся, но не успѣвшіе[13]: не увижу я чадъ вашихъ, я не буду блаженствовать слыша зовъ: «бабушка».

10. Многочадная и малочадная я женщина, но вдова, и, одинокая, безутѣшная!

11. Когда умру я: некому изъ сыновъ похоронить меня!—Но съ такимъ причетомъ ни надъ кѣмъ не рыдала сія священная и богочестивая матерь,

12. и никого изъ нихъ не уговаривала не умирать, и не скорбѣла объ умершихъ.

13. Но какъ бы адамантовый имѣя умъ, и какъ бы для безсмертія вновь раждая толикое число дѣтей, паче и паче увѣщавала и умоляла ихъ умереть за благочестіе.

14. О, матерь, за благочестіе божественное воинствовавшая! ты, хоть и старица и женщина, твердостію побѣдила мучителя, и словами и дѣлами оказалась сильнѣе мужа.

15. Ибо, когда ты взята была вмѣстѣ съ дѣтьми, стояла, смотря на Елеазара мучимаго, и говорила дѣтямъ еврейскимъ языкомъ:

16. О, дѣти! Доблестенъ подвигъ, въ которому вы призваны, дабы свидѣтельствовать о несогласіи народа[14]. Подвизайтесь же усердно за отеческій законъ.

17. Ибо стыдно вамъ юнѣйшимъ бояться мученій, тогда какъ этотъ старецъ переноситъ страданія за благочестіе.

18. Вспомните, что вы для Бога явились въ міръ и стали жить.

19. А посему ради Бога должны терпѣть всякое мученіе.

20. Ради Его и отецъ нашъ Авраамъ спѣшилъ заклать народопрародительнаго сына своего Исаака, а Исаакъ, видя руку отца, съ ножемъ; занесенную на него, не устрашился.

21. И Даніилъ праведный брошенъ былъ львамъ, и Ананія, и Азаріа, и Мисаилъ ввержены были въ печь огненную, и терпѣли ради Бога.

22. Итакъ, и вы, имѣя одну и туже вѣру въ Бога, не устрашайтесь.

23. Вѣдь, безразсудно вѣдущимъ благочестіе уклоняться отъ мученій.

24. Такими рѣчами Седьмероматерь, увѣщавая каждаго изъ сыновъ, убѣждала лучше умереть, нежели нарушить заповѣдь Бога.

25. Къ тому же они знали и то, что умерши для Бога они будутъ живы у Бога, какъ Авраамъ и Исаакъ и Іаковъ, и всѣ патріархи.

Глава 17.

1. Говорили же и нѣкоторые изъ копьеносцевъ, что когда надлежало и ее вести на смерть, она, дабы кто либо не осязалъ тѣла ея, сама бросилась на костеръ.

2. О, матерь съ седьмью дѣтьми положившая конецъ насилію мучителя, и уничтожившая худые замыслы его, и доказавшая доблесть вѣры.

3. Ты, какъ кровъ, отважно водруженный надъ столпомъ дѣтей, не зыблемо перенесла сотрясеніе отъ мученій,

4. Итакъ дерзай, о матерь съ священною душею, мужественно, имѣющая терпѣливую надежду на Бога.

5. Не такъ величаво явилась луна на небѣ съ звѣздами, какъ ты стала честна у Бога, свѣтоприведши къ благочестію равнозвѣздныхъ седьмь дѣтей, и утвердилась въ небѣ съ ними.

6. Ибо чадорожденіе твое было отъ Авраама отца.

7. А если бы можно было намъ на доскѣ живописать эту исторію благочестія; то ужасались бы смотрящіе на мать седьми чадъ, перенесшую разныя мученія до смерти за благочестіе.

8. Достойно было бы и въ надгробной надписи, ради памяти, начертать этимъ соплеменникамъ нашимъ слѣдующія слова:

9. «Здѣсь старецъ священникъ, и жена маститая, и седьмь чадъ ея погребены насиліемъ мучителя, хотѣвшаго истребить родъ жизни евреевъ.

10. Они отмстили за народъ свой, взирая на Бога, и до смерти претерпѣвая мученія».

11. Поистинѣ, божественный былъ подвигъ, который совершенъ ими.

12. Ибо страстотерпствовала тогда добродѣтель, посредствомъ терпѣнія дѣлающая опытъ побѣды въ чаяніи нетлѣнія въ жизни безлѣтной.

13. Елеазаръ предначалъ подвигъ, а мать седьми дѣтей вдохновляла ихъ, братья же подвизались.

14. Мучитель противодѣйствовалъ, а родъ людской смотрѣлъ.

15. Но Богочестіе побѣдило, увѣнчавъ подвижниковъ своихъ.

16. Кто не удивлялся симъ подвижникамъ божескаго законодательства? Кто не ужасался?

17. Самъ мучитель и все соборище его изумилось терпѣнію ихъ,

18. за которое они предстоятъ, нынѣ у Божьяго престола, и живутъ въ блаженной вѣчности.

19. Какъ и Моисей сказалъ: «и всѣ освященные въ рукахъ Твоихъ».

20. И сіи посвященные Богу почтены не только оною честію, но и тѣмъ, что чрезъ нихъ враги не одолѣли народа нашего,

21. а мучитель наказанъ, отечество же очищено:

22. И они были жертвою за грѣхъ народа, и кровію этихъ благочестивыхъ, и умилостивительною смертію ихъ, божественное Провидѣніе спасло предозлобленнаго Израиля.

23. Даже мучитель Антіохъ, смотря на мужество ихъ добродѣтели и на терпѣніе въ мукахъ ихъ, оповѣщалъ это терпѣніе ихъ въ примѣръ воинамъ своимъ,

24. и потому они были у него храбры и мужественны во время брани на полѣ и во время осады городовъ; и онъ побѣдилъ и попралъ всѣхъ враговъ.

Глава 18.

1. О, потомки Авраамова семени, чада израильскіе, повинуйтесь закону, и всячески будьте благочестивы,

2. зная, что благочестивая разсудительность есть владычица страстей и страданій, не только внутри, но и извнѣ,

3. за кои оные Маккавеи, подвергшіе тѣла свои мученіямъ ради благочестія, не только служили предметами удивленія людей, но сподобились и божественной части.

4. Посредствомъ ихъ умиротворился и народъ, и, обновивъ любовь къ отечеству, отразилъ враговъ своихъ,

5. и мучитель Антіохъ и на землѣ наказанъ, и по смерти мучится.

6. Когда онъ нисколько не могъ принудить іерусалимлянъ иноплеменничать и перемѣнить отечественные нравы;

7. тогда отступивъ отъ Іерусалима, предпринялъ походъ въ Персію.

8. Мать же седьми сыновъ, эта праведница, говорила чадамъ и сіе: Я была дѣвица невинная, и не выходила изъ отеческаго дома, а берегла ребро, изъ котораго я создана.

9. Не попортилъ меня разрушитель пустынный, губитель полевой; не нарушилъ невиннаго дѣвства коего губитель льстивый змій. Время же цвѣтущаго возраста я провела съ мужемъ.

10. Когда же подросли сіи дѣти, скончался отецъ ихъ. Блаженъ онъ; ибо жилъ во время чадородія, а пора безчадія не мучила его.

11. Онъ, будучи еще съ вами, училъ васъ закону и пророкамъ.

12. Читалъ же намъ объ Авелѣ, убіенномъ отъ Каина, и о жертвоприносимомъ Исаакѣ, и объ Іосифѣ въ темницѣ.

13. Разсказывалъ же намъ о ревнителѣ Финеесѣ: поучалъ же васъ примѣромъ Ананіи и Азаріи и Мисаила.

14. Прославлялъ же и ублажалъ Даніила, бывшаго во рвѣ львиномъ.

15. Припоминалъ же вамъ писаніе Исаіи глаголющее: «если ты чрезъ огонь пройдешь, то пламень не сожжетъ тебя».

16. Пѣлъ вамъ псалмы Давида пѣснописца глаголющаго: «многи—скорби у праведниковъ, но отъ всѣхъ ихъ избавитъ ихъ Господь».

17. Читалъ намъ притчи Соломона глаголющаго: «древо жизни существуетъ для всѣхъ, творящихъ Его волю».

18. Убѣждалъ вѣрить Іезекіилю глаголющему: «оживутъ ли эти кости сухіе».

19. Не забывалъ той пѣсни, которую составилъ Моисей, поучающей и глаголющей: «и умерщвлю и оживлю».

20. Такова жизнь ваша, и продолжительность дней вашихъ.

21. О горькій тогдашній день и вмѣстѣ не горькій, когда горькій мучитель Еллинскій разжегъ огонь подъ котлами нещадящими, и съ пылающимъ гнѣвомъ возводилъ на катапелту.

(Тутъ оканчивается это слово о Маккавеяхъ въ Московск. изданіи его (1821 г.).

Примѣчанія

  1. Это Слово никогда не было переведено у насъ ни пославянски, ни порусски.
  2. писалъ это еврей.
  3. Въ подлинникѣ, съ котораго я перевожу, читается: μικρῶν ἀπογευμένους τροφῶν. Но вмѣсто μικρῶν лучше читать: μιαρῶν. Иначе, нѣтъ смысла.
  4. Царедворцовъ.
  5. Припомни потребленіе огнемъ Даѳана и Авирона.
  6. Разумѣй добровольное послушаніе Исаака Аврааму, рѣшившемуся принести его въ жертву; за каковое послушаніе, которое помножило послушаніе самого Авраама, отмѣнено было мучительное жертвоприношеніе его.
  7. Орудіе какой-то казни.
  8. Т. е. со времени отцовъ одинаковое Провидѣніе Божіе.
  9. Орудіе мученія.
  10. Намекъ на обычай Скѵѳовъ оголять тѣла бритьемъ всѣхъ волосъ на немъ и на головѣ.
  11. Для благочестиваго празднованія дня субботняго.
  12. Отсюда видно, что писатель сей книги не видалъ мученій Маккавеевъ, а только слышалъ о нихъ.
  13. Родить дѣтей.
  14. Перемѣнять іудейство на язычество.