ЭЛ/ДО/Адамс, Джон, мятежник

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭЛ
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Адамсъ
Энциклопедическій лексиконъ
Brockhaus Lexikon.jpg Словникъ: А — Алмелофеенъ. Источникъ: т. I: А—Алм, с. 172—174 ( сканъ · индексъ ) • Другіе источники: DNB (1885—1900)ЭЛ/ДО/Адамс, Джон, мятежник въ новой орѳографіи


[172]АДАМСЪ (Джонъ), патріархъ острова Питкерна. Первое извѣстіе о немъ получено отъ Капитана Бичи (Beechey), который, на пути къ Берингову Проливу, заходилъ къ сему острову, и имѣвъ частыя сношенія съ его обитателями, сообщилъ свѣту любопытныя подробности о судьбѣ Адамса и о состояніи основанной имъ колоніи. Мы почитаемъ нелишнимъ сообщить ихъ здѣсь вкратцѣ. Въ Октябрѣ мѣсяцѣ 1788 г., корабль Бонти, подъ командою строгаго Капитана Блея (Bligh), бросилъ якорь у острова Отагити. Не имѣя возможности нагрузиться скоро хлѣбнымъ деревомъ, которое онъ долженъ былъ отвезти въ Остъ-Индію, Капитанъ Блей простоялъ у острова шесть мѣсяцевъ. Сіе долгое пребываніе въ одномъ мѣстѣ и совершенная праздность экипажа имѣли весьма вредныя послѣдствія. Штурманъ корабля, Христіанъ, обиженный Капитаномъ, рѣшился изъ мщенія вооружить противъ него экипажъ, когда корабль опять выйдетъ въ море. Первое его намѣреніе состояло въ томъ, чтобы при удобномъ случаѣ возвратиться въ Отагити на одной изъ лодокъ, принадлежащихъ кораблю; но нѣкоторые изъ его сообщниковъ совѣтовали ему овладѣть всѣмъ кораблемъ, и онъ рѣшился послѣдовать этому совѣту. Блей и 18 человѣкъ экипажа, остававшихся вѣрными своему долгу, были посажены въ ботъ, и отданы на произволъ Океана, а Христіанъ съ 24 сообщниками остался на кораблѣ. — «Къ Отагити! къ Отагити!» закричалъ весь экипажъ; но корабль направилъ свой путь къ острову Тобуай, и только послѣ неудачной попытки завести дружескія связи съ туземцами, странники рѣшились, и то противъ желанія своего штурмана, плыть къ Отагити. По прибытіи туда, Христіанъ, зная, что слухъ о ихъ возмущеніи неминуемо достигнетъ Англіи, и что правительство употребитъ всѣ средства къ отысканію виновныхъ, чувствовалъ, что Отагити не можетъ служить ему безопаснымъ убѣжищемъ, а потому и принялъ твердое намѣреніе отыскать какой нибудь неизвѣстный и необитаемый островъ, чтобъ тамъ поселиться; но многіе изъ его товарищей не согласились далѣе за нимъ слѣдовать, и уступили ему корабль. Только 8 Англичанъ рѣшились [173]раздѣлить съ нимъ его судьбу; къ нимъ присоединились 6 Отагитянъ и нѣсколько женщинъ. Сначала хотѣли они плыть къ Маркизскимъ Остронамъ, но Христіанъ, знавшій о путешествіи Картерета (1767), и слыхавшій о найденномъ имъ островѣ Питкернѣ, полагалъ, что этотъ островъ можетъ служить лучшимъ для нихъ убѣжищемъ. Онъ направилъ корабль свой къ Питкерну, и присталъ къ сему острову 23 Января 1790. Все, что могло быть нужно или полезно новымъ поселенцамъ, было перенесено на берегъ, послѣ чего одинъ изъ матрозовъ зажегъ корабль. Первымъ стараніемъ новыхъ поселенцевъ было пріискать удобпое мѣсто для построенія селенія; остальная часть острова была раздѣлена на равныя доли. Отагитяне, послѣдовавшіе за Англичанами, не получили въ удѣлъ земли какъ прочіе, и были осуждены работать на Европейцевъ какъ невольники. Доколѣ хижины не были еще построены, корабельные паруса служили вмѣсто палатокъ, и были въ послѣдствіи употреблены на одежду. Въ первые годы поселенцы жили мирно и дружелюбно, и самые Отагитяне терпѣливо сносили свой жребій, но это согласіе вскорѣ прекратилось: одинъ изъ Англичанъ, имѣвшій несчастіе лишиться жены своей вскорѣ по прибытіи на островъ, скучая одиночествомъ, угрожалъ оставить своихъ товарищей, если ему не дадутъ другой жены. Поселенцы, не желая потерять въ немъ искуснаго кузнеца, принудили одного Отагитянина уступить ему свою жену. Оскорбленные Отагитяне условились между собою отмстить Англичанамъ; жены Европейцевъ, случайно узнавъ объ этомъ замыслѣ, поспѣшили предостеречь мужей своихъ. Страшная вражда возгорѣлась между бѣлыми и цвѣтными; въ ней пали многіе изъ Европейцевъ, и наконецъ, послѣ кровавой драки (въ 1793), остались на островѣ, кромѣ Джона Адамса, только три Англичанина, десять Отагитянокъ и нѣсколько дѣтей. Одинъ изъ Европейцевъ, родомъ изъ Шотлндіи, догадавшійся извлечь изъ растенія ти (Diacaena terminalis), винный спиртъ, отуманенный парами сего крѣпкаго напитка, упалъ съ утеса и убился до смерти. Другой, хотѣвшій отнять у товарища жену, и раздраженный сопротивленіемъ, покусился на жизнь своего соперника, и былъ убитъ поселенцами. И такъ въ 1799 году, изъ всѣхъ взрослыхъ поселенцевъ остались на островѣ только Адамсъ и Юнгъ. Оба они, въ особенности Юнгъ, были нрава весьма кроткаго. Бывъ свидѣтелями или лучше сказать дѣйствующими лицами въ ужасной дракѣ, погубившей всѣхъ товарищей ихъ, они стали думать о обязанностяхъ своихъ въ отношеніи къ возникшему передъ ними новому поколѣнію. Они ввели въ семействахъ постоянное чтеніе Священнаго Писанія; каждое воскресенье собирались къ утренней и вечерней молитвѣ, и старались воспитывать дѣтей въ страхѣ Божіемъ, кротости и добронравіи. Юнгъ, человѣкъ довольно образованный, еще съ 1793 года велъ постоянно свой дневникъ, и весьма много содѣйствовалъ къ успѣшному воспитанію дѣтей. По смерти его (1811) Адамсъ сдѣлался единственнымъ попечителемъ колоніи. Первымъ его стараніемъ было образовать по возможности матерей, Отагитянокъ, дабы посредствомъ ихъ можно было дѣйствовать на дѣтей, и въ этомъ подвигѣ испыталъ онъ гораздо менѣе труда, чѣмъ предполагалъ. Воспитаніе дѣтей, числомъ 19, отъ 7 до 9 лѣтъ, шло весьма успѣшно: нравствепность и религіозныя понятія юнаго поколѣнія укрѣплялись съ лѣтами; колонія жила мирно и счастливо, и въ маломъ объемѣ представляла образъ благоустроеннаго общества. Почтеніе и любовь, оказываемыя поселенцами отцу колоніи, служили лучшимъ доказательствомъ, что имъ было дано хорошее воспитаніе. Нельзя не удивляться, какъ простой и необразованный матрозъ могъ привести въ исполненіе столь трудное дѣло: ему помогли въ томъ твердая воля и благонамѣренность. Въ Англіи давно уже носились слухи, невѣрные и неясные, о сей новой колоніи; наконецъ, въ исходѣ прошедшаго столѣтія, одинъ Британскій корабль посѣтилъ сей островъ, но подробнѣйшія свѣдѣнія о сей необыкновенной колоніи были получены только въ 1814 г., отъ Капитана Англійскаго фрегата Бретона, который, на пути въ Чили, заходилъ къ острову Питкерну. Въ то время колонія состояла изъ 48 человѣкъ. Капитанъ предложилъ Адамсу отвезти его въ Англію, и обѣщалъ исходатайствовать ему прощеніе за участіе въ бунтѣ противъ Капитана Блея; но всѣ островитяне со слезами просили оставить у нихъ добраго ихъ отца. Послѣднія извѣстія объ островѣ Питкернѣ, сообщилъ свѣту Отто Коцебу; онъ получилъ ихъ самъ отъ одного Американца, съ которымъ познакомился въ Чили. На Отагити нашелъ Коцебу одну изъ [174]обитательницъ острова Питкерна: она воротилась въ свое отечество на какомъ-то Европейскомъ кораблѣ, и, но порученію Адамса, должна была пріискать миссіонера, который могъ бы заступить его мѣсто, и управлять колоніею послѣ его смерти. Женщина сія, возвратившаяся въ послѣдствіи на островъ Питкернъ, говорила Коцебу, что въ цѣломъ свѣтѣ не было человѣка, который могъ бы сравниться съ Адамсомъ. — Капитанъ Бичи посѣтилъ о. Питкернъ въ 1825 году. Адамсъ, которому было тогда уже болѣе 60 лѣть, пріѣзжалъ на корабль; онъ былъ еще довольно свѣжъ и бодръ. Со времени прибытія на островъ онъ никогда не оставлялъ берега. Все, что представлялось его взорамъ на кораблѣ Капитана Бичи, возбуждало въ немъ воспоминаніе о прошедшемъ. Сначала замѣтно было въ немъ какое-то замѣшательство, усиливавшееся еще дружескимъ обращеніемъ тѣхъ, которыхъ онъ прежде того привыкъ почитать своими начальниками. Онъ все еще носилъ матрозскую одежду, и всякой разъ, когда подходили къ нему офицеры, почтительно снималъ шляпу съ сѣдой головы своей. Десять молодыхъ людей провожали его на корабль: стройный, высокій станъ, красивая наружность, вѣжливость въ обращеніи обратили на нихъ вниманіе всего экипажа. Въ то время все народонаселеніе острова состояло изъ 66 человѣкъ, въ числѣ коихъ были два новые поселенца. Съ перваго дня прибытія на островъ до 1821 года, 8 человѣкъ умерли естественною смертію, и родилось 52 человѣка. При столь быстромъ размноженіи населенія, малое пространство удобной земли острова, имѣющаго въ окружности не болѣе 12 верстъ, скоро сдѣлалось бы недостаточнымъ къ пропитанію жителей, и Адамсъ, въ заботливости своей о благосостояніи колоніи, просилъ Капитана Бичи, довести о семъ до свѣдѣнія Англійскаго правительства. Въ послѣдствіи стали говорить въ Англіи о переселеніи колоніи на Отагити или на какой нибудь другой островъ; но многіе возставали противъ этого. Бичи нашелъ на ГІиткернѣ новаго поселенца, Джона Бюффета, прибывшаго туда на какомъ-то иностранномъ кораблѣ. Ему такъ понравились островъ и его обитатели, что онъ рѣшился никогда не оставлять ихъ. Онъ занималъ мѣсто пастора, и обучалъ дѣтей чтенію, письму и ариѳметикѣ. При воскресномъ богослуженіи Адамсъ читалъ молитвы, а Джонъ говорилъ проповѣдь. — Бичи, прежде своего отъѣзда, долженъ былъ (по праву, предоставленному Англійскимъ капитанамъ на дальнихъ странствіяхъ), обвѣнчать Адамса съ его слѣпою и старою женою. Адамсъ говорилъ, что это было необходимо для успокоенія его совѣсти. Изъ письма, полученнаго Капитаномъ Бичи отъ Джона по возвращеніи уже въ Англію, узналъ онъ, что Адамсъ, послѣ кратковременной болѣзни, умеръ 5 Марта 1829 года. Жена пережила его нѣсколькими мѣсяцами.